?

Log in

No account? Create an account
gistory, Gistory_ru

gistory


gistory

История с Географией


Previous Entry Share Next Entry
Нефтяные ресурсы Германии и ее вассалов
gistory, Gistory_ru
gistory
Я как-то замечал (в комментариях к постам), что ввероятно в СССР были "аналитики", которые оценивали возможности противника, в первую очередь экономические. И на основе этого "анализа" принимались стратегические решения. Например, к осени 1941 года, реководство СССР по всей видимости уверовало в то, что Германия неспособна провести крупное наступление в сентябре-октябре и соответственно фронт стабилизируется на зиму. На это прямо указывает статья Александра Шпирта, который написал немало о слабости немецкого нефтяного сектора. Впрочем, эта слабость и борьба с дефицитом горючего не помешала вермахту провести колоссальное наступление в октябре 1941 года и дойти до Москвы. Где, впрочем, и застрял, в том числе из-за проблем на которые указывали советские "аналитики".

Статья была опубликована в сентябрьском номер журнала "Военная мысль" за 1941 год.



А. ШПИРТ[1]
НЕФТЯНЫЕ РЕСУРСЫ ГЕРМАНИИ И ЕЕ ВАССАЛОВ

Огромное военное значение нефти выявилось еще в годы мировой войны 1914—1918 гг. Уже тогда, выражаясь словами Керзона, союзники «на волнах нефти смогли приплыть к победе». Степень обеспечения армий нефтепродуктами в огромной мере влияла на успешность военных операций. Так, осенью 1914 г. только в результате мобилизации парижского автотранспорта были своевременно подброшены необходимые французские подкрепления на Марну. В феврале 1916 г., используя автотранспорт, французское командование в течение одной недели перебросило к Вердену 190 000 человек, 23 000 т огнеприпасов и 2 500 т других грузов.

Развитие авиации и применение танков в последние годы войны еще больше повысили значение жидкого топлива. В 1918 г. армии Антанты, щедро снабжавшиеся американской нефтью, расходовали на Западном фронте ежемесячно до полумиллиона тонн горючего. Между тем в этот же период германских запасов горючего хватало на фронте в среднем лишь на 20 дней при спокойной обстановке, а когда развертывались активные действия — только на 10 дней. Действия специальных частей немецкой армии, их авиации и подводных лодок ограничивались скудным рационом жидкого топлива. В результате количество боевых вылетов авиации из месяца в месяц снижалось.



Борьба за овладение нефтяными источниками часто определяла направление отдельных крупных операций. Достаточно сказать, что дефицит жидкого топлива, остро ощущавшийся в Германии уже в 1916 г., заставил ее форсировать наступление на Румынию. Правда, здесь сыграло свою роль и то обстоятельство, что на германское командование нажимали нефтяные общества и банки, мечтавшие о хищнической эксплуатации румынских нефтепромыслов. Оккупировав Румынию, германские военные власти пытались наладить бесперебойное снабжение своей армии и флота румынской нефтью. Однако им удалось вывезти из Румынии немногим более миллиона тонн. После разгрома Болгарии в октябре 1918 г. Германия лишилась возможности эксплуатировать румынские нефтяные источники. Это обстоятельство, по признанию генерала Людендорфа, сыграло заметную роль в ускорении капитуляции Германии.

Политические деятели Антанты Клемансо, Керзон и Ллойд-Джордж неоднократно подчеркивали огромное влияние нефтяной проблемы на исход войны. Ллойд-Джордж в своих мемуарах пишет, что, если бы германские войска не были допущены в Румынию, союзники имели бы возможность закончить войну еще в 1916 г. Без румынской нефти, по мнению Ллойд-Джорджа, «...центральные державы утратили бы нступательную способность окончательно, а их обороноспособность сократилась бы также в очень ощутительной степени... Германия оказалась разбитой отчасти потому, что мы ввели в действие против нее нефтяные санкции», — заключает он.

