gistory (gistory) wrote,
gistory
gistory

Categories:

Чужая слава Ивана Добробабы. Часть 2/2 + Примечания

Военно-исторический журнал №9 1990
Чужая слава ч.2/2

Часть 2/1 в №9.   Начало (часть 1) в №8


Анализируя изложенные выше обстоятельства, нетрудно предположить двойственную позицию командира и комиссара полка после того, как в печати стал широко обсуждаться подвиг только 28 человек, особенно во время прибытия представителей «Красной звезды» и политотдела дивизии для составления поименного списка «особой группы». С одной стороны, Капров и Мухамедьяров восстановлены в должностях, так как действия полка и всей дивизии получили более объективную оценку (ведь и противник в тех боях понес ощутимые потери — 800 человек и 15 танков), с другой — чем черт не шутит, вдруг, если станут возражать, снова последуют репрессии.


Эти мучительные раздумья довольно неприкрыто звучат в показаниях Капрова 10 мая 1948 года. «В этот день у разъезда Дубосеково,— показывал он, — в составе 2-го батальона с немецкими танками дралась 4-я рота и действительно дралась героически, причем из роты погибло свыше 100 человек, а не 28, как об этом писали впоследствии в газетах. Никто из корреспондентов ко мне не обращался в этот период, я никому и никогда не говорил о бое 28 панфиловцев... В конце декабря 1941 г., когда дивизия была отведена на формирование, ко мне в полк приехал корреспондент «Красной звезды» Кривицкий вместе с представителями политотдела дивизии Галушко и Егоровым... В разговоре со мной Кривицкий заявил, что нужно, чтобы было 28 гвардейцев-панфиловцев, которые вели бой с немецкими танками. Я ему заявил, что с немецкими танками дрался весь полк и в особенности 4-я рота 2-го батальона... Комиссар дивизии Егоров мне приказал выехать на место боя 4-й роты вместе с Кривицким, Гундиловичем и др. Я вместе с группой выехал на место, к разъезду Дубосеково, показал место боя. Фамилии Кривицкому по памяти давал капитан Гундилович, который вел с ним разговор на эту тему... Меня о фамилиях никто не спрашивал. Впоследствии после длительных уточнений фамилий только в апреле 1942 г. из штаба дивизии прислали готовые наградные листы и общий список 28 гвардейцев ко мне в полк для подписи...»
Как «длительно» ни уточнялись списки, в них не попало множество действительно отличившихся бойцов. В то же время было внесено несколько случайных людей, например Д. А. Кужебергенов и И. Е. Добробаба. Первый (его тоже пытается «восстановить в звании Героя» Куманев, упомянувший о нем в уже известном очерке в «Правде», а также рассказавший о трудной судьбе Кужебергенова по Центральному телевидению еще в мае 1967 г.) сознался, что, попав в плен к немцам, в бою не участвовал, второй — претендует не только на роль «участника боя», но и на «главного героя».

Следует закончить и разговор о политруке Клочкове. Добробаба и в этом случае дает противоречивые показания. Клочков, по его словам, то «находился все время рядом со мной», то появился в окопах уже «в ходе боя», то, возможно, после того, «как я потерял сознание», то «куда-то ушел». Место гибели политрука Добробаба тоже указывает поразному. В июле 1944 года, к примеру, стенографическая запись его рассказа запечатлела такие сведения: «Когда бой стих, я перелез в правую траншею. Клочков лежал там убитый. Гимнастерка разорвана и стала, как пиджак, и дыра в груди...» Четыре года спустя, во время суда над ним, Добробаба, отвечая на вопросы адвоката, категорично заявляет: «Во время стенографирования моего рассказа о бое мною были правильно изложены все обстоятельства боя до моей контузии». Но это не мешает ему излагать версию пребывания Клочкова на боевой позиции несколько по иному. «...От траншеи до будки было метров 400... — рассказывал он в сорок четвертом году. — Я вышел на крыльцо. Там лежали боеприпасы. Я взял две коробки патронов и отправился бегом. Следом прибежал Клочков. Нас обстреляли немцы... Немцы идут на нас плечом к плечу — идет лава. Я дал свисток (я командовал всегда свистком) стрелять в немцев из всех видов оружия. Сам сел слева за станковый пулемет. Клочков был здесь...»

