?

Log in

No account? Create an account
gistory, Gistory_ru

gistory


gistory

История с Географией


Судьба писателя. Рассказ Федора Кандыбы
gistory, Gistory_ru
gistory

Хотя дело датировано 5 апреля 1942 года, по описываемым событиям его датировку можно сдвинуть как минимум на 1943 год. На самой стенограмме стоит просто «с.г.» - сего года. В сносках даны как правило лишь ФИО и годы жизни. Стенограмма напечатана на машинке и имеет правки, сделанные, вероятно, рукой Кандыбы. Вычеркнутые фразы отмечены соответствующим образом.
Федор Львович Кандыба — русский советский писатель, журналист. Окончил Харьковский институт народного хозяйства в 1924. Занимается литературной деятельностью с 1930 года. Член СП СССР с 1935. Работал в газетах «Украинский экономист», «Экономическая жизнь». С началом войны поступил в 8-ю Краснопресненскую дивизию народного ополчения. Во время боёв под Вязьмой был контужен, попал в окружение, затем в плен. Из плена бежал в Харьков, где дождался освобождения города советскими войсками в 1943 году. После этого официально был уволен из армии, работал в газете «Социалистическая Харьковщина». В 1945 году перебрался в Москву, работал в журналах «Огонёк» и «Крестьянка». (Из Wikipedia). Умер в 1948 году.

Его описания боев и первых дней плена достаточно типичны. Именно так они описываются в большинстве записанных сразу после войны и нецензурированных воспоминаниях.

Стенограмма
Заседания Военной Комиссии ССП

Сообщение т Кандыбы, о судьбе писателей ополченческой дивизии Красно-Пресненского района
5 апреля 1942 г

СТЕНОГРАММА
Заседания Военной комиссии ССП

5-го апреля с.г.


Тов. Любанский. -
Наше сегодняшнее совещания посвящено рассказу тов. Кандыбы о судьбе писателей, с которыми он был в ополченческой дивизии Красно-Пресненского района.
Тов. Кандыба[1]. –
Я сначала был в третьей роте, а затем в транспортной на Западном фронте. У нас политруком был Кирьянов[2], командиром взвода Вильмонт[3]. Со мной были Жаткин[4], Роскин[5], Базилевский[6], Бобрышев[7], Фоньо[8], Афанасьев[9], Жаткин, Роскин и Базилевский попали в санитарную часть. Бобрышев, Фоньо, я и Афанасьев остались в третьей роте в строю. Потом бы были в боевом охранении. Там мы с Афанаьевым делали газету, а затем попали в состав редакции газеты 22-го полка. Там были Стрельченко[10], Маслов-Миних[11], Злыгостев[12]. Мы был в последнем составе редакции полковой газеты.
Когда пришел приказ о том, что наша часть должна отправиться под Ельню, нас распустили. Я был отправлен в свою транспортную роту. Ходил я тогда очень плохо из-за ног. Помню, тогда же проходило обмундирование. Я видел там Бобрышева, Фоньо, Кирьянова, когда они садились на грузовики, чтобы ехать к Ельне. Это было 5-6 октября 1941 года. Потом мы попали в окружение, потому что Вязьма была взята 4-го[13]. Мы из Дорогобужа двинулись в сторону Вязьмы. Несколько раз ходили на прорыв. Тогда я наших видел от случая к случаю.
Стрельченко я видел последний раз едущим на грузовике с гранатами и минами. Я был со своими двумя лошадьми и позавидовал ему тогда. Немцы нас окружали. Я подумал, что он вот доберется до своих, а мне трудно. После говорили, что его видели в колонне военнопленных.

Read more...Collapse )

promo gistory march 6, 2014 20:25 14
Buy for 1 000 tokens
Ищу родственников тех, кто строил оборонительные на московском направлении, а также любую информацию связанную с этим. Воспоминания, фотографии, газетные вырезки, все что может рассказать о событиях лета-осени 1941 года. Значительную долю строителей составляли москвичи, но вместе с ними работали…