gistory, Gistory_ru

gistory


gistory

История с Географией


Previous Entry Share Next Entry
В капиталистическом окружении.
gistory, Gistory_ru
gistory
Эта часть мемуаров мне кажется несколько искусственной. Возможно Давлетшин пользуется неким послезнанием и это в некотором роде более художественное произведение, чем жесткий дневник-описание происходившего. Возможно тут нашли свое отражение тезисы или как сейчас говорят "темники" немецкой пропаганды.

Оригинал взят у sogenteblx в В капиталистическом окружении.
Ещё один кусок из мемуаров Тамурбека Давлетшина. У этих спорщиков был некоторый шанс пережить надвигающуюся зиму 1941/42 годов. Пока же они пребывали в полосе неочевидного.
На русском публикуется впервые.

Разговоры в рижском лагере для командиров, вторая половина сентября 1941 года

Во второй половине сентября стояла хорошая погода, было солнечно, сухо и тепло. Командиры сидели перед бараком на свежем воздухе и, одни в беседах, другие в одиночном раздумьи, проводили время. С одной стороны нашего лагеря шла улица, на которой стояли большие дома. Все окна на домах были пронумерованы, на каждом звене окна во всю его величину была или наклеена вырезанная из белой бумаги цифра, или она была написана белой краской. По мостовой проходили евреи с жёлтой звездой, величиной с чайное блюдце, на спине и на груди. С другой стороны находился когда-то хороший парк, теперь деревья в нём были срублены; иногда по воскресеньям в парке показывались люди, мужчины и женщины с детьми, они издалека смотрели на наш лагерь. Пленным было запрещено близко подходить к проволоке, и время от времени на стене у входа в барак висело объявление, что такие-то пристрелены при приближении к проволоке.
Командиры сидели с безразличным видом, не обращая внимания на то, что было вокруг лагеря. Иногда завязывалась между ними беседа, возникал диспут о том, как пойдёт дальше война. Многие командиры, особенно кадровые, которые отступали с западных границ, были уверены, что война кончится скоро, и кончится поражением Советского Союза.

-Чем же будет воевать Красная армия, когда все самолёты, танки, орудия, боевые припасы попали в руки немцев, войска находятся в плену, промышленность парализована, враг стоит под Москвой? Кто может остановить наступление немцев? Вот возьмут они Москву и — конец войне! — говорил один из командиров.
-Так легко война не кончится, — возражал обросший бородой, низкого роста командир, который, за неимением шинели, ходил, закутавшись в плащ-палатку. — Наши сибирские войска ещё нетронуты, наша промышленность на Урале и в Сибири работает, самолёты и танки мы будем иметь; если немцы даже и возьмут Москву, то это ещё не будет означать поражения страны. Взятие столицы — это ещё далеко не равносильно победе над страной…
-Если Красная армия отступила с западных границ, то в этом виноваты вредители, враги народа, которые продались немцам, адмирал Кузнецов, генерал Павлов и им подобные, — вмешался третий.
-Продались ли Кузнецов, Павлов или ещё кто-то немцам — это для нас с тобой темно, никто их не судил и не доказал их виновность… Допустим, что твоя правда, что они продались немцам. Тогда надо спросить себя — почему они продались? Почему не немецкие генералы продаются нам, но наши продаются немцам? Ответь мне на этот вопрос!
-Это влияние капиталистического окружения…
-Ты это оставь! Здесь тебе не профсоюзное собрание, чтобы морочить людям головы фразами о капиталистическом окружении. Это избитая фраза, но ложная… Капиталистическое окружение…! Какой же это самый передовой в мире государственный строй, как это у нас неустанно твердят, если он так боится одряхлевшего капитализма! Если идеи, которыми руководятся большевики — самые прогрессивные, как они говорят, тогда пора бы им, этим идеям, оказывать своё влияние на капиталистический мир, а не бояться его.


-Ясно, предатели виноваты в развале фронта, — вступил в разговор молодой лётчик. — Как же не они виноваты, посудите сами: мы стояли недалеко от западных границ, и в субботу, накануне войны, нам был дан приказ разобрать на аэродроме самолёты. Понятно, утром пришлось оставить их там разобранными…
-Скажи, кто же нас продал во время финляндской войны, когда этот 3,5-миллионный народ потряс всю страну? — спрашивал командир пожилых лет, из запасных, бывший участник Гражданской войны.
-Не за что нам воевать! — отвечал он сам, — нас всех превратили в серую массу наёмных рабов под надзором партийных и профсоюзных надсмотрщиков. Вот почему мы плохо воюем! Оружием одним на войне не победишь, ежели люди не имеют чего защищать, кроме своего рабства. Было время — и без оружия побеждали. Вконец разорённая страна боролась против интервенции четырнадцати держав, люди добровольно брали винтовки в руки и в лохмотьях, в лаптях шли грудью против врагов и выбрасывали их одного за другим из страны…
-А разве не те же люди у нас сейчас?
-Люди те же, но настроение другое! Люди обманутые… Им обещали землю и волю, а что дали? Рабство! Крестьян превратили в крепостных, работающих на государство; рабочих прикрепили к фабрикам и заводам и наказывают тюрьмой за оставление рабочего места. Не за это боролись они в годы Гражданской войны, не за это боролись и погибли Чапаев, Щорс, Лазо и тысячи других безымянных народных героев. Знали бы они, что будет так, как это есть теперь, тогда бы они боролись не на стороне большевиков, а против них.
-А вы думаете, немцы несут порядок и свободу стране?
-Что они несут стране, народ не знает, но он не верит, что немцы такие, какими рисует их советская пропаганда. Народ разуверился в своих правителях… Люди же видят, как им в глаза неправду говорят… Чёрное называют белым, нужду и нищету называют зажиточной жизнью, недостаток — изобилием, рабство — свободой, бесправие — демократией. Быть может, немцы действительно такие, как говорят большевики, но народ не верит им, он не знает уже, когда говорят ему правда, когда — неправду.

-А что же, по-вашему, народ хочет восстановления царизма, возвращения помещиков что ли? — вставил горячо один молодой командир.
-Кто же толкует об этом? Царизм и помещики — это известное пугало советской пропаганды: это она вбивает в головы людям ложный страх, представляя дело таким образом, как будто существуют лишь две возможности —большевизм или царизм; дескать, если не будет советской власти, то вернётся царизм. Народ не хочет ни того, ни другого, ни большевизма, ни царизма. Хрен редьки не слаще! Есть другие государственные формы, лучшие, чем царизм и большевизм, и наш народ заслуживает лучшего.
-Немцы покажут ещё, за кого они считают русский народ, чего он, по-ихнему, заслуживает… Вот уничтожат они миллионы его лучшей части — интеллигенцию, обезглавят его и страну превратят в колонию…
-Сколько уничтожат немцы народу, мы ещё не знаем. Несомненно, погибнет много людей, без этого не обойдётся, но сколько большевики уничтожили — это мы хорошо знаем, причём они уничтожили не в военное время, а в самые мирные годы, уничтожили не вражеское население, а своё собственное…
-Нет, немцам не удержаться в нашей стране; народ увидит, кто они, и поднимется против них, а советская система изменится, если не теперь изменится, то изменится по окончании войны. Строгости, введённые в последние годы, продиктованы военной опасностью. После победы над фашизмом военная опасность исчезнет, и надобность в строгостях отпадёт…

Спор продолжался долго; одни подходили и присоединялись к спорящим, другие, послушав молча, уходили. Быть может, по психологическому принципу «Мы видим то, что хотим видеть», почти все были уверены, что война кончится в ближайшие месяцы, и пленные будут освобождены.
Вскоре привезли в Ригу врачей Елену и Владимира Якимюк, которые были оставлены для работы в лазарете в Шимске, с ними прибыл ещё врач Хантемиров. Елена Якимюк жила на малом дворе, Владимир Якимюк и Хантемиров жили вместе с нами на чердаке. Они привезли вести о том, что немцы идут всё вперёд.
-Победоносное немецкое оружие, — сказал Якимюк, — скоро возьмёт Москву и Ленинград, и войне будет конец.
А Хантемиров добавил:
-К Новому году всё кончится!

Posts from This Journal by “перепост” Tag


promo gistory march 6, 2014 20:25 14
Buy for 1 000 tokens
Ищу родственников тех, кто строил оборонительные на московском направлении, а также любую информацию связанную с этим. Воспоминания, фотографии, газетные вырезки, все что может рассказать о событиях лета-осени 1941 года. Значительную долю строителей составляли москвичи, но вместе с ними работали…

  • 1
Оппозиция. Оппозиция never changes.

Так ведь парень работал у немцев в пропаганде, удивляться нечему

  • 1
?

Log in

No account? Create an account