Ну а на суде вот как: «В траншее, в которой я вел бой, нас было 28 человек, затем после второй или третьей атаки к нам пришел политрук Клочков, который и руководил боем до последней минуты». Но проходит еще сорок лет, и он с той же категоричностью заявляет, что Клочкова в окопах не было, так как тот находился в отдалении от их боевой позиции, «на командном пункте». В бою Добробаба, дескать, его не видел, а только несколько суток спустя видел труп политрука за железнодорожной будкой (то за одной, то за другой). «Видимо, я так прочел в газетах и в художественных книгах о роли в этом бою политрука, — пытался он объяснить свою путаницу и «охоту» за славой Клочкова, — поэтому и в суде так показал».

Что ж, в этом объяснении есть немалая доля истины: как и Кужебергенов, сознавшийся в обмане, Добробаба творил легенду о своем героизме на основе многочисленных публикаций. Но настоящий героизм проявил не он, а Клочков, сражавшийся и вдохновлявший бойцов, до последнего дыхания остававшийся на поле боя. Как показала 26 марта 1948 года председатель Нелидовского сельского Совета Ирина Ивановна Смирнова, зима 1941/42 года была очень снежной, поэтому, когда в начале февраля 1942 года в Нелидово и Дубосеково приехали представители из Москвы и попросили местных жителей помочь разыскать трупы погибших, это из-за глубоких снежных заносов сделать было невозможно. Откопали только три трупа и с почестями похоронили их. «А затем, уже в марте 1942 года, — рассказывала Ирина Ивановна гвардии капитану юстиции Бабушкину, — когда стало таять, воинские части к братской могиле героев-панфиловцев снесли еще три трупа, в том числе и труп политрука Клочкова, которого опознали бойцы».

Поэтому утверждение Добробабы, что он находился на поле боя без сознания двое суток — ложь. В условиях столь суровой и снежной зимы вряд ли бы после такого испытания он остался жив. А спастись ему «помогли» уход с поля боя и сдача в плен, выжить — служба фашистам. Заметая следы первого и второго предательства, после того как в марте 1944 года снова оказался в Советской Армии, Добробаба придумывал всевозможные варианты героического пребывания в партизанских отрядах. Когда же ложь открылась, стал утверждать, что служба в полиции — маскировочная и тоже героическая. Убедительные факты заставили его сознаться в предательстве.

Куманев, по словам Добробабы, спровоцировал его написать заявление о реабилитации и восстановлении в «правах Героя», свалив всю вину на «жестокость и незаконность следствия». Тот же Куманев в газете «Правда» утверждал, что И. Е. Добробаба «и сейчас, спустя 47 лет… помнит каждую деталь».

Сам же Иван Евстафьевич, отвергая злословия и навет на следствие сороковых годов, в частности на следователя Бабушкина, сознался, что в то время, первое послевоенное, у него была, естественно, свежее память, я события он помнил лучше. Так что чет никаких оснований отвергать обвинительное заключение 1948 года, где полицейскому, а затем и начальнику сельской полиции Добробабе вменялись в вину добровольная служба у оккупантов, участие в облавах на местных жителей и отправка их в принудительном порядке на работы в Германию, строгий контроль за соблюдением оккупационного режима, обыски в домах, конфискация в пользу германских войск имущества и продовольствия сельчан, преследование семей активистов и фронтовиков. Словом, всего не перечислить. Убедительным доказательством злодеяний фашистских оккупантов и их прислужников-полицаев в селе Перекоп, что на Харьковщине, может служить следующий документ:

« С П Р А В К А
Настоящим Перекопский сельский] сов[ет] удостоверяет, что за период немецкой оккупации села Перекоп с октября 1941 года по сентябрь 1943 года немецкими оккупантами и оказавшими им содействие и помощь старостами и местной сельской полицией было:
1) угнано молодежи в Германию на каторжные работы — 170 человек;
2) угнано скота — до 100 голов;
3) сожжено... 120 домов колхозников...
5/II — 1948 г.»