За четверть века, между первой и второй мировыми войнами, потребление нефтепродуктов увеличилось почти в 6 раз. Этот огромный рост потребления жидкого топлива вызван массовым применением двигателей внутреннего сгорания. Так, тоннаж моторных и паровых судов, работающих на нефтяном топливе, увеличился почти в 25 раз, количество автомобилей — в 21,5 раза. Накануне второй мировой войны в капиталистических странах насчитывалось 1,5 млн. тракторов.

Колоссально возросла сейчас и зависимость вооруженных сил от разрешения проблемы нефти. Военно-морской флот всех крупных капиталистических государств переведен на нефтяное топливо. Накануне нынешней войны удельный вес моторизованных и механизированных частей в сухопутных армиях систематически повышался. Большая часть артиллерии моторизована. Автотранспорт широко используется для переброски войск, грузов и обслуживания различных тыловых служб. В 1938 г. танковый парк крупнейших капиталистических государств по числу машин был неизмеримо больше, чем танковый парк Антанты и Германии: в годы мировой войны 1914—1918 гг. По количеству же лошадиных сил, а следовательно, и по размерам потребления горючего современные танки во много раз превосходят машины, применявшиеся во время минувшей мировой войны. По ориентировочным подсчетам, военная авиация капиталистического мира в 1938 г. насчитывала около 40 000 самолетов — в несколько раз больше, чем в 1918 г. В то же время мощность моторов современных самолетов возросла так сильно, что- простое количественное сопоставление машин не дает правильного представления о действительных размерах потребления авиацией моторного горючего.
Все это говорит о том, что исход современной войны зависит от того, в какой степени воюющим государствам! удастся разрешить проблему нефти. Об этой зависимости современных армий от обеспеченности жидким горючим товарищ Сталин говорил еще на XV съезде ВКП(б). «Воевать без нефти нельзя, подчеркивал он, — а кто имеет преимущество в деле нефти, тот имеет шансы на победу в грядущей войне».

В лихорадочной подготовке к войне, которую в последние годы проводил германский фашизм, проблема обеспечения жидким горючим занимала центральное место. Сколько понадобится нефтепродуктов; в «большой» войне и удастся ли покрыть эту потребность гитлеровской Германии — этим вопросам уделялось значительное место в фашистской печати. Среди многочисленных статей, написанных на эту тему большей частью в хвастливо-демагогическом тоне, наибольший интерес заслуживают работы геолога-экономиста Фриденсбурга и военного -специалиста Штейнбергера. Статья последнего была помещена в 1936 г. -в военном журнале -«Deutsche Wehr». По подсчетам Штейнбергера, «некоей великой державе», под которой нетрудно угадать Германию, во время войны потребуется ежегодно 12 650 000 т жидкого топлива.

Эта потребность видна из нижеприведенной таблицы.

Потребление жидкого горючего в течение года войны (в тысячах тонн)

Потребители Дизельное
топливо
Мазут Бензин Смазочные
масла
Общая
потребность
Армия ......................................
Воздушные силы...............................
Морской флот .....................
Хозяйство страны ..........................
3000
1
450
1850
1800 2000
100
1 300
500
150
200
300
5 500

  1. 700

  2. 000
    3 450

Всего 6 300 1 800 3 400 1 150 12 650

В состав сухопутной армии, взятой Штейнбергером (он именует ее «гипотетической»), входит 300 дивизий, .10 500 танков, 13э.000 грузовиков, 40 000 легковых автомобилей и 60 000 мотоциклов. Весь танковый парк и 100 000 грузовиков работают на дизелях, остальной автотранспорт — на бензиновых моторах; танки — по 3 часа, а грузовики — по 6 часов ежедневно. Авиация «гипотетической» армии насчитывает 7 500 военных, 300 гражданских и 1 200 учебных самолетов. Расход топлива для воздушных сил, включая аэродромы, зенитные соединения и автотранспорт, обслуживающие воздушный флот, исчисляется, при средней продолжительности работы для военных самолетов по 4 часа в день, в 1 450 000 т дизельного топлива, 100 000 т бензина и 150 000 т смазочных масел. При определении потребности морского флота Штейнбергер исходит только из нужд военного флота, считая, очевидно, что торговый флот будет пользоваться углем. Общий тоннаж военного флота Штейнбергер определяет в 500 000 — 600 000 т.

