gistory, Gistory_ru

gistory


gistory

История с Географией


Previous Entry Share Next Entry
На дальних подступах к столице. Морская артиллерия в боях под Вязьмой осенью 1941. Часть 2
gistory, Gistory_ru
gistory
На дальних подступах к столице. Морская артиллерия в боях под Вязьмой осенью 1941
Это вторая часть статьи, а первая тут
В.Миловидов, А.Федечкин. Морской сборник №12. 2010

Часть 2



Упорная оборона советских войск в районе Смоленска в июле - августе 1941 г. и последовавший затем контрудар под Ельней надолго задержали продвижение противника к Москве. Возобновить наступление на столицу ему удалось лишь 2 октября, нанеся мощные удары северо - и югозападнее Вязьмы, в обход наиболее укреплённых участков Западного и Резервного фронтов. Благодаря значительному превосходству в силах, немецко - фашистские войска прорвали нашу оборону, и к исходу 7 октября их танковые и механизированные группировки соединились у Вязьмы, окружив западнее города соединения 19 - й, 20 - й, 24 - й и 32 - й армий.

Вместе с армейскими частями в окружении оказался и 200 - й ОМАД. Быстрое продвижение противника прервало снабжение по железной дороге, однако дивизион имел значительный запас продовольствия, горючего и боеприпасов, позволявший вести боевые действия в течение долгого времени. Определённой помехой было лишь отсутствие зимнего обмундирования, так и не поданного вещевой службой ВМФ, но на этот факт моряки старались не обращать особого внимания.

Об ухудшении обстановки на фронте капитан - лейтенант Остроухов узнал 4 октября от командира 2й сд генерал - майора В.Р.Вашкевича, сообщившего о занятии противником г. Холм - Жирковский, находившегося глубоко в тылу, и продвижении его частей к Вязьме. Одновременно дивизиону было приказано готовиться к возможному отходу на новый рубеж обороны, для чего предусматривалось уничтожение стационарной материальной части, боеприпасов, разрушение укреплений. Оставшиеся вооружение и запасы надлежало «захватить с собой, используя наличные подвижные средства».

Но моряки не могли отойти без боя, не испытав своих орудий, с таким трудом доставленных и установленных на позициях. И такой случай вскоре представился.

Около 9 часов утра 8 октября командир 264 - й батареи, расположенной ближе других к Днепру, старший лейтенант А.П.Москвин доложил о появлении на противоположном берегу реки немецких разведчиков, вслед за которыми появились пехотные и кавалерийские подразделения, танкетки и артиллерия противника, спешившие к мосту. Немецкое командование, видимо, располагало данными (к счастью, весьма неточными) о наличии советской тяжёлой артиллерии на этом участке, и после полудня несколько десятков самолётов произвели бомбардировку местности с воздуха, осуществлявшуюся фактически наугад и давшую незначительные результаты. По некоторым данным, дивизион потерял убитыми лишь двух человек, в то время как материальная часть совершенно не пострадала.

С окончанием налёта по распоряжению начальника артиллерии 2 - й сд полковника М.К.Перхурова был открыт огонь по неприятельским частям, решившим «прощупать» передний край нашей обороны перед форсированием Днепра.

В 14 часов первый выстрел по наседающему противнику произвело 100 - мм орудие лейтенанта С.Т.Капустина (235 - я батарея), расположенное на окраине д. Горяйново, вслед за которым на врага обрушились залпы и других батарей – 264 - й и 6 - й. Огонь вёлся по видимым целям с дистанции 1800–3000 м фугасными снарядами. Управление им было децентрализованным – с командного пункта дивизиона лишь указывались цели, назначались огневые средства и количество боезапаса для их подавления, в то время как данные для стрельбы готовились непосредственно командирами батарей.

Огонь флотских артиллеристов был точным – в первые же секунды было зафиксировано попадание в группу разведчиков, расположившихся на противоположном берегу близ щита для учебной стрельбы, а вслед за этим подвижная батарея №6 старшего лейтенанта Г.Д.Фокина «тремя снарядами разнёсла конную батарею». Кроме того, прямыми попаданиями было уничтожено несколько танкеток, по словам наблюдателей, «подскакивавших от разрывов снарядов более чем на метр в воздух», и рассеяна колонна автомашин с пехотой.

Несмотря на нанесённый урон, противник стал сосредотачивать перед позициями 2 - й сд большие силы, и вечером дивизионом вновь был открыт огонь по скоплению фашистских войск. Все 20 орудий били одновременно несколько часов, ведя огонь фугасными и осколочно - фугасными снарядами как по видимым целям в разных пунктах, так и по площадям на дальности 15, 20 и даже 25 км. Особенно результативно действовали левофланговые батареи старшего лейтенанта А.П.Москвина (264 - я), капитана Н.К.Сорокина (263 - я) и старшего лейтенанта Г.Д.Фокина (6 - я), командиры которых умело управляли огнём своих орудий.

В ряде случаев дивизион, как отмечено в донесении, «действовал при поддержке местного населения». Так, к одной из батарей пришла женщина и сообщила, что «в её деревне обедают немецкие кавалеристы». Вслед за этим по указанному населённому пункту был произведён огневой налёт (выпущено около 100 снарядов), который нанёс противнику большие потери. Аналогичным образом в другой деревне удалось выявить скопление немецких танков и после уточнения данных с передовых наблюдательных пунктов своевременно накрыть вражескую бронетехнику 300 залпами 130 - мм орудий.

В целях противодействия наступлению немецко - фашистских войск (около 7 дивизий) вдоль автострады Москва–Минск командованием дивизиона решено было осуществить стрельбу по железнодорожной станции Дурово, где, по сведениям разведки, разгружались прибывающие эшелоны с резервами. Ближе к вечеру беглый огонь на дистанции 15 - 20 км открыли четыре батареи, в том числе две правофланговые 130 - мм №261 и 262, поддерживаемые 152мм орудиями на мехтяге МЛ - 20М. В течение получаса по станции было выпущено до 300 снарядов, причинивших серьёзные разрушения вокзалу и железнодорожным путям. Потери понёс и прибывший незадолго до того пехотный полк, эшелон с которым ещё не успел разгрузиться.

Огонь морских орудий 200 - го ОМАД продолжался непрерывно до 24 часов 8 октября. Всего за время восьмичасового артиллерийского боя батареями было выпущено около 5 тыс. снарядов и, по примерным подсчётам штаба 2 - й сд, «уничтожено и рассеяно до двух дивизий противника». За время стрельбы ни одного заедания в механизмах орудий зафиксировано не было. Скорострельность, достигнутая при беглом огне, составила для Б - 13 - IIc – 12 выстрелов в минуту; для Б - 24БМ – 13–14 выстрелов минуту.

При таком темпе стрельбы огромная нагрузка ложилась на заряжающих, выказывавших порой чудеса выносливости. Например, 1 - й снарядный одного из 130 - мм орудий дивизиона краснофлотец Е.В.Нижнеломовский, как указано в наградном листе, «лично произвёл 200 заряжаний», за что и был представлен к ордену Боевого Красного Знамени. В книге Г.В.Терновского «Военные моряки в битвах за Москву» (М: Издательство «Наука», 1968 г.) приводится ещё более впечатляющий результат – 370 заряжаний, достигнутый номерами расчётов 262 - й батареи, однако документально этот факт нигде не подтверждается.

В ночь на 9 октября был получен приказ о подрыве орудий. Их подрывали по очереди, начиная с крайних правофланговых. Вслед за уничтожением материальной части взорвали оставшийся боезапас и разрушили все постройки и подземные сооружения. Продовольствие, патроны к стрелковому оружию, гранаты, радиостанции погрузили на грузовые автомашины. Утром 9 октября личный состав 200 - го ОМАД начал отход на восток. Вслед за расчётами 233–235й батарей пешим порядком двигались моряки остальных подразделений, а параллельно им по просёлочным дорогам – колонна из 44 грузовиков и три орудия на мехтяге, для которых решено было оставить минимальное количество снарядов.

Совместно со стрелковыми подразделениями дивизион отходил к селу Богородицкому, где советским командованием планировался выход из окружения. Батарея №6 старшего лейтенанта Фокина сдерживала огнём наседающего противника.

Прорыв вражеского кольца начался утром 12 октября. Обнаружив наши части, немцы начали бомбить район их сосредоточения с воздуха и подвергли интенсивному пулемётно - миномётному обстрелу. Вслед за тем в атаку пошли немецкие танки.

Основной удар пришёлся по тыловым подразделениям, красноармейцы которых, бросив автомашины и повозки, начали беспорядочно отходить. Из - за образовавшегося на дороге затора остановилась и колонна моряков, вскоре попавшая под снаряды танковых пушек. Положение в очередной раз спасли три 152 - мм орудия МЛ - 20М, которые, заняв позиции для стрельбы, открыли огонь с дистанции в несколько десятков метров прямой наводкой. Стрельба флотских комендоров под руководством командира огневого взвода лейтенанта Чебатуркина оказалась весьма результативной – спустя несколько минут были подбиты четыре вражеские машины, чья броня буквально проламывалась взрывами 152 - мм фугасных снарядов. Ещё один танк ценой своей жизни уничтожил противотанковой гранатой краснофлотец 6 - й батареи А.И.Шахов.

Заставив отойти противника, краснофлотцы, сбросив шинели и бушлаты, в одних тельняшках сами пошли в контратаку. Их спокойная уверенность и активность, как отмечалось потом в донесении, «помогали покончить с неуверенностью красноармейцев, которые пошли за моряками, увлечённые примером мужества и бесстрашия». Стремительная атака, начатая артиллеристами 200 - го ОМАД, волею судьбы ставших пехотой, позволила выбить врага из трёх деревень, что во многом обеспечило выход советских частей из окружения.

Успех достался высокой ценой. Из 639 краснофлотцев и командиров, оставивших 9 октября свои позиции у Днепра, через вражеские боевые порядки у Богородицкого удалось прорваться лишь 350 – остальные погибли в бою или пропали без вести. Теперь военным морякам предстоял не менее трудный и опасный путь по немецким тылам к линии фронта, проходившей в районе Можайска. Преодолеть эти несколько десятков километров по вражеским тылам, учитывая значительную концентрацию войск противника, решено было двумя отдельными группами. Одну из них, наибольшую по численности, возглавил старший лейтенант Егоров, а вторую (около 100 человек), куда включили большинство командиров ОМАД и присоединившихся красноармейцев – капитан - лейтенант Остроухов. Материальную часть – орудия, автомашины и тракторы – пришлось уничтожить, а запасы распределить поровну между группами. Общее направление движения на восток избрали вдоль автострады Москва–Минск. Переход проходил в чрезвычайно сложных условиях. Моряки не имели точных карт местности и продвигались вперёд, ориентируясь, главным образом, по компасу. Шли ночами, от села к селу, вынося на руках тяжело раненых товарищей. Путь зачастую указывали лесники, жившие в глухих сторожках. Но, несмотря на помощь местного населения, группы, тем не менее, неоднократно натыкались на части и гарнизоны противника, попадая под обстрел и неся потери. Впрочем, столкновений даже с мелкими подразделениями старались избегать, чтобы не попасть в новое кольцо – плотность вражеских войск в этих районах была настолько высока, что временами «казалось, что повсюду немцы». Большой проблемой явилась нехватка продовольствия. Поскольку получить его в достаточном количестве у голодающего местного населения было невозможно, моряки под покровом темноты проникали в занятые врагом селения и добывали из остановившихся в них на ночёвку немецких грузовых автомашин консервы, концентраты и сухари.

Переход по вражеским тылам продолжался несколько суток. В 25–30 километрах западнее Можайска моряки столкнулись с тыловыми частями основной немецкой группировки, ведшей бои с частями Красной Армии. Поскольку сил для прорыва на этом направлении было явно недостаточно, было принято решение повернуть на север и, найдя разрыв в немецких порядках, выйти из окружения между Можайском и Волоколамском, что и было с успехом исполнено через несколько дней. 26 октября 1941 г. 35 моряков во главе с капитан - лейтенантом Остроуховым прибыли в столицу. Чуть позже вышли к своим и другие оставшиеся в живых моряки. Мужество и героизм, проявленные морскими артиллеристами в боях на дальних подступах к Москве, были высоко оценены Родиной – 23 человека (в том числе пятеро посмертно) награждены орденами Боевого Красного Знамени.

11 ноября 1941 г. последовал приказ наркома ВМФ №00424 о расформировании 200 - го ОМАД. Однако его история на этом не закончилась. Уцелевший личный состав был направлен на формирование 14 - го гвардейского миномётного дивизиона моряков (это официальное название подразделения), командиром которого был назначен бывший командир 264 - й батареи капитан - лейтенант А.П.Москвин, а начальником штаба – капитан Г.Д.Фокин. В составе этой части моряки - артиллеристы участвовали во многих сражениях Великой Отечественной войны, завершив свой боевой путь в мае 1945 г. у стен Берлина.

Литература и источники


1. ЦВМА, ф. 430, оп. 1, д. 29, 45, 49, 1270, 3, 1848; Ф. 2, оп. 16, д. 2, оп. 13, д. 1; Ф. 3, оп. 1, д. 555, 443; Ф. 513, оп. 5852, д. 10.

2. ЦАМО, ф.219, оп. 699, д. 16, 17, 23, 24, 27, 28, 29, 32 - 34, 44 - 46, 53 - 55, 58 - 61, 94, 95, 97, 98, 109, 112.

3. Форма одежды личного состава военно - морских сил РККА Отдел из - ва НКО СССР, - Л. - М., 1934.

4. «Морской сборник» №10 за 1981 г., №10 за 1935 г., №10 за 1926 г., №9 за 1936 г.

5. Унгерман Н.И. Временные береговые батареи Москва, 1936.

6. Сухопутная оборона береговых батарей и эксплуатация оборонительных сооружений. Стенограмма доклада по итогам 2 лет войны, 1944.

7. Терновский Г.В. Военные моряки в битвах за Москву. – М., Наука, 1968.

8. Инженерные войска в боях за Советскую Родину. – М., Воениздат, 1970.

9. Перечнев Ю.Г. Советская береговая артиллерия. История развития и боевого применения. 1921 - 1945 гг. АН СССР, Институт военной истории Министерства обороны СССР. – М., Наука, 1976

10. Москва и судьбы Российского Флота. Москва, Мосгорархив, 1996.

11. Кузнецов Н.Г. Курсом к победе. – М., Голос, 2000.

12. Лопуховский Л. Вяземская катастрофа 41 - го года. – М., Яуза - Эксмо, 2006.

13. Старый цейхгауз, №28. В.Миловидов, А.Федечкин

******************
Оригинал тут

Карты и дополнительная информация


В настоящее время, по информации Вадима Миловидова, места установок орудий севернее Минского шоссе полностью уничтожены, там пахотные поля. После войны взорванные орудия были распилены на металлолом.

Орудия были установлены на деревянных основаниях, от которых сейчас ничего не осталось. Батареи располагались на господствующих высотах, поскольку предполагалась стрельба по танкам прямой наводкой.



Схема противотанковой обороны района Мишутино - Попово.


Схема противотанковой обороны района Мишутино - Попово. Вязьма

Скачать схему большого размера.


Места расположения морских батарей, на цифровой карте Google Maps



Просмотреть 200 - й ОМАД на карте большего размера

Полоса обороны 133 Стрелковой Дивизии по рубежу реки Днепр. На этой схеме также обозначены позиции морских орудий.
 Полоса обороны 133 СД по рубежу р Днепр

Скачать схему большого размера


Места расположения морских батарей и долговременных сооружений (ДОТ, ДЗОТ), на цифровой карте Google Maps



Просмотреть Полоса обороны 133 СД на карте большего размера

promo gistory march 6, 2014 20:25 14
Buy for 1 000 tokens
Ищу родственников тех, кто строил оборонительные на московском направлении, а также любую информацию связанную с этим. Воспоминания, фотографии, газетные вырезки, все что может рассказать о событиях лета-осени 1941 года. Значительную долю строителей составляли москвичи, но вместе с ними работали…

?

Log in

No account? Create an account