В ходе нового расследования, проводимого Главной военной прокуратурой, глубоко и всесторонне изучены все обстоятельства дела И. Е. Добробабы. Только на 31 декабря 1988 года было установлено и допрошено 57 свидетелей, знавших этого героя газетных очерков и телевизионных передач по периоду его службы в полиции. Проведены многочисленные очные ставки. Изучены дополнительные архивные материалы. Итоги кропотливой работы заключены в словах самого Добробабы, сказанных им на допросе 27 декабря 1988 года: «Да, в полицию села Перекоп в 1942 году я поступил добровольно. Понимаю, что совершил самую большую ошибку в своей жизни». Спустя два дня к этому признанию он добавил другое: «Я понимаю, что в 1942 году я совершил преступление перед Родиной, поступив на службу к немецким оккупантам, что в 1948 году БЫЛ ПРАВИЛЬНО ОСУЖДЕН ЗА СВОЮ ПОСОБНИЧЕСКУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ».

Думается, что сам искатель чужой славы дал исчерпывающий ответ всем своим вольным или невольным защитникам. Судьба предателя Добробабы поучительна. Он, как и все ему подобные, в решающие для Родины дни промахнулся! Рассчитывал: конец Советскому Союзу, конец коммунистам. Но как все обернулось?..

У тех, кого он ненавидел и предавал, вынужден сегодня вырывать кусочек хоть каких-то привилегий. И потому, наверное, еще сильнее ненавидеть. Как оказалось, в его более чем сорокалетней давности раскаянии не было никакой искренности.
Выходит — не раскаялся, а лишь затаился и все эти четыре десятилетия истаивал неудовлетворенной ненавистью. Но это всецело относится, так сказать, к «обычному» предательству. Случай же с Добробабой — уникальный. Ведь «геройство» его — официальное. Кроме того, он, по всей видимости, уловил в наших переменах и что-то такое, что позволяет деформировать в общественном сознании понятия добра и зла, истинную суть предательства и низких поступков подменять «общечеловеческими» критериями, рассуждениями о «демократии» и «гуманизме» Подталкиваемый безответственными исследователями типа Куманева, Добробаба безбоязненно включился в гласную борьбу против закона и правды. И все же хочется надеяться, что подобные ему борцы рано уверовали в праздник на улице предателей. Поддерживая моду на антикоммунизм и антипатриотизм, на массовое антисоветское злословие, они поторопились торжествовать.

Но коль так открыто и дерзко поднимают головы Добробабы, то здоровым силам в стране тоже есть над чем подумать. Нет, это вовсе не значит, что нужно запугивать инакомыслящих и прибегать к репрессиям. Необходимо соблюдать законы народной Советской власти. Необходимо отстаивать правду и давать отпор тем, кто на нее покушается. Необходимо, наконец, ответить на злободневный вопрос: почему наше общество вдруг стало (по мнению Добробабы) пригодным по нравственному состоянию для возведения в ранг героев бывших полицаев, эсэсовцев, власовцев и многих других антикоммунистов и антисоветчиков, подбираемых на свалке истории представителями современного «нового» мира?

Генерал-лейтенант юстиции А. Ф. КАТУСЕВ




Примечания

1 Центральный архив Министерства обороны СССР.

2 Именно в июне 1942 г., по словам давнего знакомого Добробабы, земляка, одноклассника еще по начальной школе, а затем сослуживца-полицая Ахтырского, в их районе к «облаве на партизан, что объявлялись в лесу под «Певендаловкой» фашисты привлекли местную полицию. В это время, с начала июня 1942 г., Добробаба уже находился на службе у оккупантов. Вместе с тем автор письма в Прокуратуру СССР, выдержки из которого цитируются выше, допускает ошибку, считая, что представление на присвоение звания Героя Советского
Союза Добробабе было подписано тоже в июне 1942 г. Ниже будет сделано соответствующее уточнение.

3 Автор письма, по всей видимости, введен в заблуждение Куманевым. Последний в известной уже публикации в «Правде» пишет, что эта «реляция», т. е. представление на звание Героя Советского Союза Добробабы, исходила от «командования панфиловской дивизии и командующего Западным фронтом генерала армии Г. К. Жукова».

Доктор исторических наук здесь допускает несколько неточностей. Во-первых, представление наркому обороны о присвоении
звания Героя Советского Союза на всех 28 панфиловцев подписывал не только командующий войсками Западного фронта Жуков, но и член военного совета этого фронта Булганин. Во-вторых, таких представлений, т. е. от командования Западного фронта, имеется два: от 28 мая и 13 июля 1942 г. В-третьих, было еще одно, самое первое, датированное 10 мая того же года, но подписанное командующим войсками Калининского фронта генерал-полковником Коневым и членом военного совета этого же фронта корпусным комиссаром Леоновым.

4 Бывший подчиненный И. Добробабы по службе в полиции Ф. Дереза на допросе 23 декабря 1988 г. по этому поводу сказал так: «В газете «Правда» за 18 ноября 1988 года ставится вопрос о реабилитации Добробабина, несмотря на то, что он служил в полиции и даже возглавлял куст полиции в селе Перекоп. Видимо, в связи с этим я, подчиненный Добробабину полицейский, как и остальные рядовые полицейские села Перекоп, находившиеся в подчинении Добробабина, вправе рассчитывать на свою реабилитацию»»

5 Вместе с другими неточностями, касающимися фактов, цифр, фамилий, Коротеев и здесь ошибается — «особо отличившаяся группа бойцов» входила в 4-ю роту. Более точен в этом случае был Чернышев

6 Военкомом 2-го батальона был политрук Трофимов.

7 Судя по многочисленным показаниям Добробабы, он к этому времени уже несколько часов должен был «лежать без памяти», присыпанный то ли землей, то ли снегом, приваленный то ли шпалами, то ли трупами, то ли раненный, то ли контуженный, то ли в окопе, ячейке, блиндаже, траншее, дзоте, то ли еще где-то. Скорее всего во время утренних вражеских авиационного и артиллерийского налетов он покинул боевые позиции, суток двое слонялся по окрестным деревням, а затем добровольно сдался в плен. Его путаные и неправдоподобные сведения убеждают: в основных событиях в тот день он не участвовал, свидетелем их не был.

Tags: Военно-исторический журнал, Панфиловцы
Subscribe

  • Пи-Пи-Эс-Эйч Фортиуан

    Даже если вы не понимаете английского и "шуток" HICKOK45, можно послушать ППШ-41 вживую, оценить его темп стрельбы и то, как быстро уходит…

  • Финская мосинка

    HICKOK45 стреляет из винтовки Мосина финского производства М39 1943 год. Надо сказать, хорошо стреляет! Патроны российского производства.

  • Жестокий расстрел

    HICKOK45 рассорился с Youtube за то, что удаляет его ролики-стрелялки и переползает на другой видеосервис. В процессе перехода обнаружился…

promo gistory march 6, 2014 20:25 14
Buy for 1 000 tokens
Ищу родственников тех, кто строил оборонительные на московском направлении, а также любую информацию связанную с этим. Воспоминания, фотографии, газетные вырезки, все что может рассказать о событиях лета-осени 1941 года. Значительную долю строителей составляли москвичи, но вместе с ними работали…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments