gistory (gistory) wrote,
gistory
gistory

Categories:

Валентин Осипов: Покушение на память

Еще одна статья Валентина Осипова в газете Подмосковье.



Покушение на память



Подвига панфиловцев не было – утверждают некоторые историки и писатели, основываясь на сомнительных доказательствах



«Никакого боя 28 панфиловцев с немецкими
танками у разъезда Дубосеково 16 ноября 1941 г.
не было –это сплошной вымысел». С таким заявлением в канун 70-летия подвига выступил
в «Комсомольской правде» г. Мироненко,
директор Госархива Российской Федерации,
доктор исторических наук. Авторитет!
Сотворён ли миф?
Итак, растиражирован приговор ещё одному факту героизма советских бойцов и командиров в годы Великой Отечественной войны. Выходит, в бумагоизмельчитель Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении 28 из них звания Героя Советского Союза. Отобрать награды отцов у их детей, граждан России, Казахстана и Киргизии. Взорвать памятники на поле боя у Дубосеково и в Алма-Ате. Препроводить в спецхраны мемуары
Г.К. Жукова и К.К. Рокоссовского, воспоминания ветеранов 316-й стрелковой дивизии, в которой служили герои, позже преобразованной в 8-ю гвардейскую, научные труды и диссертации, посвящённые их подвигу. Перепечатать учебники. Раскурочить музейные стенды и сковырнуть мемориальные доски и уличные таблички. Отменить гимн Москвы со строчками о 28 панфиловцах. И попутно затребовать опровержений от В.В. Путина, бывшего в то время президентом страны, ибо он с помощью той же «Комсомолки» провозгласил в 2005 году, посетив мемориальный комплекс у Дубосеково: «Есть известная фраза: «Велика Россия, а отступать некуда, позади Москва!» Эти слова были произнесены под Волоколамском… Подвиг героев-панфиловцев навсегда стал подлинным символом мужества и самопожертвования».
Замечу с тревогой, ниспровергатель Мироненко не одинок. В пору перестройки появилась статья В. Кардина «Легенды и факты» (журнал «Вопросы литературы»), в которой также утверждалось – подвига не было! Затем, уже в «Новом мире», заметка «Новое о советских героях» Н. Петрова
и О. Эдельман. В наши времена на подвиг 28 покусился детский писатель Е. Некрасов во взрослой газете «Вечерняя Москва». Есть со строчками такого же настроя книга
Ю. Жука «Неизвестные страницы битвы за Москву. Факты и мифы» (изд. «АСТ»). Тут же её поддержка рецензией
Н. Лебедева «Корреспонденты «Красной звезды» участвовали в сотворении мифа». Это о том, что первым рассказал о героях-панфиловцах публицист Александр Кривицкий (замечу, один, без какого бы то ни было множественного числа).
Может возникнуть вопрос: по какому праву я берусь защищать память славных воинов? Отвечу: по праву почти пятилетней работы в архивах (нескольких!) и переписки с десятками ветеранов 316-й дивизии, которые были дополнены живыми свидетельствами людей. Да какими! Одного из уцелевших героев, жены и дочери политрука
В. Клочкова, его непосредственного начальника комиссара полка А. Мухамедьярова, дочери генерала И. Панфилова… Результатом этого стало шесть изданий моей книги с биографией Клочкова и его роты. Одно из них вышло с названием «Пять месяцев дороги к Дубосеково» к
60-летию Победы под Москвой (2001 год) по почину Попечительского совета, в котором в числе многих значились губернатор Московской области Б. Громов, митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим, а также председатель Комитета ветеранов войны генерал В. Говоров. Горжусь: никто не попрекнул за недостоверность.

Факты против
«фактов»
Архивист «обнаружил» вот так вдруг, в канун 70-летия боя панфиловцев у Дубосеково, известную историкам ещё с 1990-х годов справку Военной прокуратуры 1948 года и выудил из неё желанное для себя, сенсационщика: «Нашли командира полка, который показал, что никакого боя у разъезда не было». Речь о допросах этого бедолаги (в войну отважного офицера) по факту предательства одного из воинов.
Отмечу странное единомыслие нынешнего архивиста со следователями того времени, известного, как разгул бериевщины. Вот только запамятовал он сообщить читателям своих опусов, что после смерти Сталина таковым допросам перестали доверять, их стали перепроверять, и потому пошла волна реабилитаций. При этом выделю: даже эти следователи, в отличие от г. Мироненко и его поспешников, всё-таки догадались поискать очевидцев боя. Ведь комполка не был в бою у разъезда, поэтому не мог стать свидетелем по делу, но, замечу, об этом-то – ни звука!
Читаю далее в справке о том, что не прочитал г. Мироненко: «Опросом местных жителей выяснено, что бои дивизии Панфилова с немецкими танками происходили… В своём объяснении председатель Нелидовского с/совета Смирнова рассказала: «Бой панфиловской дивизии у нашего села Нелидово и разъезда Дубосеково был 16 ноября». Примерно то же рассказывали и другие жители… Снесли к братской могиле в том числе труп политрука Клочкова…».
Замечу, что и я застал в живых ту, которая хорошо помнила бой, – Елену Алексеевну Скобкину. Это случилось в 1979 году, во время съёмок на поле боя документального фильма о 28 героях-панфиловцах известным режиссёром Ефимом Учителем, который и позвал меня в Дубосеково вместе с Кривицким и Мухамедьяровым.

Недетские проделки детского писателя
Упомянутый выше Е. Некрасов свой ряд «фактов», «отменяющих» подвиг у Дубосеково, подкрепил следующим: «Герой Советского Союза Иван Моисеевич Натаров (один из панфиловцев. – В.О.) погиб 14 ноября». То есть за два дня до 16 ноября – даты боя политрука Клочкова и его бойцов против фашистских танков. Я обратился в Центральный архив министерства обороны РФ и получил оттуда справку (№ 8/100382), в которой значится: «В книге учёта безвозвратных потерь личного состава 1075-го стрелкового полка 316-й дивизии за 1941 год значится: «Кр-ц Натаров Иван Моисеевич убит 16.11.41, похоронен – разъезд Дубосеково Московской области». Справка вошла в мою книгу 2001 года. Думаете, г-н Некрасов покаялся? Ничуть!
И вновь факты
против «фактов»
При допросе комполка продолжил «спасать» себя новыми признаниями: «Никаких документов о бое 28 панфиловцев в полку не было… В конце декабря ко мне в полк приехал Кривицкий, тут я впервые (выделено мною. – В.О.) услышал о 28… Только в апреле 1942 г. из штаба дивизии прислали уже готовые наградные листы. Я подписал».
Верить ли? Категорически нет! Есть среди прочих и воспоминания полковых командиров П. Софронова, Б. Джетпысбаева и
А. Мухамедьярова, опровергающие эти слова. Есть два документа с подписью командира той самой роты П. Гундиловича, который приказал взводу во главе с Клочковым отправиться в окопы у Дубосеково. Первый – донесение о бое 28 подчинённых, которое он адресовал в штаб полка. И второй – скорбное письмо вдове политрука со строками: «16 ноября 1941 г. около разъезда Дубосеково утром завязался бой со значительно превосходящими силами противника. Бойцов, воспитанных Василием Георгиевичем, не смутило численное превосходство врага. Завязался бой...».
Ниспровергатели истории не обратили внимания даже на немаловажный для поиска истины факт второй похоронки, которая ушла жене политрука именно из штаба полка: «Ваш муж Василий Георгиевич Клочков в боях за социалистическую Родину, верный военной присяге, проявил геройство и мужество, был убит 16 ноября…».
А так ли, что комполка занялся увековечиванием памяти героев только в апреле 1942-го, когда ему будто бы приказали подписать заготовленные штабом дивизии наградные дела? Оказывается, и здесь всё было иначе. Ещё в январе 1942 года (!) он и комиссар полка направили письмо вдове Клочкова. Там помимо восторженных оценок подвига указано то, от чего потом комполка отречётся: «Он представлен к высшей правительственной награде – ордену Ленина с присвоением звания Героя Советского Союза». В январе! Не в апреле! В связи с этим времяисчислением обращает внимание на себя такая строка: «Простите, что в тяжёлых условиях боевой обстановки мы не смогли написать вам ранее».
Были в письме строки, свидетельствующие о полном доверии их авторов Кривицкому: «Посылаем вам вырезку из газеты «Красная звезда» от 22 января 1942 года со статьёй о 28 павших героях и снимком, сделанным у могилы на разъезде Дубосеково».
И, наконец, первым о подвиге у Дубосеково рассказал не Кривицкий, а дивизионная газета, которая ещё 20 декабря с гордостью упомянула павшего смертью храбрых политрука. А кто же автор? Комиссар полкового (!) штаба Клыков.
…Оставалось четыре года до вызова комполка к прокурорам. 1944-й. Никто и не думает сомневаться в достоверности героической истории боя у Дубосеково. Дивизионная газета печатает очерк «Героическая рота».
…До допроса комполка три года. 1945-й, 16 ноября. И вновь дивизионная газета отметила годовщину легендарного боя – четвёртую. Она напечатала огромную статью «Здесь сражались 28 гвардейцев». Вчитываюсь и обнаруживаю знакомые названия деревень и разъезда. Интересна своеобразная метафора: помянуто, что поле боя дало хороший урожай.

Издёвка?
Издевательство!
Есть ещё один «исследователь» подвига панфиловцев – Ю. Жук. Поражён, но он запустил в оборот кощунственные издёвочки над павшими, а попутно и над очерком Кривицкого. Разве не оскорбителен пассаж: «Уже само по себе описание образа политрука в образах «старшего брата» и «родного отца» не может не вызвать улыбку». Но на самом деле Клочкова братья по оружию очень чтили. За простоту и доступность. За биографию «в шрамах» невероятных лишений и бед: одно сказать, семья едва выжила в голодомор 1920-х
годов. За личную отвагу и командирскую хватку его роте первой в дивизии доверили разведку боем, и ещё до Дубосеково он был награждён орденом Красного Знамени.
С оторопью читаешь у
г-на Жука и такое: побежал-де на танк, «уподобившись барану»; «зачем понадобилось идти на танковый пулемёт, да ещё, подобно святоше, скрестив руки на груди?». Заметил автор-ниспровергатель истории и то, что в оперативных сводках Генерального штаба 16 ноября бой у Дубосеково не числился. Но почему-то он не поясняет, до сводок ли было в тот кроваво-трудный для дивизии день, когда немцы окружили батальон, в состав которого входила рота Клочкова, и даже полковой командный пункт?

«Оправданию»
Дмитрия Быкова
нет оправдания
Есть у этого литератора роман «Оправдание». Здесь без каких-либо отсылов к документам говорится, что панфиловцы – это «штрафники» из «отфильтрованных» в «тайном лагере-поселении», и «Клочков точно оттуда».
Не было ничего такового и в помине. На самом деле эта первая создаваемая Казахстаном и Киргизией дивизия формировалась с особым тщанием. Не зря заместитель начальника управления одного казахстанского наркомата (министерства, по-нынешнему) В. Клочков стал вроде бы не по рангу для номенклатурного работника лишь ротным политруком. Какое же это кощунство, востребовать для героев спустя 70 лет жуткую в прошлом уголовно-политическую статью 58. Каково же читать такое потомкам павших?! Мама Клочкова вспоминала о сыне: «А когда фашисты напали, он сразу вступил в дивизию Панфилова. Он написал нам: «Обещаю вам, дорогие, что в боях не посрамлю рода Клочковых».
Да, законы романного жанра дозволяют некие творческие домыслы, но категорически недопустимы для исторических персонажей подобные биографические фантасмагории.

Кое-что о НЭП
Так я стал именовать новую этическую политику некоторых пишущих и печатающих. Они не откликаются на критику! И тем самым внедряют цензуру, ибо свобода слова оказалась «арестованной» свободой домыслов. Главный редактор «Нового мира» отписал мне, отказавшись печатать опровержение: «Ваша статья прочитана. Публикация её не входит в наши планы». Кратко и выразительно!
Помяну и газету «Красная звезда». Она отказалась печатать мою статью в защиту памяти панфиловцев. Главный редактор дал «добро», но кто-то запретил. Сказано было по телефону этим анонимом: «Не было боя!». Отважен: пошёл против мнения своего министра обороны, которое мне удалось заполучить из пресс-службы министерства, и не посчитался со своим верховным главнокомандующим, чьи слова о панфиловцах я привёл в начале этих заметок.
Архивист Мироненко, оказывается, помимо желаний вытравить из памяти героев 1941-го, с тем же – и к Шолохову. Без единого (!) факта провозгласил для многомиллионного зрителя Первого телеканала, что он не только «украл» «Тихий Дон», но и вообще ничего значимого не написал. Досталось ему за эту провокацию от авторов нескольких газет, от меня тоже. Особо выразительным явилось открытое письмо «Отлучение национального гения» большой группы наиавторитетнейших писателей и учёных, в числе коих были С. Михалков, В. Распутин, В. Ганичев, председатель СП России, директора литературоведческих институтов РАН («Литературная газета»,
№ 23, 2004 г.). Что ответил г-н Мироненко? Вопреки научной этике, отмолчался! Так же поступил он и тогда, когда я ему и через сотрудников «Комсомолки», и личным письмом предложил поединок фактов и аргументов.
Кстати, о «научности»
Ю. Жука. Читаю в его книге о маршале Г.К. Жукове: «Полный сумасброд по причине собственной придури… Невежа… Образ Г.К. Жукова был, что называется, высосан из пальца…».


№ 211 от

Валентин ОСИПОВ, член Высшего творческого совета СП России, лауреат всероссийской Шолоховской премии

Tags: Панфиловцы
Subscribe

  • Жил отважный капитан...

    Часто ищешь одно, а попадается... Сложно сказать, насколько случай характерный и можно ли из него сделать какой-то вывод. Просто одна из судеб.…

  • 24 сентября. Посёлок Восточный

    Очень интересный краеведческий разбор одного из эпизодов в Битве за Москву в 1943 года. Надо отметить, что к 1943 году авианалеты на Москву…

  • Катынь словами фон Герсдорффа

    Тема сложная, имеющая две противоположные точки зрения. "Агитировать" ни за одну из них я не буду. Здесь всего лишь немецкая и английская…

promo gistory march 6, 2014 20:25 14
Buy for 1 000 tokens
Ищу родственников тех, кто строил оборонительные на московском направлении, а также любую информацию связанную с этим. Воспоминания, фотографии, газетные вырезки, все что может рассказать о событиях лета-осени 1941 года. Значительную долю строителей составляли москвичи, но вместе с ними работали…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment