gistory, Gistory_ru

gistory


gistory

История с Географией


Previous Entry Share Next Entry
Будущая Москва
gistory, Gistory_ru
gistory
Это статья из журнала "Техника Молодежи" за 1935 год. В ней популярно рассказывается о том, какой должна стать Москва через 10 лет после начала выполнения Генерального плана реконструкции. Колоссальную перестройку столицы прервала война и в итоге многие планы остались лишь планами.
Как следует из статьи, уже в 1935 году предполагалось, что в Москве будет очень много машин - сотни тысяч единиц, в том числе личного автотранспорта. Для них планировали строить подземные гаражи и стоянки. Уже тогда предполагалось, что многие дороги будут пересекаться в разных уровнях, что было реализовано на набережных.
Трамваи выносились на окраины, для создания хордовых связей между линиями метро. Кольцевая структура города дополнялась хордами, при этом число колец увеличивалось.
Предполагалось широкое использование электротранспорта (троллейбусы и электромобили) и водного транспорта, в том числе строительства каналов, позволявших совершить плавание вокруг Москвы.
Еще один момент, на который стоит обратить внимание, это планируемое жилищное строительство. Предполагалось существенно улучшить качество жилья и уйти от коммунальных квартир. И хотя отдельные "исследователи" утверждают, что Москву предполагалось застраивать чуть ли не бараками - планы по строительству 15 млн метров жилой площади  за 10 лет говорят сами за себя.




Будущая Москва

Статья тов. Давыдова открывает специальную серию статей, посвященных будущей Москве. Редакция не предполагает с исчерпывающей точностью предугадать в этих статьях облик будущей столицы во всех ее деталях. Задача серии — уяснить всю грандиозность реконструкции, намеченного по инициативе т. Сталина. Редакция надеется, что величественный пбраз будущего города, как он рисуется на основе постановления ЦК ВКП(б) и Совнаркома, вдохновит широчайшие массы читателей и поможет им в борьбе за наилучшую. реализацию исторического постановления.


Трудно сейчас писать о будущей Москве. Трудно потому, что она, безусловно, будет величественнее, прекраснее, лучше всех ее описаний, всякого полета фантазии. Это доказывает опыт метро. Разве мог кто-либо ¦представить себе все величие и красоту московского метрополитена в то время, когда на улицах города еще высились копры шахт, а в Сокольниках — горы вынутого грунта?
Сейчас Москва будущего—еще только в чертежах, проектах, планах, колонках цифр. Предстоит огромная работа, чтобы воплотить все это в жизнь, в новые монументальные дома, широкие нарядные улицы, величественные площади, обширные парки, мосты, каналы, памятники столицы. Эта работа по грандиозности не имеет себе равной. Строительство первой очереди московского метро бледнеет, отступает на задний план перед нею. Нам известны грандиозные мировые стройки — Суэцкий канал, Панамский канал, здесь каждый раз шло дело об узко определенной технической задаче. В проекте будущей Москвы речь идет по существу о коренном переустройстве и создании за десять лет в известном смысле нового города. У нас сейчас 15 с лишним миллионов квадратных метров жилой площади надо построить еще столько же. У нас заасфальтировано было в 1934 г. 2 млн. 611 тыс. квадратных метров, а надо покрыть асфальтом все улицы и площади города. Водопровод подает в город сейчас 45 миллионов ведер воды, а он должен будет давать в четыре раза больше. Какую бы отрасль городской жизни и городского хозяйства мы ни взяли, всюду нас поражают гигантский размах и колоссальный рост. Реконструкция Москвы — это многосторонняя задача, охватывающая промышленное, жилищно-бытовое, культурное строительство. В этой многосторонности ее основная отличительная черта.

