February 25th, 2020

gistory, Gistory_ru

Владимиров И. А. «Памятка о Великой Отечественной войне». Тетрадь VI

Тетрадь VI
 Праздничный Ленинград почти не отличается от будничного. Сегодня 8 ноября, как и вчера 7-го, кое-где вывешены флаги. Черные мрачные женские и мужские фигуры пешеходов, резко выделяясь на фоне свежего снега, куда-то спешат с узелками, сетками кошёлками; группа исхудавших школьников с портфелями, в зимних пальто и меховых шапочках торопятся домой, чтобы не подвергнуться опасности попасть под свистящие и шипящие снаряды дальнобойных германских пушек.
 У магазинов громадные очереди щ это люди, еще не получившие свою микроскопическую порцию крупы, чечевицы или соевых бобов. Во дворах, где выходят задние входы в магазины, стоит шумная толпа граждан — слышится ругань, перебранка и взвизгивание женщин — здесь выдают по пол-литра виноградного плохого вина тем, кто еще не получил накануне праздника. На рынках много народа. Горожане вышли «меняться» своим вином и рухлядью с кем попало за картофель, молоко или капусту, но ни колхозники, ни кто-либо не берет носильных вещей и очень неохотно, невыгодно меняют вино на молоко и картофель — они говорят: «Куда нам эту кислятину?! Вот если бы водка, еще лучше спирт — так мы поменялись бы». К вечеру безотрадность картины уличной жизни «праздничного» города еще более усилилась: мрачные контуры домов с окнами, заколоченными фанерой и досками, быстро погружались в темную снежную пелену зимних сумерек. Перегруженные народом, черные трамваи еле тащатся, скрипя колесами по занесенным снегом рельсам. Пешеходы встречаются все реже, на улицах становится тоскливо и только внезапные гудки авто и грузовиков, едущих без фар, нарушают тишину, прерываемую редкими раскатами грома орудий германских и наших батарей, беспрерывно гремящих круглые сутки и мало пугающих публику, уже привыкшую к этому. Еще через полчаса пустынные улицы и площади города совсем замирают в жутком мраке. Силуэты домов, как черные гробы, стоят занесенные снегом. Нигде ни искорки света, даже синие фары грузовиков не светят, залепленные снегом. Улицы опустели и замолкли, и только из отдаленных перекрестков улиц доносится сиплый рев радиорепродукторов, без конца повторяющих «последние известия». Одинокие пешеходы, съежившись, спешат домой после утомительной работы или службы, а дежурные у ворот, как черные мешки, спят, прислонившись к стене.
Collapse )
promo gistory march 6, 2014 20:25 14
Buy for 1 000 tokens
Ищу родственников тех, кто строил оборонительные на московском направлении, а также любую информацию связанную с этим. Воспоминания, фотографии, газетные вырезки, все что может рассказать о событиях лета-осени 1941 года. Значительную долю строителей составляли москвичи, но вместе с ними работали…
gistory, Gistory_ru

Владимиров И. А. «Памятка о Великой Отечественной войне». Тетрадь VII

Тетрадь VII

 Вечером 8 декабря тов. 3***, приехавший на грузовике со ст. Паша Кировской ж. д., зашел к нам на Ропшинскую улицу. Он очень подробно рассказал про жизнь и работу Жени. Из его простых и правдивых слов мы узнали, что Женя живет в сравнительно прекрасных условиях, питается хорошо, тепло одет на работе в артил. складе и спит в теплом доме. Вскоре он вместе со складом будет эвакуирован еще глубже в тыл армии, где жизнь еще легче. Я, жена и близкие были, конечно, очень рады этой весточке, а тов. 3*** — бравый командир предложил мне и Марии ехать с ним к Жене, а потом дальше, чтобы избавиться от голода и опасности бомбежек, но мы не согласились оставить всех детей и близких в тяжелых условиях и наотрез отказались, даже не зная, что нас ждет в Ленинграде.
 Доходят вести о том, что наши войска после жестоких боев выгнали немцев из Тихвина и разгромили две дивизии врагов и таким образом расширили узкую щель в кольце врагов, охвативших наш город, что, конечно, даст возможность доставить больше продуктов голодающему населению города. Тов. 3*** был очень огорчен, когда узнал из писем, что Женя извещает о посылке пакета с продуктами для нас и что посылка пропала. Дело в том, что Женя передал посылку для доставки кому-то из шоферов, не сказав тов. 3*** (начальнику) и, конечно, какой-то ловкий шофер присвоил ее себе. Я и Галя написали письма Жене и сегодня, 10-го, письма отправили тов. 3***. Он уезжает, вероятно, 11—12 числа.
Collapse )