gistory, Gistory_ru

gistory


gistory

История с Географией


Previous Entry Share Next Entry
Кравцов Г.Л. Память... Часть 3
gistory, Gistory_ru
gistory
Третья часть воспоминаний Г.Л. Кравцова рассказывающая о строительстве монумента в Тиргартене.

На стыке двух миров.

Шел июнь 1945 года. Поверженный огромный город с многочисленными развалинами, нагромождениями из искореженного металла, обломков бетона и кирпича, создававшими завалы на улицах, представлял собой весьма мрачную картину.
Заметно отрезвевшие от геббельсовской пропаганды, но еще равнодушные ко всему происходящему, жители молчаливо работали на расчистке улиц. Среди всей этой массы людей заметно выделялись немецкие антифашисты, бывшие в основном кадровыми рабочими .0ни, как правило, проявляли инициативу, поддерживали любые добрые начинания представителей нашего командования, направленные на быстрейшее упорядочение жизни в городе. Это они применили для вывозки завалов узкоколейные железные дороги. В то время можно было часто видеть по улицам Берлина ползущие маленькие паровозы с составами вагонеток, груженных битым кирпичом, кусками бетона, сплетениями арматуры. Локомотивы издавали пронзительные гудки, внося оживление, будоража все вокруг. Тяжесть забот по восстановлению коммунального хозяйства разрушенного города взяли на себя комендатуры Советской Армии, которым активно помогали инженерные и строительные части 1-го Белорусского фронта. Берлин включал в себя 20 районов, 12 из них, площадью 481 кв. километр, были оккупированы войсками наших союзников, в том числе: американскими войсками - 6 районов с населением около 1 млн. человек (Кройпборг, Нойкёльн, Темпельгоф, Штеглиц, Цоллендорф, Шёноберг); английскими войсками - 4 района с населением около 700 тысяч человек (Тиргартен, Шарлотгенбург, Вильмередорф, Шпандау); французскими войсками - 2 района с населением около 500 тысяч человек (Рейникендорф, Воддинг). Население Берлина составляло тогда более 3,3 млн. человек, в том числе Западного - 2,2 млн. человек.

Берлин был освобожден Советской Армией 2 мая 1945 г. Но на основании межсоюзнических соглашений от 6 июня 1945 г. для совместного выполнения Потсдамских соглашений о демилитаризации и демократизации Германии в Берлин прибыли союзнические войска: американские и английские - 4 июля 1945 г. французские - 12 августа 1945 г. Западные державы получили право на совместную оккупацию Берлина и на сотрудничество в управлении городом в рамках специально созданной Межсоюзной военной комендатуры которую контролировал Союзный Контрольный Совет.
Во второй половине июля 1945 г. начальник 27-го орденов Кутузова и Александра Невского Управления Оборонительного строительства РГК генерал майор инженерных войск И.Е. Прусс вместе с главным инженером - инженером-подполковником А.И. Краснобаевым прибыли к Члену Военного Совета 1-го Белорусского фронта генералу Н.Ф. Телегину, который сообщил им о том, что маршал Советского Союза Г.К. Жуков поставил задачу построить памятник советским воинам, героически павшим при штурме Берлина.

- Подберите место для строительства памятника в нашей зоне, - сказал генерал Телегин, - через три дня доложите ваши соображения. Одновременно организуйте составление нескольких эскизных проектов, чтобы можно было выбрать лучший вариант.

Упомянул он и о сроке окончания строительства - 1-го ноября 1945 г., чтобы открытие памятника приурочить к 28 годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. ' Лучшим и самым достойным местом для такого памятника была площадь возле здания рейхстага, на куполе которого советские войска водрузили Красное Знамя Победы. В самом деле: наиболее ожесточенные и кровопролитные бои шли за рейхстаг и рейхсканцелярию, находившиеся поблизости друг от друга.
Именно здесь под сокрушительными ударами героических Советских войск смерть настигла главных заправил фашистского рейха. В этом месте Советские войска подвели черту под своими боевыми действиями против гитлеровцев, после чего наступил долгожданный мир, принесший освобождение не только народам Европы, но и защиту для всей планеты от угрозы рабства и порабощения оголтелым германским фашизмом. (Правда, днями позже была еще боевая операция по освобождению Праги, но это уже добивали остатки сопротивлявшихся фашистских формирований).

