?

Log in

No account? Create an account
gistory, Gistory_ru

gistory


gistory

История с Географией


Previous Entry Share Next Entry
Об озеленении Москвы в послевоенные годы
gistory, Gistory_ru
gistory
Из воспоминаний Георгия Михайловича Попова, первого секретаря МК и МГК партии в 1945 - 1949 годах

Что касается плана озеленения Москвы — на нем придется остановиться несколько подробнее.
В связи с реконструкцией Москвы в довоенные годы (до 1938 г.), когда Московский комитет партии возглавлял Хрущев, а Моссовет — Булганин, был допущен грубый произвол из-за легкомысленного отношения к интересам народа и пренебрежения мнением общественности города Москвы. Были вырублены деревья на Садовом кольце, уничтожены бульвары и скверы (например, на площади Свердлова), вырублены вековые деревья на Новослободской улице и на некоторых других. Уже замахнулись на Бульварное кольцо, но случайное обстоятельство не дало возможности осуществить эти безумные планы. В 1938 г. к руководству Москвой пришли другие товарищи, которые приостановили этот произвол.
В годы Второй мировой войны, естественно, вопросы реконструкции Москвы были свернуты.
Вновь этот вопрос возник по окончании Великой Отечественной войны в восстановительный период.

Известно, что Москва была в числе городов, которым война нанесла серьезный ущерб, и все же в 1946 г., будучи секретарем Московского комитета партии и председателем Моссовета, я направил в правительство, на имя Сталина, предложение об озеленении центральных улиц и площадей столицы нашей Родины. Не сразу оно встретило поддержку. Однажды, когда я был в своем кабинете в МК партии, мне позвонил Сталин. Он спросил: «Вы, помнится, вносили предложение об озеленении Москвы?» Я ответил, что, да, такое предложение мною было направлено в правительство. Сталин спросил, нет ли у меня копии этого документа, и если есть, то прислать ему ее. Я ответил, что постараюсь разыскать, и тут же поручил своим помощникам найти копию предложения об озеленении Москвы, которая уже через 10 минут была направлена в Кремль Сталину. Через 30 — 40 минут я получил красный пакет, в котором мне была возвращена копия направленного документа с резолюцией. Сталин синим карандашом написал: «Тов. Попову. Придется отложить лет на пять. У Москвы есть другие нужды». Это означало, что дело принимает затяжной характер. Но мы, московские работники, не прекратили подготовку к озеленению города, мы, продолжали проектные работы, рассматривали вопросы, связанные с обеспечением посадок деревьев и кустарников, еще и еще раз продумывали технику пересадки взрослых 25 — 40-летних деревьев. Много было сомнений — сумеем ли пересадить крупные деревья так, чтобы не допустить их гибели.
Было решено пересаживать деревья с землей, не трогая корневую систему, при этом дерево только меняет место жительства. И надо сказать, что этот метод оказался удачным. Об этом говорит многолетний опыт. Повторяю, шли подготовительные работы. Но где взять деревья для пересадки? Это был трудный вопрос. В питомниках имелись лишь молодые 10 — 12-летние деревья. Было предложено взять часть деревьев с тех улиц и аллей, где они растут чрезвычайно плотно и уже мешают друг другу. Часть деревьев, после некоторых раздумий, согласился уступить Москве бывший министр речного флота З. А. Шашков, взяв их с канала Москва — Волга. Некоторые деревья были заимствованы из района станции Узловая Тульской области и других мест. Была подготовлена необходимая техника, обеспечивающая пересадку крупных деревьев, и разработан специальный метод. Однако правительство пока согласия не давало, имея такую резолюцию Сталина.
И вот однажды, в 1947 г., после первомайских парада и демонстрации, И.В. Сталин пригласил на ближайшую дачу обедать членов Политбюро ЦК, секретарей ЦК, Маршалов Советского Союза. Во время обеда на открытой террасе Сталин подошел ко мне и снова напомнил о моем предложении, об озеленении центра Москвы. Я ответил, что все помню, но что он сам велел отложить его лет на пять. Сталин ответил, что теперь, пожалуй, можно начать работы по озеленению центра Москвы. Я ответил Сталину, что мы немедленно внесем соответствующее предложение в Политбюро ЦК. Сталин ответил: «Хорошо».
После майских праздников я поручил своему заместителю по Моссовету М,А. Яснову и главному архитектору города Д.Н. Чечулину подготовить необходимый материал. Недели через две, когда было все готово, я в предварительном порядке показал материалы В.М. Молотову, который в то время был первым заместителем Председателя Совета Министров СССР. Молотов не сделал никаких замечаний и рекомендовал внести предложение в Политбюро ЦК И.В. Сталину.
Однажды, в условленные день и час, мы прибыли на заседание Политбюро ЦК с большим количеством графического материала. Со мной были М.А. Яснов и Д.Н. Чечулин. Я предложил Д.Н. Чечулину, как главному архитектору города, выступить с кратким докладом.
Слушали внимательно, были заданы некоторые вопросы — о площади Пушкина, площади Свердлова и другие. Я сообщил, что есть план перенести памятник А.С. Пушкину в сквер, который запроектирован на Пушкинской площади. Сталин одобрил это предложение.
В связи с озеленением возник вопрос о ширине тротуаров. Булганин высказался за узкие тротуары, а я настаивал на широких — в 10 — 12 метров. Тогда Сталин сказал, что он отстаивает проезжую часть, которая должна быть шириной не менее 35 метров, а в остальном нас ограничивать не будет.
На этом обсуждение вопроса закончилось. Теперь, спустя много лет, может показаться странным, что такие конкретные, местные вопросы, как озеленение города, решало Политбюро ЦК, когда для этого теперь вполне достаточно компетенции городских организаций. Но, видимо, всему свое время.
Помню, как быстро мы развернули работы. Озеленили площадь Дзержинского, проспект Маркса (Охотный ряд — Моховую), восстановили сквер на площади Свердлова, создали сквер на Болотной площади против «дома правительства». Озеленили улицу Горького от Манежной площади до Белорусского вокзала. Так был сделан первый шаг в озеленении центральной части города.
Будучи в 1948 г. в Сочи, Сталин спросил меня, почему не озеленяют 1-ю Мещанскую улицу (ныне — проспект Мира). Я ответил, что она имеет ширину 24 метра, а директива была обеспечить проезжую часть в 35 метров. Тогда Сталин заметил, что можно озеленять улицу и менее 35 метров шириной. Вот так, с трудом, отвоевывали улицу за улицей, пока не пришло время для широкого озеленения Москвы, особенно в районах новой застройки, где уже в самих проектах строительства и благоустройства стали предусматривать обильное озеленение. Теперь центр города, хотя и озеленен, выглядит значительно скромнее, чем многие новые районы, построенные в послевоенные годы, где были заложены основы социалистического градостроения.

Таранов Е.В. «Партийный губернатор» Москвы Георгий Попов. Страницы биографии (Исторический очерк, воспоминания, документы). М.: Издательство Главархива Москвы, 2004.

promo gistory march 6, 2014 20:25 14
Buy for 1 000 tokens
Ищу родственников тех, кто строил оборонительные на московском направлении, а также любую информацию связанную с этим. Воспоминания, фотографии, газетные вырезки, все что может рассказать о событиях лета-осени 1941 года. Значительную долю строителей составляли москвичи, но вместе с ними работали…

  • 1
Познавательно и показательно! Техника пересадки могла бы и сейчас спасать взрослые деревья, вырубаемые на стройплощадках...

С тех пор технологии шагнули вперед и для этого нет нужды. В питомниках уже выращивают большие деревни с компактной корневой системой.

Что-то не вижу я плодов этих технологий на наших улицах.

А можно имена тех сук которые снесли второе оборонительное кольцо?

Какое кольцо?

Сухареву башню
Крестовские водонапорные башни
Восьмигранную башню

А белгородскую стену еще Екатерина 2 оказывается снесла

  • 1