Известны ли в истории подобные попытки коренного переустройства старого сложившегося города? Нет, ничего равного ни по целям, ни по масштабам история городов всего мира не знает. В XIX веке парижский префект Осман разбил на месте устаревших укреплений бульвары, прорезал широкими улицами густо-застроенные рабочие районы. Цель Османа была проста: отнести подальше от буржуазного центра трущобы, в которых ютился парижский пролетариат и откуда, как богини мщения, нападали на буржуазные кварталы эпидемии. Помимо этого он думал уничтожить всякую возможность победоносного народного восстания: на широкой магистрали, рассчитывал Осман, не построить баррикады. Осман был агентом буржуазии, он заботился о ее самозащите, о ее классовых интересах.
Задачи реконструкции Москвы диаметрально противоположны. Создать город с нормальными, здоровыми условиями жизни для трудящихся — вот задача нашей реконструкции. Да и по своему объему работа Османа, хотя она и была самой крупной буржуазной попыткой перепланировки города, ни в какое сравнение не может идти с реконструкцией Москвы, тем более, что Осман так и не довел до конца своих планов.
Впервые в истории человечества победивший рабочий класс борется за переустройство старинного города (Москве сейчас 779 лет) в интересах самих трудящихся. Какие же основные принципы положены в основу генерального плана реконструкции Москвы?
Самые острые вопросы московской городской жизни в настоящее время — это жилищный вопрос и организация городского движения. В Москве тесно жить. Движение по ее узким улицам, запруженным публикой, трамваями, автомобилями, затруднено. Жилищные затруднения — не новое явление в Москве. Еще до мировой войны жилой фонд Москвы совершенно не соответствовал численности и нуждам населения. По численности населения Москва в предвоенные годы занимала девятое место в мире, — следовательно, могла считаться сравнительно крупным городом. Однако, ни в чем так ярко не отражалась отсталость, азиатское варварство российского капитализма, как в жилищном хозяйстве старой Москвы. Московские домовладельцы — большей частью купцы — получали колоссальные барыши. В 1912 году чистые доходы домовладельцев составляли около 60 миллионов рублей золотом. Какие же дома давали такие барыши? Больше половины московских домов были одноэтажными зданиями, меньше трети — каменными, остальные — деревянными и смешанными.
Около полумиллиона жителей — рабочих и трудящихся — ютилось в каморках, грязных фабричных казармах, в так называемых коечных квартирах. Старые обитатели таких кварталов, как Зарядье, рассказывают, как на койке спали родители, а под койкой - дети. Во всем Зарядье едва ли насчитывалось 10 уборных в домах, — ограничивались «отхожими местами» во дворах. И это в центре города, рядом с торговыми рядами—жилой крепостью московского купечества,—рядом с кремлевскими храмами!



Это схема планировки новой Москвы. Грандиозные работы, ведущиеся по программе, указанной в постановлении СНК и ЦК ВКП(б), превратят Красную столицу в наиболее красивый и благоустроенный город мира. Посмотрите на карту. Вам бросаются в глаза несколько колец из черных линий. Это исторически сложившаяся радиально кольцевая система улиц. Она принята в основу планировки Москвы. Ее заполняет система новых улиц, разгружающих центр города от движения. Вы видите цепь жирных, черных точек — это существующая граница города. Проектируемая граница будущей Москвы очерчена цепью черных тире, перемежающихся с жирными точками. Вокруг этой гигантской территории создается мощный лесопарковый защитный пояс в радиуса до 10 километров. Этот пояс оцепляет весь город и через парки, набережные и бульвары проходит к центру — Новая Москва будет самым зеленым, цветущим и здоровым городом.

А знаменитая московская «Труба» (Трубная площадь), Хитров рынок! До самой мировой войны в течение полувека «ставили вопрос» об уничтожении трущоб Хитрова рынка и постройке для бездомных городского ночлежного дома. Но Хитровка была уничтожена только Советской властью, потому что владельцы ночлежек яростно боролись против всяких попыток уничтожить это золотое дно. По официальным отчетам московской городской управы каморочно-коечные квартиры на окраинах Москвы приносили домовладельцам в 5 раз больше доходов, чем благоустроенные дома в центре города, С какой же стати при этих условиях стали бы московские капиталисты тратить деньги на слом старых, кишевших людьми и насекомыми лачуг и строить новые дома? Так и дожила Москва до самой мировой войны— большой, деревянной, грязной, неблагоустроенной деревней.

Война, интервенция, гражданская война еще более ухудшили положение. Только после победоносного окончания гражданской войны Советская власть смогла приступить к восстановлению городов, в том числе и Москвы. Особый размах эта работа получила после июньского пленума ЦК ВКП(б) 1931 года, на котором в докладе тов. Кагановича был поставлен вопрос о реконструкции городов СССР и Москвы, в частности и в особенности. Вопрос этот был выдвинут По инициативе тов. Сталина. С тех пор, начиная с 1931 г., мы ежегодно строим в Москве по 450—500 тысяч квадратных метров жилплощади, в то время как до войны в самые лучшие годы строилось не более, чем по 200 тысяч квадратных метров. Другими словами, мы строим в два—-два с половиной раза больше, чем старая буржуазная Москва. Однако еще быстрее росло население. Создание в Москве крупной тяжелой индустрии: машиностроения, автомобилестроения, электротехнической промышленности; возникновение новых втузов и научно-исследовательных институтов; рост количества служащих — все это увеличило население в такой степени, что развернувшееся большое жилищное строительство могло только смягчить, но не уничтожить жилищные трудности, жилищную тесноту.
Генеральный план реконструкции Москвы, ставит перед нами определенную задачу — выстроить в течение десяти лет 15 миллионов квадратных метров жилой площади при населении в 5 миллионов человек ко времени окончания плана. Создание такого жилого фонда, даже учитывая неизбежный снос некоторой части существующих домов, означает значительное улучшение жилищных условий трудящихся. Вместо старых деревянных, ветхих домишек будут выстроены новые не ниже 6 этажей, снабженные всеми удобствами дома. Плотность застройки будет значительно меньше существующей, так как территория города увеличивается больше чем вдвое, с 28,5 тысяч га до 60 тысяч га — за счет прирезки новых земель. Внутри жилого квартала будут устроены большие открытые площадки, зеленые и цветные насаждения.


Качество строящихся домов будет несравненно выше построек 1931—1933 гг. Высота комнат увеличена с 2,8 до 3—3,2 метра. Лестницы делаются шире. Значительно улучшаются стандарты на деревянные детали, скобянку (ручки, шпингалеты и т. п.). Особое внимание будет обращено на внутреннюю планировку квартир. Сейчас объявлена война комнатам с 6—-8 углами, которые раньше оправдывались «конструктивными» соображениями. Стены кладутся толще —- в 2 кирпича, вместо полутора. Полы, рамы, двери будут допускаться только из сухого леса. На много повышается качество штукатурки и. окраски. Постройка нового газового завода под Москвой и осуществление дальнего газоснабжения позволят дать газ во все новые дома и в большинство старых домов. В новой Москве не будет больше варварского истребления наших лесов в голландских печах и неэкономных котельных в каждом доме. Будут построены новые мощные теплоэлектроцентрали, которые дадут тепло и горячую воду. В новой Москве вероятно широко будет осуществлена американская система «Эйркондишионинг», которая регулирует одновременно и температуру, и влажность, и чистоту воздуха в здании. Удаление мусора будет облегчено устройством в новых домах специальных мусоропроводов. Применение новых облицовочных материалов — марблита (его можно видеть на станциях метро), мозаичных плиток в кухнях, уборных, ваннах — даст возможность мыть стены и поддерживать идеальную чистоту. Изящные детали электроаппаратуры из пластических масс, хромированные скобяные изделия, умно продуманные и хорошо выполненные мелочи, различные санитарно-технические устройства, замки, полки, стенные шкафы, хорошо изолирующие звук полы, потолки, стены и перегородки создадут в новой московской квартире .максимум удобства и спокойствия. Электричество и газ широко внедрятся в быт, панна и душ сделаются неотъемлемой принадлежностью каждой квартиры, исчезнут закопченные кухни с их специфическим запахом, и последний примус будет сдан за ненадобностью сборщикам утиля. Жизнь станет просторнее, чище, радостнее! Коммунальная квартира перестанет давать пищу советским юмористам.



Представьте себе, что, отдохнув после работы в своей новой благоустроенной уютной квартире, житель будущей Москвы решил погулять по городу. Он направляется, допустим, на площадь Свердлова. По прежнему «последний извозчик» Москвы, Аполлон Бельведерский, мощной рукой удерживает бешено рвущихся вперед коней над фронтоном Большого театра. Но площадь перед ним уже не та, какую мы привыкли видеть. Исчезла компрессорная станция метростроя у Китайгородской стены, да и самой стены нет, нет и уродливых кирпичных зданий за нею. ГУМ снесен, Красная площадь расширена вдвое и гранитными уступами соединяется с площадью Революции и площадью Свердлова. Метрополь на месте, но напротив него вместо здания «Континенталя», где сейчас Восток-кино, возвышается угловая башня гостиницы Моссовета. В первом этаже ее вход на станцию метро «Площадь Свердлова». Дома слева от Большого театра перестроены и соединены колоннадой с Большим театром, являясь как бы его левым крылом. Справа от Большого театра колоннада идет к Малому театру, — правому крылу всего этого архитектурного комплекса. Сквозь колоннаду видна уходящая вдаль Петровка.
От площади Свердлова мимо гостиницы Моссовета житель Москвы - 1945 года идет к Дворцу Сонетов. Перед ним гладкое зеркало асфальта. Исчезли трамвайные рельсы, так портившие улицы: трамвай вынесен за пределы кольца «Б». Бесшумно пробегают троллейбусы, так как советские конструкторы еще в 1936 году добились полного уничтожения шума от трущихся механизмов и «свиста» токоприемника. К парфюмерному магазину в первом этаже гостиницы бесшумно подъезжает грузовой автомобиль. Привезли новую партию товара. На автомобиле буквы «Э. М.». Это отличительный знак электромобиля, который получит широкое применение при перевозке, не требующей большой скорости и сопряженной с частыми остановками. Электромобили, получающие ток от аккумуляторов, бесшумны, не дают выхлопных газов, не расходуют дорогого бензина, очень выносливы. Они сразу дают большое ускорение, а уход за электромотором очень прост. В перевозке товаров, почты, уборке мусора электромобили к 1945 году почти вытеснили бензиновый автомобиль.
С угла Охотного ряда и улицы Горького открывается изумительный вид на огромную площадь, ограниченную зданиями гостиницы «Националь», Американского посольства, университета, Манежем и Кремлевским садом.
Все дома, которые сейчас еще стоят перед гостиницей Моссовета (Лоскутная гостиница, Экспортлес), снесены. Образовавшаяся площадь — одна из лучших в Москве.

Вместе с гуляющим москвичом мы двигаемся дальше по проспекту Дворца Советов. Нас поражает мощное, но в то же время такое спокойное движение машин и пешеходов. Не слышно трамвайных звонков, гудков и сирен автомобилей. В городе ведется планомерная борьба с шумом. Сигналы автомобилей с 5 часов дня до 7 часов утра запрещены. Скептики предсказывали рост несчастных случаев. Они ошиблись. Шоферы стали осторожнее — только и всего. Москва в этом отношении с успехом применила опыт Лондона, Парижа и других больших городов.
За Манежем раскрывается во всю ширь величественная перспектива проспекта. Новое и старое здание Библиотеки Ленина, дальше новый Музей Революции — здание, облицованное красным полированным гранитом, за ним — Музей изящных искусств. Это справа. Слева — Кремль, Кремлевский сад, Новый Каменный мост. Все остальное До Дворца Советов снесено, и его ажурная громада предстает перед зрителем во всем своем величии.
Дворец господствует над всем. Статуя Ленина как бы парит над городом. Ее видно издалека. За Дворцом Советов просторно раскинулись здания Академии Наук. Это целый город. Библиотека, лаборатории, здания съездов, музей — вытянулись до самого берега Москвы-реки. Низменных, заброшенных Лужников не узнать. Они застроены великолепными общественными зданиями, среди которых выделяется выставка индустрии социализма. Миллионы кубометров грунта с трассы метро были использованы на подсыпку Лужников. Опоясанные гранитной лентой Москвы-реки они из «черного двора» Москвы превратились в ее нарядный центр.
Лужники очутились в центре города, потому что город перешагнул за Москву-реку и Ленинские горы. Как раз у Лужников лег новый величественный мост, соединяющий проспект Дворца Советов с новой юго-западной территорией, Этот район Москвы создан целиком Советской властью. Он застраивается по-американски. Сначала прокладывается все подземное хозяйство — коллектора с водопроводными трубами, электрическими кабелями, телефонными проводами и т. д. Затем асфальтируются улицы и, наконец, строятся большие многоэтажные дома. Широкие проспекты, масса зелени и воды (она заполнила бывшие овраги), спокойная радостная архитектура зданий делают этот район прекрасным. Здесь, на юго-западе, на территории, выбранной Л. М. Кагановичем, творческие силы нового общества развернулись полностью. Их не стесняли сложившиеся условия планировки и построенные ранее здания. Если на примере метро страна социализма показала, что можно сделать в условиях подземного сооружения, то здесь показано, что даст расцвет искусства, творчества, фантазии в социалистическом обществе в условиях богатой зеленью, высокой, лесистой, здоровой местности, окаймленной голубой лентой реки. Зелень, вода, белые изящные здания, скульптура, воздушная арка моста, перекинутого через реку, изумительный вид на Москву, открывающийся с высоких Ленинских гор, — все в целом создает незабываемую, величавую красоту.

Наш москвич, дойдя до новой площади в Лужниках и полюбовавшись панорамой Ленинских гор и нового города, решил совершить поездку на катере по реке. Он хотел занять место в одном из водяных такси-глиссеров, но затем решил, что глиссер с его скоростью хорош для деловых поездок, а для спокойной, неторопливой экскурсии лучше воспользоваться водным трамваем.
Водный трамвай медленно скользит по Москве-реке. Перед пассажирами развертывается изумительная панорама москворецких набережных. По мысли тов. Сталина они превращены в лучшую магистраль города. Величественные многоэтажные дома, среди которых особенно поражает гигантский жилой комплекс на Смоленской и Ростовской набережных, выстроенных по проекту академика Щусева. Дома отделяются от реки широкими асфальтированными проездами. Всюду между группами домов, в глубине дворов виднеются газоны, деревья, цветы. Облицованные терразитом, мраморной крошкой, «протопоповским камнем», дома прекрасно гармонируют со строгой красотой гранитных набережных, местами прерывающимися широкими сходами к воде. На реке царит оживленное движение. Водный трамвай, глиссеры, пассажирские пароходы, направляющиеся к каналу Волга — Москва или из Волжских портов в Москву, бегут друг другу навстречу. Выше Бородинского моста по ажурному металлическому метро-мосту проносятся поезда метрополитена. Они проходят несколько десятков метров по эстакаде и снова ныряют в черные отверстия тоннеля.


Водный транспорт широко развился в Москве. Внутреннее водное кольцо: Химкинское водохранилище — Северный канал — Яуза — Москва-река, внешнее водное кольцо: Клязьминское водохранилище — Восточный канал — Москва-река, — запружены пассажирскими и грузовыми пароходами, катерами, буксирами, баржами, водными трамваями. Два порта — один пассажирский и один грузовой обслуживают это оживленное движение. В нескольких местах для спрямления Москвы-реки сооружены каналы. Реку и каналы пересекают новые мосты, приподнятые по 'сравнению со старыми мостами для пропуска больших судов. Мосты соединяются с улицами эстакадами, поэтому уличное движение по набережным не перекрещивается с движением с мостов. Вообще движение в двух уровнях получило широкое распространение в городе.
Сотни тысяч автомобилей, автобусов, троллейбусов, такси потребовали, спрямления и расширения улиц, смягчения уклонов (например, Рождественской горы), расширения площадей. Магистрали расширены до 30—40 метров, а где позволили условия и больше. В обход центра проложены магистрали: от Белорусско-Балтийского вокзала улиц к Октябрьскому и Киевскому вокзалу, от Октябрьского — к Курскому. Таким образом, на исторически сложившуюся радиально-кольцевую систему улиц как бы наложена квадратная сетка. Все эти меры значительно облегчили условия движения городского транспорта.
Сеть метро, достигшая к 1945 г. 60 километров, отвлекла значительные потоки дальних пассажиров с и коренным образом разрешила проблему городского движения. Густая сеть трамвайных линий связала между собой окраины. В центре господствуют только автобусы и троллейбусы. 10 тысяч такси постоянно готовы к услугам жителей новой Москвы и приезжих. Количество частных машин увеличивается с каждым годом, Москва строит подземные гаражи и стоянки, так как на земле уже не хватает места для машин.
Наряду со всеми этими мероприятиями начинается строительство канала Ока — Дон, который соединит Москву с Азовским и Черным морями и тем самым превратит ее в порт крупного значения.

__________

на фото без подписи здания Всесоюзного института экспериментальной медицины (ВИЭМ). Для него была выделена площадка на Октябрьском поле. Сейчас там располагается комплекс "Курчатовского института", краеведы считают, что одно или два здания все же были построены перед войной.

promo gistory march 6, 2014 20:25 14
Buy for 1 000 tokens
Ищу родственников тех, кто строил оборонительные на московском направлении, а также любую информацию связанную с этим. Воспоминания, фотографии, газетные вырезки, все что может рассказать о событиях лета-осени 1941 года. Значительную долю строителей составляли москвичи, но вместе с ними работали…

?

Log in

No account? Create an account