gistory, Gistory_ru

About & links

Моими интересами являются история и привязка происходивших событий к цифровым картам, чтобы используя навигатор, можно было найти те места, "где все это было".

Москва мой родной город, а значит:
Москва в границах и планах 1935 года: осуществленные и планируемые улицы и проспекты
[Узнать о том что могло бы быть]
"Генплан Москвы 1935 года" (сайт более не поддерживается).
Садовое кольцо, которого нет
Новокировский проспект и пропавший дом
Пантеон на улице Удальцова


Линии обороны Москвы, которые строились и были построены в 1941 - 1942 годах, а также "эхо войны".

Часть этих постов, дополненные и переработанные были использованы в книге "Москва 1941", которая
поступила в продажу в ряде книжных магазинов, например в Библио-Глобусе

или в книжном магазине "Москва" или Московский Дом Книги (на Новом Арбате)
заказ в интернет-магазинах в Митра (СПЕЦИАЛЬНАЯ НОВОГОДНЯЯ ЦЕНА) и конечно ОЗОН.

[Узнать больше о военной Москве]
Битва за Москву. Укрепления в границах современной Москвы
Карта ДОТов, пулеметных колпаков (ЖБОТ) и других сооружений сохранившихся в Москве
Оборонительные рубежи вокруг Москвы в 1942 году
ДОТ на Москве реке
Домашнее задание для Люфтваффе - история о маскировке Москвы в 1941 году и продолжение этой истории Болотная образцы 1941 года. Уникальные снимки и их анализ немецкими расшифровщиками


"Эхо войны" хотя скорее эхо взрыва артиллерийских складов в 1920 году
Опасные находки. Боеприпасы на улицах Москвы.

Ржевско-Вяземская линия обороны, которая строилась летом-осенью 1941 года для защиты Москвы, но не сыграла своей роли.
Итогом части проведенных исследований стал выход книги "Оленинский рубеж". Книгу теперь можно скачать с Яндекс.Диска https://yadi.sk/i/FTA_sBii3PuiCn или Google Drive https://drive.google.com/file/d/14OMhXltuvozlr4g8bo_1EfNt1GyuAyfU/view



[Большая подборка постов]

Немного из истории Ржевско-Вяземской линии обороны
Схема укрепленных районов третьего рубежа (своего рода сенсация)
На дальних подступах к столице. Морская артиллерия в боях под Вязьмой осенью 1941. Часть 1
На дальних подступах к столице. Морская артиллерия в боях под Вязьмой осенью 1941. Часть 2

Снегири или по следам "Ваньки ротного". Часть 1
Снегири или по следам "Ваньки ротного". Часть 2

Подборка постов по тегу Ржевский Укрепленный район

Вы можете нам помочь узнать и рассказать еще больше о Ржевском УРе. Помощь может быть как финансовая (мы сможем ездить чаще), так и путем предоставления некоторого оборудования. Все это позволит повысить эффективность поисков. Контакты в конце поста.


наши исследования материально можно здесь
Если у вас есть вопросы пишите в личку или на gistorydotru@gmail.com
promo gistory march 6, 2014 20:25 14
Buy for 1 000 tokens
Ищу родственников тех, кто строил оборонительные на московском направлении, а также любую информацию связанную с этим. Воспоминания, фотографии, газетные вырезки, все что может рассказать о событиях лета-осени 1941 года. Значительную долю строителей составляли москвичи, но вместе с ними работали…
9 vrata

Переводчик "Голубой дивизии" Владимир Ковалевский. "Новгород и его окрестности в 1941–1942 годах"

С разрешения издательства публикую фрагмент из книги: Испанская грусть: Голубая дивизия и поход в Россию, 1941–1942 гг. : воспоминания В.И. Ковалевского / Перевод с испанского В.Л. Хейфеца. Под ред. О.И. Бэйды, Ш.М. Нуньеса Сейшаса. - М.; СПб. : Нестор-История, 2021. — 208 с., ил. ISBN 978-5-4469-1823-2.

Испанское издание воспоминаний: Beyda O., Núñez Seixas X. M. Un ruso blanco en la División Azul. Memorias de Vladimir I. Kovalevski (1941). Barcelona: Galaxia Gutenberg, 2019.

Купить книгу: https://nestorbook.ru/uCat/item/1569

Аннотация: Владимир Иванович Ковалевский был из поколения русских офицеров, так и не закончивших «свою» войну. Пройдя Первую мировую и не приняв революции, Ковалевский оказался среди первых чинов Добровольческой армии, а в 1920 г. ушёл с белыми из Крыма. Затем были служба во Французском иностранном легионе, учёба в Королевстве Югославия и война на стороне генерала Франко в Испании. Летом 1941 г. Ковалевский записался в качестве переводчика в испанскую 250-ю дивизию вермахта, известную как Голубая дивизия, с которой отправился в поход против СССР. На Новгородчине он во всей полноте увидел мрачную картину страданий мирного населения «под испанцами» и пережил надлом, разочаровавшись в иллюзиях и собственной неприглядной роли «чужого среди чужих». Весной 1942 г. Ковалевский вернулся в Сан-Себастьян, где по горячим следам написал «в стол» эти мемуары, так и не увидевшие свет при жизни автора. В них — несбыточные надежды русского зарубежья, незнакомый взгляд «с той стороны фронта» и метания одиночки, совершившего роковой выбор.



Collapse )

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

gistory, Gistory_ru

Выписка из исторического формуляра

Из исторического формуляра 17-й Бобруйской Краснознаменной стрелковой дивизии.

15.X — 18.X.1941 г.

"Командир дивизии полковник Козлов вместо организации отпора наступающему противнику отдал приказ об отходе. 18.X. эвакуируются тылы дивизии, 20.X. вместе со штабом дивизии — последние части дивизии".

ЦАМО. Ф.1082. оп.1. Д.1.Л.4.

l
  • labas

иск о защите чести и достоинства полковника п.с. козлова

Еще один очень неприятный прецедент, о котором необходимо знать всем историкам Великой Отечественной.

Несколько лет назад двоюродная внучка бывшего командира 17 сд П.С. Козлова начала кампанию по его реабилитации. Полковника Козлова сняли с руководства дивизией 21 октября 1941 года через несколько дней после назначения (подробности см. в моем очерке "Разгром"), он был арестован, но сумел бежать из-под стражи и перешел на немецкую сторону. На допросе заявил: "До сего момента я был солдатом. Хотя я и член партии, я плохо разбираюсь в политике, так как раньше она меня не заботила. То есть я должен начинать все сначала. Мне рассказали кое-что о фюрере и его программе. Я одобряю эти рассуждения. Здесь все совершенно не так, как у нас, что я вижу уже по обращению со мной. Я не могу ничего не делать и сидеть без работы. Если меня здесь можно использовать, я готов на все. Я также не думаю, скажем, о больших делах, готов начать с малого".

Желание Козлова было удовлетворено, он стал преподавателем Варшавской, а затем Полтавской разведшкол. К лету 1942 года он, однако, разочаровался в фюрере и его программе и передал с одним из засланных в советский тыл агентов записку, в которой предлагал работать на советскую разведку, так как совершил "ошибку, но не измену". Подозревая немецкую ловушку, советские чекисты не приняли предложения. Но, судя по всему, ловушкой это не было, Козлова вскоре отправили из школы в лагерь военнопленных, а оттуда в концлагерь Флоссенбюрг, где казнили, не регистрируя, 5 января 1943 года.

История, как и часто бывает, неоднозначная. Трудно оценить, нанес ли Козлов Родине какой-то вред своей работой в разведшколах, но даже если да, то он попытался этот грех искупить и поплатился за это жизнью.

Проблема, однако, в том, что родственнице полковника эта история казалась недостаточно героической. Она привлекла на свою сторону исследователя А.А. Милютина, в котором счастливо сочетаются два обычно антагонистических свойства: скрупулезная работа с первоисточниками и стремление их компрометировать (особенно часто он объявляет подлогами немецкие допросы, в частности, Я.И. Джугашвили и М.Ф. Лукина). В результате, была запущена легенда, что П.С. Козлов вовсе не арестовывался советской стороной, а попал в плен еще 20 октября, все же советские документы на этот счет подложные. К несчастью борцов за светлое имя полковника Козлова, вскоре был обнаружен и опубликован протокол его допроса, в котором он сам говорит об аресте и побеге. Разумеется, протокол допроса тоже был объявлен (частично) подложным. Наконец, летом прошлого года исследователю Р.М. Никитину удалось ознакомиться в ЦА ФСБ с делом Н.Е. Юрченко, того самого перебежчика, который принес чекистам записку Козлова. Это окончательно сняло сомнения в том, что именно Козлов работал под кличкой "Быков" в Варшавской и Полтавской разведшколах. Кажется, и этот массив документов объявлен борцами за реабилитацию подложным.

Любопытно, что в кампанию по реабилитации полковника Козлова включились радио "Эхо Москвы" и журнал "Дилетант". Они предоставили А.А. Милютину трибуну, тем самым легитимизируя его многочисленные заблуждения. Пока это происходило в рамках исторической дискуссии, это можно было игнорировать: качество исторических передач "Эха Москвы" довольно невысокое и усилиями одного А.А. Милютина его тяжело радикально снизить.

Однако, две недели назад борьба за "честное имя полковника Козлова" перешла в новую стадию. Исследователь А.А. Милютин подал в Чертановский районный суд иск о защите чести и достоинства против Г.Я. Грин и В.А. Чернова, авторов книги "Октябрь 1941. Детчинский сектор Малоярославецкого укрепрайона" за то, что они неверно (т.е. на самом деле верно) изложили в своей книге историю полковника Козлова.

Хотя суд возвратил иск на основании того, что "дело неподсудно данному суду", следует ожидать повторных исков (возможно, в других судах), а также расширения круга ответчиков. Как это ни абсурдно, но очевидно, родственники П.С. Козлова и исследователь А.А. Милютин хотят в судебном порядке закрепить угодную им (и неверную) версию событий.

Это очень опасный прецедент, поэтому хотелось бы обратить на него внимание журналистов. Если историки Второй Мировой дополнительно к уже существующем ограничениям, будут вынуждены потакать прихотям дальних родственников упоминаемых в их книгах бойцов, объективное изложение станет попросту невозможным. Одних панфиловцев, как известно, было 28 человек, открывается широкий простор для исков о защите чести и достоинства в связи с "отрицанием подвига".

Отдельно хотелось бы подчеркнуть, что информационную поддержку кампании против историков фактически осуществляет радио "Эхо Москвы", на словах декларирующее, конечно, совершенно иные идеалы.
Collapse )
gistory, Gistory_ru

Рассказ о народном ополчении на канале TacticMedia

По приглашению Михаила Тимина, побеседовал с ним на канале TacticMedia об организации добровольного народного ополчения Москвы. Освещалось только "летнее" ополчение.

Изначально, разговор планировался на 50 минут, но в итоге затянулся на два часа. Могли бы беседовать и дольше, но "караул устал".  Тема большая и сложная, мне было сложновато разговаривать без показа презентаций и карт, поэтому, возможно, разговор получился менее структурированным, чем было бы надо. Было несколько обидных оговорок, в том числе я приписал Сталину выступление по радио 22 июня.
В комментировании записи на Youtube принял участие небольшой десант "козловцев". Кроме "официального резидента" г-на Милютина там поучаствовало 2-3 "нелегала"






TacticMedia
gistory, Gistory_ru

Версия полковника Капрова

После долгого перерыва решил вновь публиковать тексты в ЖЖ. Надеюсь они будут несколько более разнообразные и уже не столько о "военной тематике", но и Москве, какой она была в разные годы. Но это присказка, перейдем к любимой теме о панфиловцах. В одном из номеров "Вечерней Москвы" за 1966 год мне попалась статья "Родины верные сыны", поданная как запись беседы с полковником Капровым. Капров родился в 1898 году —  на момент беседы ему уже было 68 лет, 3 контузии сильно сказались на его здоровье. Летом 1967 года Капров скончался.
Курсивом выделена "прямая речь" Капрова, также как это сделано в статье.

Родины верные сыны

В Архангельском — тишина. Здесь клинический санаторий. И даже экскурсанты, пришедшие осматри­вать дворец, принадлежавший некогда князю Юсупову, ведут себя смирно и не­шумливо.
И мы с собеседником сидим в свет­лой, уютной комнате, из окон которой открывается дивный вид на припудрен­ный снегом парк. Все тут настраивает на лирический лад, располагает к нето­ропливой задушевной беседе.
А мне за плавно текущим рассказом Ильи Васильевича Капрова слышится тревожный набат 1941-го, встают перед глазами картины летописи героической 316-й стрелковой дивизии, которой командовал легендарный генерал Иван Васильевич Панфилов.
Collapse )


Память. переправа через реку Лиелупе

Данный текст обнаружился в одном из дневников.
Автором является В. Смоляр, бывший разведчик 60-го моторизованного понтонно-мостового Краснознамённого ордена Александра Невского батальона, входившего в состав 9-ой понтонно-мостовой Кёнигсбергской ордена Кутузова бригады.
В описываемых действиях участвовал старший сержант Смирнов Василий Семёнович.

Collapse )

ПАМЯТЬ. часть первая

Почти 24 года эти документы и дневники лежали рядом со мной.
Ещё 24 года назад я мог начать разгребать эти завалы ибо написано много. Очень много.
Но.... Видимо, всему своё время.



Collapse )
gistory, Gistory_ru

Польские сердца (Hearts of Poland)

Статья из американского журнала Collier’s (Кольерс), вышедшая в апреле 1942 года, о создании в СССР польской армии генерала Андерса. Статью написана корреспондентка журнала Элис Леон Моатс. Благодаря своему авантюризму, настойчивости и связям она оказалась в СССР перед самым началом войны и смогла продержаться почти полгода, до середины ноября. Она написала несколько статей, часть из которых не прошла советскую цензуру, часть была опубликована в сильно урезанном виде. Статью о генерале Андерсе, с которым она была знакома и неоднократно встречалась, она писала в эвакуации в Куйбышеве, вероятно с оглядкой на то, что она будет порезана цензурой, но отправила ее уже из Тегерана, хитро обойдя цензурные правки.

Конечно, Андерс рассказал ей о себе не все, либо она написала не все, что могла слышать о нем. Описание ряда событий отличаются от других, в том числе исторических источников. Но статья интересна тем, что была отправлена и вышла еще до того, как польские войска покинули территорию СССР. (отмечу еще раз, что отправлена она была в ноябре 1941, а вышла только в апреле 1942 года).

В статье упоминается, что не удалось найти 5000 польских офицеров, 10 генералов, включая Станислава Галлера — о Катыни и Медном на тот момент еще не было известно.


Генерал Андрес, генерал Сикорский, Сталин и Молотов, 3 декабря 1941 года.

Фактически в этот день Сталину пришлось согласиться с тем, что армия Андерса уйдет из СССР в Иран.

Collapse )