Составив план окружающей рейхстаг местности, указав, где именно должен стоять памятник, командование 27-го УОС прибыло для доклада к Члену Военного Совета 1-го Белорусского фронта генерал-лейтенанту Телегину. 8 На следующий день генерал Телегин сообщил, что маршал Г.К. Жуков согласен с предложением, но, учитывая, что выбранное место находится в английской зоне, необходимо будет получить согласие на строительство у командующего английскими войсками в Берлине. Командующий английскими войсками в Берлине генерал Лайн тепло встретил руководителей военно-строительного управления, поблагодарил за подарок-альбом проектов памятников уже строившихся в одиннадцати городах Польши. В беседе он заявил, что принципиально из национальных и политических побуждений ни один погибший солдат или офицер британских войск не захоронен в фашистской Германии, все они погребены либо в Англии, либо в Голландии, Бельгии или Франции. Он также сказал, что знает о наших огромных жертвах и потерях и понимает: в таких условиях решить эту проблему иначе невозможно, поэтому будет ходатайствовать перед Британским правительством о согласии на строительство памятника павшим советским воинам за Берлин в английской зоне у рейхстага[i].

На следующее утро в 10 часов в штабе командующего английскими войсками в Берлине было получено устное разрешение на строительство памятника. Был также выдан документ за подписью генерала Лайна об оказании содействия со стороны английских войск в Берлине, если в этом появится необходимость.

По указанию генерала Лайна комендатура английских войск выделила в распоряжение Советского командования несколько зданий поблизости от строительной площадки. В них разместились военные строители.

Примечательно что руководители 27-го УОС самостоятельно, напрямую, без всякого рода дипломатических проволочек договорились о строительстве памятника нашим воинам с командованием английских войск в Берлине, в их секторе.
Впоследствии стало известно всем, что в высоких инстанциях союзных государств и главным образом в США и Англии, уже тогда наметился поворот во взаимоотношениях с Советским Союзом, поворот к холодной войне. Главным его застрельщиком был непримиримый враг Советского Союза У. Черчиль. Да и новый английский премьер К. Этгли со своей камарильей, и юродствующий во Христе баптист Трумен и его компания раздували антисоветские настроения: Но в низах этого еще никто не чувствовал. Победа над гитлеризмом напитала теплом взаимоотношения союзных войск, при встречах с советскими воинами солдаты и офицеры США, Англии и Франции раскрывали объятия, готовы были поделиться горючим, продовольствием, выполнить любую просьбу.

У здания рейхстага в то время было очень оживленно, из всех гарнизонов советских и союзнических войск прибывало много экскурсий, всем хотелось увидеть разгромленную цитадель фашизма.

Генерал-майор Котиков, советский комендант Берлина, по поручению маршала Г.К. Жукова, пригласил представителей комендатур союзных войск в Берлине, представил руководителей военных строителей, объявил о строительстве памятника, попросил союзников оказывать содействие. Все они проявили готовность, с одобрением встретили заявление советского представителя. Когда впоследствии возникла необходимость отлить из бронзы фигуру советского воина в -мастерской академии художеств, находящейся во французской зоне Берлина, командование французскими войсками в Берлине незамедлительно дало разрешение.

Инженеры 27 УОС представили на рассмотрение и утверждение семь проектов памятника. В большинстве из них были высотные решения, памятник представлял собой башню или обелиск. Но в результате обсуждения пришли к выводу, что высотное решение будет невольно соперничать с памятником колонной, построенным в честь победы немцев над французами, стоящим невдалеке, на той же аллее Тиргартен-парка. Поэтому выбрали проект памятника в виде полуротонды с монументом в центре - возвышающейся бронзовой фигурой солдата - советского воина. Авторы памятника: инженер-майор Н.В. Сергиевский скульптор Л.Е. Кербель.

В августе 1945 г. началось строительство памятника, но уже 1-го ноября должно было состояться его открытие. Работы вел 69 ордена Красной Звезды военно-строительный отряд 23 Управления военно-полевого строительства (УВПС) 27 УОС. Руководили сооружением памятника военные инженеры А.И. Краснобаев, В.А. Биручан, В.Г. Владимиров, И.Д. Софинский, С.В. Былеев и другие специалисты.

Памятник поставили на возвышение площадью 7200 м2 поднятое над шоссе-на полтора метра и ограниченное подпорными стенками из серого гранита. Углы площадки, выходящие на Шарлотгенбургское шоссе, закреплены прямоугольными гранитными постаментами, на которых застыли два советских танка, а немного дальше - полевые орудия, чьи залпы были последними в центре фашистского логова. В глубине площадки расположен стилобат высотой 1,4 метра, по всему фронту которого идет широкая лестница. На стилобате возвышается сам памятник, состоящий из шести прямоугольных пилонов высотой 7,5 метров, объединенных общим антаблементом. Центральный (седьмой) пилон высотой 13,5 метра является постаментом для центральной скульптуры. На малых пилонах - бронзовые эмблемы родов войск, участвовавших в битве - пехоты, артиллерии, инженерных войск, авиации, танкистов, связистов. На передней части центрального пилона Герб Советского Союза и цитата: из приказа Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина. Перед памятником, на переднем плане, два гранитных надгробия похороненных здесь Героев Советского союза. На постаменте, который по своей форме и отделке не выделяется среди пилонов, - шестиметровая бронзовая фигура солдата, скорбящего по погибшим товарищам.
Мужественный воин - символ Советской Армии. Решительным взмахом вытянутой руки, направленной на могилы героев, он обращается к погибшим, кому он обязан жизнью: - "Спите спокойно, мы на страже нашей советской отчизны, за честь и свободу которой вы отдали свои жизни!". Другой рукой он сильно прижимает к себе винтовку, напоминая тем, кто вздумает посягнуть на его Родину, о своей клятве перед священными могилами братьев по оружию.

Все элементы памятника облицованы травертином, а передние грани пилонов и постамента - каррарским мрамором, на котором высечены и расписаны золотом имена погребенных здесь воинов. Надпись на постаменте гласит: "Вечная слава героям, павшим в боях с немецко-фашистскими захватчиками за свободу и независимость Советского Союза!". Под монументом – склеп-музей, помещения караульной службы.

Сооружение мемориала в Тиргартене, в западном- секторе Берлина, было сопряжено со многими трудностями. При воплощении в жизнь проекта памятника над строителями, как дамок392 лов меч, нависли установленные жесткие сроки: чуть более трех месяцев - это по любому раскладу очень мало, ибо речь шла об ответственейшем задании, имеющем международное значение.

Сразу же после открытия памятника намечался парад Победы союзных войск над гитлеровским рейхом, его армией.
Завершение строительной части памятника можно было форсировать за счет расчленения работ, увеличения и улучшения контингента работающих, хотя и здесь есть какой-то предел: если для сооружения требуется, к примеру, тысяча человеко-дней, то и десятью тысячами человек за один день его не построишь. А ведь тут речь шла о создании уникального мемориала, с высокохудожественными скульптурными, бронзолитейными и гранитными изделиями, изготовить которые могли только высококвалифицированные специалисты.

Изготовление за 3 месяца шестиметровой скульптуры даже на первой стадии - в глине, требует больших творческих усилий скульпторов, лепщиков, плотников, людей других профессий. В обычных условиях только на моделирование такой фигуры было бы отведено значительно больше времени, чем то, которое предоставили на все работы. Но решение Военного совета об окончании работ к сроку не могло быть невыполненным. Так возникла мысль установить фигуру в гипсе, тонированным под бронзу, с последующей заменой на бронзовую. Это решение придало уверенности в реальности поставленной задачи, и борьба за ее выполнение приняла особо напряженный характер. Все звенья работы расписали по часам и состыковали. Но на последнем этапе, когда осталось лишь собрать монумент на постаменте, произошел случай, принесший немало волнений.
В процессе перевозки скульптуры из мастерской, где она моделировалась, большегрузную машину с деталями вынуждены были направить не по магистральной дороге, а через Тиргартенский парк. И здесь она подорвалась на мине!.. Погиб один из сопровождавших машину, другой был тяжело ранен, детали фигуры разлетелись на куски. Прибыв на место происшествия, автор проекта - майор Сергиевский тут же помчался в мастерскую. Он был занят только одной мыслью - как можно быстрей изготовить новые детали скульптуры, уложиться в оставшееся время.

Но у Сергиевского была еще одна забота: его беспокоила вытянутая рука воина. Удержится ли она, гипсовая, столько времени? Не отвалится ли под воздействием сильных ветров и осадков, от взрывной волны артиллерийских салютов во время парада? Фигура из гипса должна была выстоять около года до замены ее бронзовой. А Забегая вперед, скажем, что наблюдение за фигурой велось непрерывно. При малейшем нарушении защитной окраски, ее немедленно обновляли. Поэтому не удивительно, что, простояв без малого год, она ни у кого не вызвала сомнения, что отлита не из бронзы. И в этом прежде всего заслуга майора Сергиевского.

