gistory, Gistory_ru

gistory


gistory

История с Географией


Previous Entry Share Next Entry
Совпадение? Ну думаю.
gistory, Gistory_ru
gistory

После присуждения нобелевки Светлане Алексиевич, перечитал ее без сомнения эпохальный труд "У войны не женское лицо", который она создавала с 1978 по 2004 год. Как я понимаю, была "лайт версия" в 1985 году и полная версия в 2004 году.
Иного у Алексиевич не читал и не осуждаю. Собранные интервью это конечно колоссальный труд и было бы здорово, если бы они были в итоге оцифрованы. Артем Драбкин сегодня верно написал, что необходимо отрешаться от рассказчика. Но, это очень сложно, а в 80е, когда собирался основной материал для книги это было и невозможно. И более того, автор получила тогда психологическую травму, которая оказала воздействие на всю ее последующую судьбу.

Кстати интересный момент - можно подсматривать в Подвиг Народа, по поводу наград, хотя у многих ее героинь поменялись фамилии и в базе указаны награды за 1985 год.

В книге я наткнулся на три эпизода, которые вероятно использовал Никита Михалков для своих "Утомленных 2". Вообще, мне кажется, что книга Алексиевич оказала большое влияние на выписывание военного образа Нади Котовой.

Дисклеймер - это отрешенные наблюдения и не содержат оценок книги и фильма.

Итак:

Эпизод с кремлевскими курсантами "с винтовкой против танка" у Михалкова.
У Алексиевич:


 Самое сильное  впечатление...  На всю жизнь... Было это  в  первый год,
когда мы  отступали... Я  увидела, мы прятались  за кустами, как  наш солдат
бросился  с винтовкой на немецкий танк и бил прикладом по броне. Бил, кричал
и плакал, пока не упал. Пока его не расстреляли немецкие автоматчики. Первый
год воевали с винтовками против танков и "мессеров"..."
     Полина Семеновна Ноздрачева, санинструктор


Другой широко осуждаемый эпизод, когда умирающий танкист просит Надю показать грудь.
У Алексиевич:


"У меня было ночное  дежурство... Зашла в палату  тяжелораненых.  Лежит
капитан... Врачи предупредили меня перед дежурством, что  ночью он  умрет...
Не дотянет до утра... Спрашиваю его: "Ну,  как? Чем тебе помочь?" Никогда не
забуду... Он  вдруг улыбнулся,  такая  светлая  улыбка  на измученном  лице:
"Расстегни халат... Покажи мне свою  грудь... Я давно не  видел жену..." Мне
стало стыдно, я что-то там ему отвечала. Ушла и вернулась через час.
     Он лежит мертвый. И та улыбка у него на лице..."


Воспоминание примерно о том же.

"Выходили из окружения...  Куда ни кинемся - везде немцы. Решаем: утром
будем прорываться с боем. Все равно погибнем, так лучше погибнем достойно. В
бою. У нас было три девушки. Они приходили ночью  к каждому,  кто  мог... Не
все,  конечно, были способны.  Нервы, сами  понимаете.  Такое дело... Каждый
готовился умереть...
     Вырвались утром  единицы... Мало... Ну, человек семь, а было пятьдесят.
Посекли  немцы  пулеметами... Я вспоминаю  тех девчонок с благодарностью. Ни
одной утром не нашел среди живых... Никогда не встретил..."


Третий: Надя вытаскивает двух раненых, один из которых оказывается немцем.
У Алексиевич:


 Под  Сталинградом... Тащу  я двух раненых.  Одного протащу  - оставляю,
потом - другого. И так тяну их по очереди, потому что очень тяжелые раненые,
их нельзя  оставлять, у обоих, как это проще объяснить, высоко отбиты  ноги,
они истекают кровью.  Тут  минута дорога, каждая  минута. И  вдруг, когда  я
подальше от боя отползла, меньше стало дыма, вдруг я  обнаруживаю, что  тащу
одного нашего танкиста и одного немца... Я была в ужасе: там  наши гибнут, а
я немца  спасаю.  Я  была в панике... Там, в  дыму, не разобралась...  Вижу:
человек  умирает, человек  кричит...  А-а-а... Они  оба обгоревшие,  черные.
Одинаковые.  А тут я разглядела: чужой медальон, чужие часы,  все чужое. Эта
форма проклятая. И что теперь? Тяну нашего раненого  и  думаю: "Возвращаться
за немцем или нет?"  Я понимала, что если я его оставлю, то он скоро  умрет.
От потери крови... И я поползла за ним. Я продолжала тащить их обоих...


Наверняка есть и другие переклички между фильмом и книгой.

Posts from This Journal by “книги” Tag

  • Книга про Новоград-Волынский УР

    В Киеве вышла книга про Новоград-Волынский УР. Тираж - 250 экземпляров. Цена на рубли порядка 1500 + пересылка - недешевая (книжка весит 1,5 кг).…

  • Старик Державин их заметил...

    За более чем полгода после издания "Оленинский рубеж" добрался до Тверских краеведов. В Тверской библиотеке прошла выставка, на которой…

  • И все как один умрем за Русь Святую…

    Книга «Своя чужая война», заявлена как дневник русского офицера вермахта, на самом деле является «карманным» справочником по…

  • Стартовал non/fiction

    Сегодня в Центральном Доме художника на Крымском Валу открылась 18 Международная ярмарка интеллектуальной литературы non/fictio№, которая продлится…

  • Москва 1941

    Однажды в суровую зимнюю пору ко мне постучался товарищ sirjones... Действительно, была зима, декабрь и SirJones сделал предложение,…

  • Печатный продукт

    Тема "28ми" находит свое воплощение и в новоизданных книгах К премьере фильма "28 панфиловцев"! Первый правдивый роман о…

  • Торопецкая операция. Части 5 и 6

    Перепечатка книги серии "Из опыта боев Отечественной войны", которая была издана Военно-историческим отделом Генерального штаба Красной…

  • Торопецкая операция. Часть 4.

    Перепечатка книги серии "Из опыта боев Отечественной войны", которая была издана Военно-историческим отделом Генерального штаба Красной…

  • Торопецкая операция. Часть 3

    Перепечатка книги серии "Из опыта боев Отечественной войны", которая была издана Военно-историческим отделом Генерального штаба Красной…


promo gistory march 6, 2014 20:25 14
Buy for 1 000 tokens
Ищу родственников тех, кто строил оборонительные на московском направлении, а также любую информацию связанную с этим. Воспоминания, фотографии, газетные вырезки, все что может рассказать о событиях лета-осени 1941 года. Значительную долю строителей составляли москвичи, но вместе с ними работали…

  • 1
Артем Драбкин сегодня верно написал, что необходимо отрешаться от рассказчика. Но, это очень сложно, а в 80е, когда собирался основной материал для книги это было и невозможно. И более того, автор получила тогда психологическую травму, которая оказала воздействие на всю ее последующую судьбу.

Да уж, тут, по-моему, травму получить как нефиг делать. Помню, я несколько месяцев назад на сайте Драбкина читал воспоминания женщины, вся семья которой, кроме неё, погибла в войну. У неё был муж, три ребёнка, мать. Муж погиб на фронте, они попали в оккупацию, немцы, отступая, вывезли их и отправили в концлагерь. По дороге умерли дети, мать умерла в лагере. Я когда эти воспоминания прочитал, сутки ходил ушибленный. А я ведь с человеком не разговаривал, просто файл читал - экран, а на нём буквы.

Здравствуйте. Если бы не присуждение премии, никто об Алексиевич не вспомнил. Её произведениия (я читал не только "У войны не женское лицо", но и "Цинковые мальчики" и "Чернобыльская молитва") собрание говна, грязи, и жареных фактов. Объективности ноль. Больше желания шокировать читателя. Может поэтому и перекликается с фильмом Михалкова. ИМХО

После 800 (даже после 100) реальных интервью, очень тяжело соблюсти баланс. Кроме того, в 80е годы в СССР, а особенно в Белоруссии тема огромных жертв, понесенных в войне была очень "популярной". Потому не удивительно, что у нее получилась такая тяжелая книга.

Наверное главные вопрос - правда ли то, что описано в ней или вымысел. Я склонен считать, что в бОльшей степени это правда. И не исключено, что у нее сохранились и исходные расшифровки и кассеты с записями.

Есть еще один момент. Интервью брались в 80х, через 35-45 лет после войны и конечно, на рассказчиков наложила отпечаток их послевоенная жизнь, наличие или отсутствие семьи и тп.

Основная претензия к Никите Мохалкову была в том, что: ничего такого не было. Но как мы видим, в ряде случаев он просто изложил ряд историй имеющих вполне реальное происхождение. Если вы думаете, что на "войне секса нет", то глубоко ошибаетесь.

PS. Цинковых мальчиков мне не хочется читать. У меня был шанс оказаться в Афганистане, но к счастью пронесло. В нашей части тех, кто подавал рапорт о переводе в Афганистан считали людьми "второго-третьего сорта", а на цинку у нас ежемесячно вычитали из 7 рублевой зарплаты рубль, по 50 коп за гроб.

Не мне Вам напоминать "врет как свидетель".
Я не к вопросу о правде, а больше к выбору "нужных" мест из интервью. Подача материала в книгах Алексиевич попахивает именно скандальностью, что не есть хорошо. Но именно это неосведомленную публику и привлекает. Популизм и скандальность к сожелению.
У Михалкова именно эпизод "покажи грудь" вызывает наименьшие нарекания, но такие моменты можно узнать совсем не из Алексиевич.

Мне то как раз казалось, что тот эпизод у Михалкова чуть ли не краеугольный, хотя есть и другие горячие вопросы, например по флагам на танках.

Что касается подбора, то это литература, а не научная работа. Подбор делается для того чтобы донести некую мысль. И мысль эта (на мой взгляд) в том, что война противоестественна человеку и женщине в особенности. И надо сказать, что мысль эта банальна для 1985 года.
Так что лично я вижу эту книгу как глубоко антивоенную.


Другое дело, что в нынешней России антивоенные настроения не в чести. Увы, многие, как в руководстве, так и среди населения не испытали на себе ужасов войны, не помнят и не понимают ее. Для "генералов" война это способность реализоваться, получить звания, а для остальных это просто какая то далекая игра. Возможность заработать без ущерба для семьи, своего дома и каких либо жертв. Потому война Алексиевич и вызывает такое неприятие.


"Дополнения" к "не женскому лицу", изданные в 2000-х (якобы ранее вырезанное цензурой) почему-то анонимны (хотя в основной части приведены все ФИО тех, чьи воспоминания цитируются). Ну и, естественно, они про "зверства" РККА и партизан. Причем - совершенно неправдоподобные. И "покажи сиськи" оттуда же (не Алексиевич "подтверждает" Михалкова, а он спер сюжет у нее). Непонятно, что мешало их издать раньше - цензуры то нет с конца 80-х. Мое мнение (доказать не могу) - это фейк. Автор как раз свалила в Германию - и стала сочинять то, что там рады читать. Плюс русофобские высказывания. И, как видите, ее усердие оценили.
В свое время несколько "афганцев" ее засудили: она им приписала то, чего они не говорили. Интервью шли под запись, но записи, ясное дело, "исчезли".

  • 1
?

Log in

No account? Create an account