Следует учитывать также, что в своих расчетах Штейнбергер имел в виду широкое внедрение в немецкой авиации, танковых войсках и автотранспорте дизельных моторов. В действительности же Германии не удалось осуществить массовый перевод самолетов танков на дизельные моторы. Отсюда общая потребность в бензине будет выше указанной Штейнбергером.

«Может ли быть вообще удовлетворена потребность в моторном топливе в современной войне» — так называлась статья Фриденсбурга опубликованная в 1937 г. в журнале «Der Deutsche Volkswirt». При всех обстоятельствах, подчеркивает автор, потребление жидкого топлива «воюющей великой державой» составит не менее 15—20 млн. т. Покрытие этой потребности за счет собственной добычи, по его мнению, возможно лишь в США и СССР; остальные же страны не смогут полностью удовлетворить свои нужды в нефтепродуктах, даже при наличии беспрепятственного импорта.

Фриденсбург не разделяет надежд большинства немецких и итальянских авторов на возможность покрытия потребности в жидком горючем путем производства искусственного топлива. Он правильно отмечает, что производство синтетического моторного топлива осуществимо лишь, в странах, богатых углем. Само собой разумеется, что Италия, почти полностью зависящая от импорта угля, не может быть отнесена к этим странам. Но и в Германии, которую Фриденсбург прямо не называет, производство синтетического бензина не сможет разрешить нефтяной проблемы. В ходе войны, по его Мнению, могут встретиться такие затруднения, что покрыть всю или хотя бы основную часть потребления нефти вооруженными силами будет невозможно.

«Само собой разумеется, — пишет Фриденсбург, — что действующей армии следовало бы рекомендовать соблюдение экономии в потреблении горючего; потребление во время войны, естественно, склонно к известной расточительности. Независимо от практической возможности экономии в отдельных частях армии, нельзя недооценивать также психологического ущерба, который причинит сражающимся войскам обязанность щепетильно-экономного бюджета в то время, когда противник поставлен в значительно лучшие условия. Как показала мировая война, дело заключается не только в том, чтобы хватало материала для выполнения определённых заданий, например для готовности к атаке определенного отрезка фронта или для минимальных разведывательных или защитных полетов. Неограниченное расходование материалов, как, например, упорный и обильный артиллерийский обстрел или массовое введение в действие аэропланов, немедленно даст заметный перевес над значительно- хуже снабженным противником. Вся стратегия современности в столь, значительной степени построена на подвижности всех частей действую щей армии, что вынужденная экономия неизбежного при этом потребления моторного горючего может повлиять самым нездоровым образом на общие операции и парализовать решимость полководца».

Фриденсбург недоговаривает. Еще более тяжелые последствия для командования армии приносит сознание систематического истощения ресурсов. Оно связывает масштабы операций, ставя их в зависимость не только от наличия материальных средств, но и от возможности их дальнейшего получения. Более того, ухудшение материального снабжения армии, а затем и перспектива полного его прекращения выдвигают вопрос о нецелесообразности дальнейшего ведения войны. Так было в Германии осенью 1918 г. В материалах комиссии рейхстага, выяснявшей причины поражения Германии, имеются интересные показания генерала фон-Кюля, которые бросают свет на обстановку в германском генеральном штабе после разгрома Болгарии в октябре 1918 г. Перед генеральным штабом, по заявлению Кюля, встал вопрос, как долго можно продолжать сопротивление без румынской нефти и не повлечет ли за собой захват Румынии союзниками необходимость немедленного прекращения военных действий. После длительной дискуссии немецкие военные руководители пришли к следующим выводам: авиация сможет продолжать свою работу еще два месяца в полном объеме, а по истечении этого срока она совершенно выбывает из строя; автотранспорт также сможет работать с полной нагрузкой еще два месяца, а затем его деятельность должна будет сократиться наполовину; имеющиеся запасы смазочных масел будут израсходованы в полугодичный срок, после чего все машины будут обречены на бездействие.

В завуалированной форме Фриденсбург приходит, таким образом, к выводу, что Германия не сможет обеспечить нужды своей армии в жидком топливе. Он предупреждает, что в грядущей войне победа может достаться противнику, находящемуся в лучших условиях в отношении снабжения нефтепродуктами.

Опыт военных действий «а западноевропейском театре в 1940 г. показал, что расчеты Фриденсбурга о потребности в горючем, его пессимистические выводы о перспективах обеспечения горючим Германии сказались правдоподобны. По сообщениям! иностранной печати, в период операций во Франции немцы имели 5 000 боевых самолетов и 7 500 танков. Согласно тем же данным ежедневно действовало 3 000 самолетов. Общий расход нефтепродуктов в течение 45-дневного периода наиболее активных военных действий в мае—июне составил около 1,5 млн. т горючего. Таким образом, в год при этих масштабах и интенсивности операций понадобилось бы около 12 млн. т жидкого топлива.

Война, которую Гитлер начал против Советского Союза, требует значительно большего запаса горючего. Это объясняется целым рядом особенностей Восточного фронта: большей протяженностью и глубиной фронта, упорством сопротивления Красной Армии, что заставляет немецко-фашистское командование вводить в действие одновременно большее количество сил, больше маневрировать ими как с целью переброски резервов, так и ввиду срыва намечаемых оперативных планов. По оценкам иностранной печати, до сих пор на Восточном фронте немцы вынуждены расходовать не менее 2 млн. т нефтепродуктов в месяц.

Кроме нужд Восточного фронта, необходимо учесть потребность в жидком топливе германо-итальянских гарнизонов, расположенных в оккупированных странах, Авиации, действующей на Западе и в Африке, а также итальянских и германских военно-морских судов, что в общей сложности составит примерно около 500 000 т в месяц. Необходимо принять также во внимание не только нужды армии, но и различных отраслей хозяйства как в самой Германии, так и в оккупированных ею странах и, наконец, в вассальных государствах — Италии, Венгрии, Финляндии и Румынии. Баланс жидкого топлива гитлеровской Германии нельзя рассматривать изолированно от этих стран, так как все они в той или иной мере, за исключением 'Румынии, снабжаются из нефтяных ресурсов Германии.

Гитлеровская Германия всячески приспособляет сельское хозяйство и частично промышленность оккупированных стран и вассальных государств к удовлетворению своих нужд. Но сокращение потребления жидкого топлива этими странами лишает Германию возможности максимальной эксплуатации их ресурсов. Ряд авторов (Фридуолд и другие) считают, что минимальный расход жидкого топлива на невоенные нужды не может быть меньше двух третей довоенного потребления. Это составляет примерно 0,5 млн. т в месяц. Таким образом, общая потребность Германии и ее вассалов в нефтепродуктах выражается в 2,5— 3 млн. т в месяц.

Каковы же источники снабжения, из которых фашистская Германия может покрывать свою потребность в горючем? Их. можно разделить на три группы: внутренние ресурсы, запасы и импорт.

Добыча нефти в самой Германии невелика. Она сосредоточена в основном в Ганновере. В 1939 г. было добыто около 650 000 т сырой нефти и, по оценке американского журнала «World Petroleum», почти столько же в 1940 г. Интенсивные поиски новых нефтяных месторождений не дали благоприятных результатов.

В 1937 г. в Германии работало девять предприятий, производивших из угля около 800 000 т синтетического жидкого топлива. В 1938 г. были пущены в эксплуатацию еще два завода. Общая продукция искусственного жидкого топлива достигла 1 150 000 т. Мощность же работавших и заканчиваемых строительством предприятий к концу 1939 г. составляла 2,6 млн. т (1 900 000 т  по методу гидрогенизации угля и 700 000 по методу газового синтеза Фишера-Тропша). К 1941 г. производственная мощность заводов синтетического топлива оценивалась в 3,5 млн. т в год. Исходным сырьем! для некоторых заводов (предприятия в Лейне, Гельзинкирхене) является каменный уголь, а для других (в Белене, Магдебурге и др.)— бурый уголь. Надо отметить, что почти все заводы синтетического топлива подвергались в течение 1940 г. многократным бомбардировкам английской авиации. Эти бомбардировки причинили настолько серьезные разрушения, что по оценкам иностранных специалистов производство синтетического горючего в 1941 г. составит не более 2,2 млн. т.

По данным январского номера журнала «Соп1ешрогагу Кеу1е\у», в 1938 г. в Германии было использовано в качестве моторного топлива 440 000 т бензола. Учитывая большой расход бензола для производства взрывчатых веществ, надо полагать, что применение его в качестве моторного топлива в настоящее время значительно уменьшилось. Мало перспективным в качестве заменителя является и расширение применения спирта. Еще в 1937 г. было установлено снижение примеси спирта к бензину с 10 до 8,5%. Максимальная цифра использования спирта для этих целей в 1938 г. — 185 000 т. Вероятно, в 1940 г. она резко снизилась вследствие острой потребности в спирте для медико-санитарных нужд. Кроме того, необходимо учесть, что основным исходным сырьем для производства спирта являются продукты питания (картофель, свекла и др.), в которых в Германии ощущается острая нужда.

Иностранная печать отмечает все увеличивающиеся затруднения Германии в снабжении смазочными маслами, потребление которых ежегодно составляло свыше 0,5 млн. т. Так, в 1938 г. было ввезено 550 000 т. Несмотря на все усилия, смазочные масла не удалось получить синтетическим путем, как это было сделано в отношении моторного топлива.

Нефтяные ресурсы оккупированных стран крайне незначительны. Наиболее крупное эксплуатируемое месторождение в Польше (нефтяные промыслы в Ясло) дает ежегодно 150 000 т. В Австрии добывается 110 000 — 115 000 т. Основное месторождение нефти во Франции (Пехельброни, в 40 км от Страсбурга) дает около 70 000 т в год, а чехословацкое— всего 17 000 т. Производство синтетического топлива в промышленных масштабах налажено только во Франции. В городе Бетюн, находящемся в оккупированной зоне, имеется завод синтетического топлива. Производственная мощность его — 100 000 т в год. Летом 1941 г. бомбардировками английской авиации заводу в Бетюне были причинены серьезные повреждения. Таким образом, ежемесячная добыча всех ресурсов жидкого топлива (натуральная нефть и заменители) в самой Германии и оккупированных ею странах составит около 300 000 т.

В еще более худшем положении находятся вассалы Германии — Италия, Венгрия, и Финляндия.

Италия обладает очень незначительными ресурсами жидкого топлива. Добыча нефти в самой Италии за последние годы не только не увеличилась, но резко упала. Если в 1938 г. там было добыто 27 000 т нефти, то в 1940 г.—всего 7 000 т, почти в четыре раза меньше. Основным источником снабжения Италии нефтью служил импорт из заокеанских стран (США, Венецуэлы) и заморских (Албании, Румынии и Ирака). Фашистская печать, несмотря на почти полное отсутствие у Италии собственных нефтяных ресурсов, на протяжении ряда лет твердила о скором наступлении «нефтяной автаркии». Еще задолго до воины Муссолини возвестил, что в 1938 г. Италия полностью покроет внутренними ресурсами потребность в моторном горючем. В начале 1938 г. срок наступления «нефтяной автаркии» был перенесен на 1940 год.

По планам итальянского фашизма основным источником покрытия потребностей в жидком горючем должны были стать искусственное жидкое топливо и албанская нефть. В фантастичности этого плана легко убедиться, если учесть, что Италия испытывает острый дефицит в угле, а продукция албанской нефти совершенно недостаточна. Это вынуждены были признать и наиболее трезвые итальянские специалисты. В докладе, посвященном проблеме обеспечения Италии топливом, председатель Аджипа (итальянское нефтяное общество) Пуппини весьма пессимистически рассматривал возможности расширения топливной базы. По его подсчетам, значительно преуменьшенная потребность Италии в горючем в 1940 г. должна была составить 12,5 млн. т твердого топлива и 3 млн. т жидкого топлива. Собственными ресурсами, по мнению Пуппини, при благоприятных условиях удастся покрыть только 4 млн. т твердого топлива и 700 000 т жидкого.

Италия в результате английской блокады оказалась отрезанной от основных заморских источников снабжения нефтью. Добыча албанской нефти во время войны с Грецией резко упала. Следует отметить также, что добыча нефти в Албании сама по себе невелика (максимальная цифра 300 000 т в гад), а кроме того, она ограничена недостаточной мощностью нефтепровода, по которому перекачивается нефть из Деволи в порт Валона. Низкое качество албанской нефти требует специальной переработки ее на нефтеперегонных заводах, выстроенных в Бари и Ливорно. Оба эти завода, так же, как и прочие установки по переработке нефти, расположены на побережье и являются уязвимыми для атак как с воздуха, так и е моря. По нефтепродуктам, так же, как и по углю, Италия перешла на иждивение гитлеровской Германии.

Добыча нефти в Венгрии, начатая только в последние годы, в г. составила около 230 000 т. Это примерно треть потребности мирного времени. Финляндия не имеет никаких источников нефти и полностью зависит от импорта.

Единственным исключением среди, вассалов фашистской Германии является Румыния, которая не только полностью покрывает свои нужды в жидком горючем, но до последнего времени была крупным экспортером нефти. В 1941 г. в журнале Геринга «Vier Jahresplan» была помещена статья, в которой подчеркивалась необходимость базировать снабжение Германии жидким горючим не на синтетическом топливе, а на румынской нефти. В какой мере основательны эти надежды, можно судить, лишь ознакомившись с размерами импорта Германии и Италии и нефтяными ресурсами Румынии. Поданным английского журнала «Economist» (21 марта 1940 г.), в 1938 г. было ввезено в Германию 5 млн. т нефтепродуктов. Из этого количества 80 % импортировано из заокеанских стран (главным образом из Венецуэлы и США). В Италию в том же году было ввезено 2 600 000 т также преимущественно из заокеанских стран.

Каковы же ресурсы Румынии? В 1936 г. в Румынии было добыто 8,7 (млн. т нефти. В последующие годы добыча падала, и в 1940 г. было добыто не более 5,5 млн. т. В 1941 г. продукция румынских нефтеперегонных заводов еще больше снизилась в результате как вывода из строя некоторых предприятий, так и дезорганизации производства на остальных в связи с недостатком квалифицированной рабочей силы и выездом английских и французских инженеров и специалистов. За первые пять месяцев 1941 г. добыто 2,25 млн. т против 2,55 млн. т за тот же период в 1940 г.

Основным районом добычи нефти я Румынии является Плоешти; до 60 % экспорта нефти шло через Констанцу — единственный морской порт Румынии. Кроме Черного моря, в качестве водного пути использовался Дунай.

В течение первых же недель войны советская авиация нанесла сокрушительный удар по румынскому нефтяному центру Плоешти и важнейшим портам — Констанце, Галацу, Оулине и Браилову. В результате бомбардировок уничтожены сотни тысяч тонн нефтепродуктов, разрушены и повреждены нефтеперегонные заводы и подвижной состав.
Огромные разрушения причинены Констанце, где сосредоточены крупнейшие нефтехранилища. Под ударами советских самолетов находится и судоходство по Дунаю — основной артерии, соединяющей Германию с ее вассалами. Разрушение советской авиацией 11 августа железнодорожного моста через р. Дунай, около станции Черновода, нанесло серьезный удар транспортировке нефти. Через этот мост проходило все железнодорожное сообщение между основными центрами Румынии и румынским черноморским побережьем. Одновременно с разрушением моста был уничтожен и нефтепровод, проложенный под нижним настилом моста. В результате приостановлены железнодорожные перевозки между Бухарестом и Констанцей, и нефтехранилища на черноморском побережье не смогут в течение долгого времени пополняться горючим из нефтяных районов страны. Все это делает Румынию малонадежным источником нефти для фашистской Германии.

Таким образом, как видно из приведенных нами данных, основные источники снабжения Германии и ее вассалов нефтью в результате действий советской и английской авиации делаются все менее надежными и снабжение как синтетической, так и натуральной нефтью будет из месяца в месяц снижаться. Если взять максимальные цифры текущего поступления жидкого топлива (в том числе и из Румынии), оцениваемые в 500 000—600 000 т в месяц, то разрыв между потребностью в жидком горючем и ресурсами стран «оси» составит примерно 2—2,5 млн. т в месяц.

Единственным источником, за счет которого может быть частично покрыто недостающее количество нефти, являются запасы. К моменту нападения гитлеровской Германии на СССР ее запасы нефтепродуктов, включая и захваченные в оккупированных странах, по данным иностранной печати, составляли до 7 млн. т. Исходя из того что германское командование будет вынуждено экономить горючее, иностранные эксперты считают, что всех этих запасов хватит примерно на 6 месяцев. Подсчеты эти надо признать весьма оптимистичными, так как они не учитывают все увеличивающегося размаха налетов советской и английской авиации, в результате которых выбывают из строя не только нефтеперегонные заводы и предприятия искусственного топлива, но и крупные нефтехранилища. Кроме того, немалые запасы горючего уничтожаются советскими партизанскими отрядами. Все это уже привело к тому, что на ряде участков фронта немецкие танки зарываются в землю из-за отсутствия горючего.

Истощение запасов нефтепродуктов при неминуемом уменьшении текущего поступления жидкого топлива, несомненно, уже в ближайшие месяцы сильно отразится на боеспособности фашистской армии. Действия танков и авиации будут ограничены.

Острый дефицит жидкого-топлива, невозможность разрешения проблемы обеспечения нефтяными ресурсами послужили стимулом к возрождению старых планов германского империализма о захвате нефти на Ближнем Востоке. Как и четверть века назад, германский фашизм поставил себе целью овладеть иранской и иракской нефтью. В дни мятежа, организованного нацистскими резидентами в Ираке, германская печать детально подсчитывала, какое количество нефти сможет оттуда получить Германия и как укрепятся ее позиции на Ближнем Востоке. Как известно, эта авантюра окончилась крахом. Ирак с его четырьмя с лишним миллионами тонн ежегодной добычи нефти был очищен от фашистских агентов. Занятие Сирии английскими войсками и частями де-Голля прочно укрепило английские позиции на Ближнем Востоке.

Гитлеровский план фашистского переворота в Иране преследовал еще более далеко идущие цели. Нефтяные ресурсы Ирана в 2,5 раза больше ресурсов Ирака. В 1940 г. в Иране было добыто 104 00 000 т нефти. Германский фашизм ставил своей задачей не только захват иранской нефти, но и превращение Ирана в плацдарм для нападения на Советский Союз и Индию. Немецкая агентура организовала на территории Ирана многочисленные диверсионные группы, которые должны были разрушить бакинские нефтепромыслы я лишить Советский Союз этой крупной нефтяной базы. Вступление советских и английских войск на территорию Ирана опрокинуло и эти планы германского фашизма.

Двадцать лет назад недостаток нефтепродуктов, как отмечает Фриденсбург, чрезвычайно тяжело отразился на боеспособности германской армии. В нынешней войне при колоссально возросшей роли нефти дефицит ее будет во много раз ощутительнее. Последствия же нехватки нефтепродуктов, так же, как и других ресурсов — людских и материальных, будут те же: неминуемый разгром фашистской Германии и ее вассалов в войне против коалиции демократических стран, обладающих неисчерпаемыми ресурсами, в том числе и нефтяными.



[1] Шпирт Александр Юлианович (1903-1982) - экономист, доктор экономических наук (1942), профессор, старший научный сотрудник Института востоковедения АН СССР.
Окончил юридический факультет Киевского института народного хозяйства (1924) и экономический факультет Московского института народного хозяйства (1930). С 1932 преподавал в московских вузах, с 1947 - профессор. Одновременно с 1936 - сотрудник Института мирового хозяйства и мировой политики АН СССР, с 1956 - Института востоковедения АН СССР.

Posts from This Journal by “Тайфун” Tag


promo gistory march 6, 2014 20:25 14
Buy for 1 000 tokens
Ищу родственников тех, кто строил оборонительные на московском направлении, а также любую информацию связанную с этим. Воспоминания, фотографии, газетные вырезки, все что может рассказать о событиях лета-осени 1941 года. Значительную долю строителей составляли москвичи, но вместе с ними работали…

  • 1
>Например, к осени 1941 года, реководство СССР по всей видимости уверовало в то, что Германия неспособна провести крупное наступление в сентябре-октябре и соответственно фронт стабилизируется на зиму.

Я бы отнёс подобные статьи к разделу "Пропаганда для внутреннего потребления", а не к действительным мыслям советского руководства. Тем более, что они начали появляться практически с самого начала войны.

Несомненно это "Пропаганда для внутреннего потребления", но реальные мысли высшего руководства мы не знаем. Но это были достаточно популярные тезисы.
Кроме того, лично Сталин еще в конце июля говорил Гарри Гопкинсу, что осенью немцы не смогут вести активных действий из-за погодных условий. Было бы интересно посмотреть материалы переговоров в сентябре в плане поиска аналогичных оценок для союзников.

Надо еще отметить, что Шпирт не упоминает про советские поставки нефти к Германию, и возможно, в правительстве СССР считали, что они были для Германии очень важны.

Есть определённая корелляция подобных статей с немецкими успехами (вторая волна - май-июнь-июль 42-го). Когда успехов у немцев нет, такие статьи не выходили.

>Кроме того, лично Сталин еще в конце июля говорил Гарри Гопкинсу, что осенью немцы не смогут вести активных действий из-за погодных условий.

То погода. И тут тоже есть своя подоплёка - "вкладывайте в нас, мы не рухнем".

>Надо еще отметить, что Шпирт не упоминает про советские поставки нефти к Германию, и возможно, в правительстве СССР считали, что они были для Германии очень важны.

Объём поставок известен (и он в разы меньше румынских), так что вряд ли их переоценивали.

Согласен, что Англию и США очень беспокоила устойчивость СССР в ближайшие месяцы. Возможно это даже привело к некоторому осторожному оттягиванию поставок (хотя и не факт). Потому действительно советская сторона "пиарилась".

Возьмём, например, "Красную звезду":

12 июля - Вишнев С. Запасы сырья в фашистской Германии иссякают;
16 июля - Крайнев Н. Промышленность Германии под ударами английской авиации;
19 июля - Ерусалимский А. Гитлеровская Германия - в тисках могучей коалиции;
29 июля - Гранов Ю. Надолго ли хватит горючего фашистской Германии?;
29 августа - Карра В. Истощение ресурсов стратегического сырья в Германии.

оценка военного потенциала противника с точки зрения его финансовых возможностей- один из методов действующий у нас. В послевоенные годы это предположительно было 10-е управление ГРУ

Крайне интересно, спасибо за труд по публикации!

  • 1