Горячее участие в строительстве памятника принимали Главнокомандующий группой войск Маршал Советского Союза Г.К. Жуков, член Военного Совета генерал-лейтенант К.Ф. Телегин и начальник инженерных войск фронта, в то время генерал полковник инженерных войск А.И. Прошляков. Неустанную заботу и всемерную помощь в сооружении памятника оказывали начальник 27 УОС генерал И.Е. Прусс и главный инженер, в то время инженер-подполковник А.И. Краснобаев. Их можно было видеть на строительстве и днем, и глубокой ночью. До полного завершения работ сооружением посменно руководили главный инженер УВПС майор Биручан, архитектор майор Софийский и другие.

Проезжая мимо памятника[ii] Маршал Советского Союза Г_К. Жуков неоднократно останавливался, чтобы взглянуть на ход строительства.

Когда были сняты леса с венчающей части законченного строительством памятника и контуры его полностью вырисовались, Г.К.Жуков, долго осматривая его с разных сторон, заметил: "На фоне огромного рейхстага низковат памятник, но ничего, он будет смотреться, когда исчезнет этот обуглившийся скелет". Маршал имел в виду, что рейхстаг будет снесен.
В один из приездов ему рассказали о разных толкованиях взмаха руки солдата. Некоторые военачальники высказывали такую мысль: "На противоположной стороне площади, где начинается Тиргартенский парк, следует нагромоздить хаос из подбитой немецкой техники - танков, орудий, самолетов, бронетранспортеров с их фашистскими эмблемами и т.п. (все это в изобилии находилось в Тиргартене). В этом случае направленная на подбитую технику рука солдата как бы показывала: вот что осталось от тех, кто посягнул на нашу Родину. Такое соседство постоянно напоминало бы о мощи Советского народа".
Выслушав, Главком немного помедлил, сердито оглядел всех присутствовавших, словно прикидывая, кто бы это мог придумать, потом, полуулыбнувшись, сказал:

- Такое предложение напоминает мне высказывание одного нашего генерала, когда обсуждался вопрос о строительстве этого памятника. "Я бы, - предложил он, - огородил мощной железобетонной стеной один иди два наиболее разрушенных квартала в самом центре города и это служило бы прекрасным памятником о Великой Отечественной войне. Дешево, быстро и назидательно".

Не следует забывать - продолжал Георгий Константинович, - что памятники мы строим в чужой стране и какой бы строй там ни был, все время напоминать немецкому народу о катастрофе, которую ему пришлось пережить из-за нацистских выродков ввергнувших Германию в пучину несчастий, вряд ли разумно. Такое предложение, мягко выражаясь, легкомыслие.

Это мимоходом высказанное замечание положило конец всем кривотолкам и "пожеланиям" в связи с памятником.

...Просматривая наброски этой рукописи, бывший начальник финансового отдела штаба Главкома, а позднее начальник Центрального финансового управления Министерства обороны генерал-полковник В.Н. Дутов вспомнил: "Георгий Константинович улыбался довольно редко. Я был свидетелем такой сцены. Скульптор Е.В. Вучетич, будучи на приеме у Жукова, закончив официальный разговор, попросил некоторое время попозировать, чтобы запечатлеть с натуры его образ. Георгий Константинович, поблагодарив за внимание, отклонил просьбу, ссылаясь на чрезвычайную занятость. В этот момент маршал был отвлечен каким-то срочным вопросом и на минуту вышел из кабинета. Воспользовавшись паузой, Евгений Викторович расстегнул свой пухлый портфель, вынул отлитый в бронзе бюст Г.К. Жукова и поставил его на видном месте, на рабочем столе хозяина кабинета. Войдя в кабинет, заметив бюст и улыбки всех присутствовавших, маршал застыл на какой-то миг, взглянул еще раз на бюст и обратился ко всем нам:

- Ну что скажете?..
- Здорово!.. - раздался дружный ответ.
- Не очень-то здорово. Скажите, кто из Вас хоть раз видел Жукова улыбающимся до ушей? Вучетич выступил вперед и в двух словах отпарировал замечание Георгия Константиновича:
- Вы, товарищ маршал, немало хлебнули от фашистской нечисти всех мастей и в разные времена, но вы маршал победоносной армии и должны сменить гнев на милость. Таким мы вас хотим видеть!
- Не эту ли ты увидел улыбку, Кравцов? - спросил Владимир Николаевич Дутов.

Навсегда запомнилось открытие первого памятника Советским воинам, погибшим при штурме Берлина.

...Пасмурное небо, моросит дождь. Площадь, прилегающая к памятнику, заполняется воинами Красной Армии, принимавшими участие в боях за Берлин. Они прибыли сюда из разных частей и соединений. Прибыли товарищи из Москвы, чтобы возложить венки на могилы прославленных героев боев за Берлин. Под своими боевыми знаменами выстроились войска наших союзников - американцы, англичане, французы. Они пришли, чтобы воздать должное доблестным русским воинам, отдавшим жизнь свою за дело мира во всем мире.

Стрелка часов приближается к 12-ти. Слышатся слова команды:
- Внимание! Смирно! Равнение направо!..

Из машины выходит Маршал Советского Союза Г.К. Жуков.

Он направляется к шеренгам участников парада. Командующий парадом отдает рапорт. Маршал Жуков здоровается с воинами обходит колонны, затем поднимается на трибуну. С ним идут член Военного Совета генерал-лейтенант Телегин, генерал армии Соколовский, маршалы бронетанковых войск Ротмистров и Рыбалко, другие представители советского и союзного командования. Открывая митинг, генерал-лейтенант Телегин обращается с короткой речью к бойцам, сержантам, офицерам, генералам Красной Армии, а также к боевым друзьям из союзных войск.

- Прошло шесть месяцев, - говорит товарищ Телегин[iii], как совместными усилиями нашей армии и армий наших союзников была сокрушена гитлеровская Германия, а затем, позже, и империалистическая Япония. Вторая мировая война закончилась великой победой объединенных наций, восторжествовало правое дело демократических народов мира, развеялся черный мрак ночи фашистского гнета, нависшего над Европой. Мы вправе гордиться, что решающая роль в завоевании победы принадлежит советскому народу, внесшему самый большой вклад в дело разгрома фашистской Германии. А Сегодня мы открываем памятник павшим воинам Красной Армии в поверженном Берлине - городе, в котором столетиями мечтали о покорении всего мира и порабощении народов; в лабораториях и институтах которого изобретались дьявольские средства уничтожения человечества, душегубки, удушающие газы самолеты-снаряды, лагери смерти; в городе, откуда прусский генеральный штаб за последние 30 лет дважды повергал человечество в пучину истребительных и разрушительных войн. Пусть же этот памятник свидетельствует народам мира о беззаветной доблести тех, кто во имя избавления свободолюбивого человечества на будущее беззаветно умирал на улицах Берлина и своею кровью омывал землю во имя счастья и свободы человечества, расчищал для счастливого будущего это осиное гнездо мракобесия и человеконенавистничества.
Доблестные полки нашей группы войск прошли победный путь от Волги до Эльбы, путь к победе прокладывали они в жесточайших битвах вместе с нашими славными боевыми соседями у Сталинграда, на Курской дуге, на Днепре, в степях Украины, в лесах и болотах Белоруссии, на Висле и на Одере. Они подали руку братской помощи многострадальному польскому народу вызволили из немецкого рабства сотни тысяч жителей Европы.

Выполняя приказ Верховного Главнокомандующего, они первыми ворвались в это звериное логово и водрузили знамя Победы над Берлином.

Тяжел и тернист был путь. Враг жестоко сопротивлялся_ Но через трупы своих боевых товарищей, через потоки крови, живые бесстрашно шли вперед, в Германию, в Берлин, чтобы избавить свой народ и весь мир от коричневой чумы...
Поклянемся перед прахом своих боевых товарищей, что мы и впредь будем свято хранить честь своих боевых знамен, под которыми они так храбро сражались и умирали героями, беззаветно любя свою Родину Клянемся, что мы за рубежами родной земли сохраним в чистоте звание советского воина и гражданина Великой Социалистической Родины…
Собравшиеся обнажают головы перед могилами павших героев. Склоняются боевые знамена. Звучит скорбная мелодия похоронного марша. Гремят залпы артиллерийского салюта. Падает полотнище, закрывавшее надпись на центральном постаменте.

Здесь начертаны слова из исторических приказов Верховного Главнокомандующего Генералиссимуса Советского Союза товарища Сталина: "Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины!" По каменным ступеням, мимо полированных гранитных плит, под которыми лежат останки Героев Советского Союза поднимаются воины-победители несущие венки.

Вот огромный венок из красных роз. Гирлянды цветов переплетены шелковыми лентами. На красной, развевающейся по ветру ленте золотыми буквами написано: "От Народного Комиссара Обороны СССР Генералиссимуса Советского Союза товарища Сталина". Венок бережно положили у подножья памятника. Слева и справа от него возложены венки от Совета Народных Комиссаров Союза ССР, от Президиума Верховного Совета Союза ССР, от Маршала Жукова, от воинов 1-го Украинского и 2-го Белорусского фронтов, от гвардейского стрелкового полка подполковника Героя Советского Союза Кузова. На лентах мелькают надписи: "Слава о вас не померкнет в веках!", "Вы бессмертны наши боевые друзья!" Подножие памятника постепенно превращается в высокий холм из цветов. А венки все несут: от частей и соединении других фронтов, от частей союзных войск, от комендатуры города Берлина. Затем с речами выступили Маршал Рыбалко, полковник Ляшенко, гвардии полковник Колесник, Герой Советского Союза майор Боровых.

Торжественно и символично выглядел парад войск антигитлеровской коалиции перед памятником русским воинам освободителям на фоне здания рейхстага, опаленного и израненного огнем и снарядами, расписанного автографами наших солдат и офицеров. От арок полуразрушенных Бранденбургских ворот, торжественным маршем проходили войска мимо трибун следуя далее по главной аллее Тиргартена. Особенно внушительно смотрелись тогда наши танковые части и самоходная артиллерия.

С улыбкой были встречены шотландские солдаты, офицеры и генералы в традиционных коротеньких юбочках.
Войска прошли. Отзвучала традиционная Шотландская волынка, замолкла медь замыкавшего шествие оркестра. Закончился парад. Грянул салют из 24 орудий.

Внимание автора проекта памятника Н.В. Сергиевского было буквально приковано к гипсовой фигуре. На лбу его выступили росинки холодного пота. Он как завороженный считал удары.
Ничто не могло оторвать его взгляд от вытянутой гипсовой руки солдата. А грохот канонады все нарастал. Эти считанные минуты казались Сергиевскому вечностью. Когда прозвучал последний залп, на глазах Николая Викторовича выступили слезы радости.
Все обошлось благополучно.

Закончился парад. Наступила непривычная тишина, все как бы преобразилось, движения военачальников освободились от сковывавшей всех напряженности, воцарилась непринужденность, свойственная старым друзьям. Дружественная атмосфера среди представителей антигитлеровской коалиции вызвала удовлетворение у всех гостей, присутствовавших на параде.
Подъехали лимузины, выстроились в отведенных им местах.

Пришло время разъезда. Крепкие рукопожатия, дружеские пожелания, ласковые похлопывания по плечам, приветливые улыбки на лицах.

Первым сходит с трибуны, направляясь к своей машине представитель американских войск. Через считанные секунды среди военачальников возникло какое-то замешательство, их взоры направлены в сторону возвращающегося американского генерала. Затем повторные рукопожатия и Г.К. Жуков направляется к машине, подъехавшей вплотную к ступенькам трибуны. Вслед за Маршалом Жуковым последовал, нарушивший субординацию американец, а за ним, согласно их рангам, и остальные.

С тех пор, с ноября сорок пятого - у монумента в Тиргартене (Западный Берлин) несет ответственную службу советский военный караул. Каждые два часа здесь происходит волнующий ритуал смены часовых в алых погонах. Чеканные шаги солдат лишь подчеркивают величавость тишины. Заступив на пост, воины застывают как изваяния. С честью и достоинством выполняют они почетную обязанность по охране монумента. Можно быть уверенным: если грянет испытание, солдат, верный военной присяге не дрогнет. Как не дрогнул в свой час Иван Щербак, когда в ночь с 6 на 7 ноября 1970 года на него было совершено покушение.

Часовой И. Щербак был тяжело ранен. Но солдат не оставил свой пост до тех пор, пока не подоспели товарищи... р 1971 год. Западный Берлин. В здании Моабитского суда заканчивался процесс об этом покушении. Выступили многие свидетели, в том числе и пострадавший солдат Иван Щербак, который в результате разбойничьего акта получил два ранения. Несмотря на то, что преступник Вайль и его защита всячески запутывали дело, негодяй был признан виновным в предъявленном ему обвинении - в "осуществленной вероломным образом попытке преднамеренного убийства, продиктованной низменными побуждениями". Он был приговорен к шести годам тюремного заключения.

...Приходит час - и новая смена караульных заступает на пост. Воспитанные на славных боевых традициях отцов и дедов401 разгромивших фашизм, солдаты советского военного караула бдительны на своем высоком посту. Они - наследники героев.
Они - часовые бессмертной славы воинов-победителей, стоящие на боевом посту на стыке двух миров.
Так, в двухстах метрах от бывшего рейхстага – поверженной цитадели милитаризма, несут почетную круглосуточную вахту молодые советские воины. Некоторые из них обнаружили здесь на мемориальных пилонах, сияющих золотом, имена своих родных или близких, погибших при штурме рейхстага или имперской канцелярии и захороненных у памятника. Однако стесненный по площади рейхстагом и другими сооружениями, этот мемориал не позволял решить проблему перезахоронений останков, павших в боях за город даже из близлежащих могил. По всему большому Берлину оставалось великое множество небольших кладбищ, братских и одиночных могил наших воинов.




[i] Встреча эта происходила 26 июля 1945 г. - на десятый день работы Потсдамской конференции, как раз в тот день, когда в Англии вместо У. Черчиля на пост премьера был избран лейборист Клемент Эттли. Вместе с Черчилем Потсдам покинул и английский министр иностранных дел консерватор Идеи. Его заменил новый министр Бенин.
В связи с этой перетасовкой в высшем эшелоне власти Англии, в работе конференции на два дня (25-26 июля) был объявлен перерыв.
На конференции среди корреспондентов, а их было 50, находился будущий президент США Джон Ф. Кеннеди.
[ii] Во время строительства Тиргартенского памятника Советским воинам Г.К. Жуков был одновременно Главнокомандующим Группой Советских войск в Германии и Главноначальствующим Советской Военной администрации (СВАГ). Штаб СВАГа находился в Карлхорсте, а штаб группы войск - в Бабельсберге, примерно, в 90 км друг от друга, и кратчайший путь между ними пролегал через Тиргартен, в начале которого сооружался памятник.
[iii] Газета Группы Советских войск в Германии “Красная Армия", №268 от 13 ноября 1945 г.

Posts from This Journal by “Трептов-парк” Tag

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 14

    Послесловие Давно отгремела великая битва на Волге. Время и ветры зарубцевали раны земли, сровняли противотанковые рвы, доты и дзоты. Заросли…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 12

    Потуги фальсификаторов Чем дальше в глубь истории отходят от нас грозные годы войны, тем полнее и ярче проявляется величие героических подвигов…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 12

    Снова описания и эскурсы в историю Трептов -парка, и про мемориал в Панково, который действительно незаслуженно забыт. В 2013 году Германия за свой…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 11

    В этой части довольно пространное описание мемориала в Трептов-парке. Возможно, кому-то оно покажется скучноватым, хотя для тех, кто никогда его не…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 10

    Крах величия Гитлер, одержимый манией величия, опьяненный легкими победами в странах Западной Европы, уверовав в непобедимость своего воинства,…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 9

    Гранитный клад Однажды в управление строительства вошел незнакомец, измученного вида человек, средних лет и попросил, чтобы его принял по очень…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 8

    Очередная часть воспоминаний, которая рассказывает о трудностях поиска в Берлине погибших и установления их имен. Перезахоронение В поверженном…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 7

    Очень интересная часть о том, как мемориалы в Берлине строили немецкие частные фирмы и немецкие строители, строившие в свое время зенитные башни -…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 6

    У высшего начальства Однажды, будучи в Москве по делам службы, автор этих строк обратился к начальнику Управления оборонительного строительства…


promo gistory march 6, 2014 20:25 14
Buy for 1 000 tokens
Ищу родственников тех, кто строил оборонительные на московском направлении, а также любую информацию связанную с этим. Воспоминания, фотографии, газетные вырезки, все что может рассказать о событиях лета-осени 1941 года. Значительную долю строителей составляли москвичи, но вместе с ними работали…

?

Log in

No account? Create an account