gistory, Gistory_ru

gistory


gistory

История с Географией


Previous Entry Share Next Entry
Рецензия на главы 1 - 4 рукописи «Ванька ротный» А.И.Шумилина
gistory, Gistory_ru
gistory

Хороший разбор, который во многом совпадает с моей точкой зрения.
Я считаю, что искать "ДОТ Шумилина" (пока я еще не добрался и не установил координаты двух ДОТ-4 из 20), не имеет смысла, т.к. нет точной информации, что он вообще был командиром орудийного ДОТа с установкой ДОТ-4 или даже пулеметного ДОТа с установкой НПС-3. Я не исключаю, что начало войны для него было иным.
Командир пульбата Зенкович - стал командиром полка и погиб в бою возле Варшавского шоссе, отражая контратаку.


Оригинал взят у aldr_m в Рецензия на главы 1 - 4 рукописи «Ванька ротный» А.И.Шумилина

А.Милютин

Предисловие

Для рецензии были выбраны эти главы рукописи, поскольку в них автор описывает эпизоды, касающиеся его службы в 297-м пулеметном батальоне.
До «Ваньки ротного» я прочитал много книг о войне и эта книга, несомненно, выделялась из них. Автор так подробно описывал местность в районах боевых действий, что у меня появилось желание сопоставить описание с натурой.
Первый район, который я посещал несколько раз, была Шентрапаловка и ее окрестности. Я надеялся найти тот самый ДОТ, который описал Шумилин, т.к. он никуда не мог исчезнуть с того времени. В первую поездку я заходил в лес со стороны Кулаковки (с запада), однако дорога там заросла до такой степени, что ее невозможно было отыскать и пришлось пользоваться компасом. Все последующие поездки я заходил в лес со стороны Устинки и шел вдоль Шереметьевского большака на юг, т.к. очевидно линия укрепрайона должна была прикрывать большак. Тогда еще не были оцифрованы и доступны в электронном виде карты Резервного фронта, поэтому местонахождение самого левого ДОТ-4 было неизвестно. В одной из поездок по первому снегу я обнаружил ДОТ примерно в 2 км южнее Устинки, но идентифицировать его я не смог. Впоследствии оказалось, что это не ДОТ-4.
Когда были опубликованы карты 31-й армии за 1941 год, стало очевидным, что мои поиски не могли увенчаться успехом, т.к. самый левый ДОТ-4 находился в районе д. Желтавец-Шереметьев, т.е. северо-западнее района моих поисков.
Также я прошел по местам боев на реках Волге и Тьме, побывал на станции Чуприяновка и деревнях Марьино, Чуприяново и многим другим, описанным в главах, которые касаются декабрьского наступления 1941 года. Несколько раз ездил и в город Белый, в районе которого в июле 1942 года проходила немецкая операция «Зейдлиц».
С тех пор, как я начал первые поиски, мне удалось изучить большое количество наших и немецких архивных документов о боевых действиях не только в районе Нелидова – Ржева, но и Вязьмы. И чем больше я изучал документов, тем больше возникало вопросов к событиям в трактовке автора книги.
Написать эту короткую рецензию стало возможно благодаря нескольким документам 297-го пульбата.
Документы и карта боевых действий изложены в статье «Боевые действия западнее Ржева 11 – 14 октября 1941 г» http://aldr-m.livejournal.com/18572.html
Во вводной главе «Что такое война» автор сделал заявление, что будет писать только правду. Поэтому когда обнаруживаются незначительные отклонения в датировке тех или иных событий, то им не надо придавать большого значения, т.к. отклонения в датировке имеют место практически в любых мемуарах. Важно, чтобы были сохранены причинно-следственные связи между событиями, хотя бы в том виде, как их понимает автор. А.И. Шумилин привел относительное небольшое количество данных, которые можно было документально проверить.

Глава 1. Отправка на фронт
1.1. Начнем с малого. Поскольку Шумилин 2 года учился в Московском Краснознаменном Пехотном Училище (МКПУ) [1], а не на месячных курсах младших лейтенантов, то он должен был хорошо знать уставы.
Цитата [2]:
«Я послал к командиру роты связного и стал дожидаться ротного построения»
Здесь автор обнаружил прекрасное знание пункта 85 Полевого Устава РККА: «Каждый командир обязан искать связь с начальником …»
Запомним этот эпизод, в котором Шумилин действовал по уставу.
Цепочка событий, отражающая отправку на фронт в район оз.Волго и затем переброска в район Оленина описана в основном достоверно. А датировку событий я поправил на основании документов в п.2.5.

1.2. Цитата [3]:
«Никто не знал, что через неделю из штаба фронта придет приказ, и нас в срочном порядке перебросят на другой участок УРа, в район Сычевки. Нам придется много дней идти пешком … и, наконец, к 20 сентября выйдем на левый фланг нашего укрепрайона, где среди многих деревень одну зовут Шентропаловкой»
Здесь очевидная ошибка в дате, т.к. согласно письму Шумилина домой от 24.09.41 [4]:
«С 21 сентября нахожусь на фронте, около г. Осташков …
ДКА, ППС №812, 297 опб, 3-я рота»

ППС №812 – полевая почтовая станция 249-й сд.
Автор ошибся и в определении места, куда перебрасывался батальон, т.к. д. Шентрапаловка действительно находилась на линии укрепрайона, но в окрестностях Оленина, а не Сычевки.

При переброске в район Оленина у Шумилина состоялась встреча с Михайловым, личность которого может быть идентифицирована, хотя мне это не удалось.
1.3. Цитата [5]:
«В соседней землянке, где располагалась другая рота, у меня был приятель, тоже лейтенант и тоже командир взвода. Женька Михайлов, с которым я учился в военном училище»
Т.е. Михайлов, со слов Шумилина, служил в другой роте 297-го пульбата. Запомним это.

Глава 2. Укрепрайон
После прибытия в район Оленина взвод Шумилина был определен, со слов автора, на левый фланг укрепрайона и занял одну из огневых точек.

2.1. Цитата [6]:
«…Это был наш ДОТ, и он стоял на самом левом фланге Ржевского участка укрепрайона. Левее нас и дальше укреплений не было, там простирался лесной массив и болота…»
В дальнейшем по описанию ДОТа становится ясно, что взвод Шумилина занимал ДОТ-4. Согласно карте [7] самый левый (южный) ДОТ-4 находился на участке 421-го сп 119-й сд в районе д. Желтавец-Шереметьев, а не в районе Шентрапаловки, которую упомянул Шумилин. При этом боевой участок батальона простирался левее (южнее на 8 км) Желтавец-Шереметьев, вплоть до выс. 247.7, которая одновременно являлась левой границей 421-го сп 119-й сд. Левее 421-го сп находился 634-й сп 119-й сд.

Дальше подвергаются анализу несколько чисто технических деталей, которые, как оказалось, имеют значение для установления истины.
2.2. Цитата [8]:
«…В ДОТе были … две подземные линии телефонной связи, которые шли на командный пункт роты и укрепрайона»
Это утверждение не соответствует документам, т.к. согласно п.3 Боевого донесения №1 командира 297-го пульбата от 9.10.41 в 23:00 [9]
«Сооружения (ДОТ-4 и НПС-3, А.М.) между собой и командирами не имеют связи, т.к. при протяжении фронта около 50 км, и при наличии 48 км однопроводного кабеля, которого хватает только для связи КП командиров 3-х рот с КП батальона»
Напомню, что в пульбате было 4 роты, т.е. командир батальона не имел связи даже с командиром одной из рот. И в боевом донесении прямо указано, что сооружения не имеют проводной связи с командирами.

2.3. Цитата [10]:
«В главном отсеке бетонного дота, там, где стояли пушка и станковый пулемет, … в железобетонном перекрытии сверху был вмонтирован подъемный перископ для наблюдения за полем боя. Перископ можно было поднимать и опускать, вращать во все стороны, изменять угол наклона зрения»
Это утверждение также не соответствует документам, т.к. согласно п.3 того же Боевого донесения №1:
«Ни в одном сооружении не установлены перископы, т.к. в батальоне их имеется 37 штук, но из-за отсутствия у строительства осадных (верно обсадных, А.М.) труб, перископы использовать нельзя»
Т.е. уже при описании чисто технических деталей автор дал волю фантазии, вместо того, чтобы прямо указать, что в сооружениях не было связи и перископов.

2.4. Цитата [11]:
«… Задерживать и сопровождать отступающих и выходящих из окружения у нас не было указаний. Когда их кормили, я отошел и позвонил командиру роты. Он мне ответил, что пусть идут на сборный пункт, прямо на Ржев»
Шумилин не имел возможности позвонить по телефону командиру роты, потму что, как я указывал выше, сооружения между собой и командирами не имели проводной связи.
Он мог связаться с командиром роты только по рации, если она была в ДОТе, но т.к. про рацию Шумилин не упомянул ни разу, то вероятно ее в ДОТе не было, хотя, согласно п.3 Боевого донесения №1, в 15 из 20 сооружений ДОТ-4 имелись радиостанции для связи с КП командиров рот. Т.е. всего 5 из 20 ДОТ-4 не имели радиостанций. Была ли радиостанция в ДОТ-4, который занимал Шумилин, установить не удалось. При этом, как известно, радийную связь "снять" невозможно, она работает всегда.

2.5. Цитата [12]:
«7 сентября сорок первого года приказом, как у нас говорят, три ноля пятьсот девятнадцать по войскам Московского военного округа мне было присвоено воинское звание лейтенант, а 22 сентября, пятнадцать дней спустя после отправки на фронт, я получил ранение в ногу (в районе Оленина в расположении 119-й сд, А.М.)»
Автор указал, что отправка на фронт была 7 сентября, но это не соответствует целому ряду документов:
19 сентября, согласно оперсводке №108 штаба Резфронта, на ст.Ржев прибыли составы с 296-м и 297-м пульбатами, которые направлялись на ст. Горовастица и Селижарово, соответственно [13]
20 сентября 297-го пульбат находился в районе Осташкова, что подтверждается Донесением о численном и боевом составе 31-й Армии [14], в примечании 2 к которому указано, что 296-й и 297-й пульбаты приданы командиру 249-й сд.
22 сентября 297-й пульбат находился в районе Осташкова, что подтверждается пунктом 2 оперативной сводки №113 штаба Резфронта [15], в котором указано, что 297-й пульбат занял оборону на рубеже Радухово, Семеново Село, Вязовня (все населенные пункты в районе расположения 249-й сд).
24 сентября 297-й пульбат находился еще в районе Осташкова, что следует из письма Шумилина домой, о котором я упоминал выше.
И только 28 сентября 297-й пульбат прибыл в расположение 119-й сд на станцию Оленино, согласно пункту 2 оперативной сводки №126 штаба Резфронта [16]
Таким образом, отправка на фронт была 18 сентября, а ранение – не ранее 28 сентября, причем наиболее вероятно 3 или 4 октября, т.к. описанная Шумилиным погода соответствует сводкам погоды из разных источников [17].

2.6. Цитата [18]:
«…9 октября, в пятницу, во взводе устроили баню.
… К вечеру во взвод прибежал командир соседней стрелковой роты и выпалил на ходу:
— Мы снимаемся! У нас приказ отходить за Волгу!... Я через десять минут снимаюсь! У меня приказ немедленно покинуть траншею!... Незанятый перешеек шириной три километра расположен чуть западнее Ржева»

Этот фрагмент разберем более подробно.
В 1941 г пятница была 10 октября. Причем 9 октября согласно Боевому донесению №1 командира 297-го пульбата [19] с позиций укрепрайона ушла 119-я сд. А из Отчета о боевой деятельности 119-й сд [20] известно, что с позиций в районе Оленина ушел 421-й сп, и ушел он на южный фланг дивизии к 634-му сп, а не на переправы в Ржеве. Через левый фланг 297-го пульбата (Вязоваха - Шентрапаловка) вечером 10 октября проследовала 250-я сд, уходившая на восток [21].
По данным С.А. Герасимовой 12 октября к 13 часам 53-му полку НКВД было приказано приступить к выполнению обязанностей заградотряда [22]. Сделаем обратный отсчет времени. Как указал Шумилин, его взвод вышел из Ржева без встречи с заградотрядом, поэтому он должен был покинуть город до 13 часов 12 октября. Учитывая, что в ночь с 11 на 12 октября они были в Ржеве, то подойти к Ржеву они должны были вечером 11 октября, а покинуть позиции укрепрайона – вечером 10 октября.
Таким образом, Шумилин верно указал, что его взвод покинул позиции укрепрайона вечером в пятницу, но это было 10, а не 9 октября.

2.7. Цитата (Там же):
«… К вечеру (как было показано выше 10 октября, А.М.) во взвод прибежал командир соседней стрелковой роты и выпалил на ходу:
…Ваши со всей линии дотов еще днем ушли! Вы остались последние!»

С учетом ранее приведенных документов, приписываемое Шумилиным высказывание командиру стрелковой роты не соответствует пункту 1 Боевого донесения №3, согласно которому 297-й пульбат в 16:00 11 октября занимал прежние позиции в укрепрайоне.

2.8. Цитата (Там же):
«Я кинулся к своим телефонам, у меня их по двум линиям было два. Но подземная связь УРа уже не работала…»
Утверждение Шумилина, что подземная связь УРа «уже» не работала, не соответствует действительности, т.к. подземная телефонная связь не работала и до этого из-за отсутствия кабеля, и он должен был знать об этом, т.к. находился в сооружении около 10 дней.

2.9. Цитата (Там же):
«Почему нам не позвонили и не передали приказ? Про нас просто забыли, — решил я»
Все просто – комвзвода решил, что про них забыли. На этот случай есть пункт 85 Полевого Устава РККА, в котором сказано: «Каждый командир обязан искать связь с начальником и соседями всеми средствами, если связь не установлена или нарушена»
А как мы видели в п.1.1., Шумилин устав знал. Т.е. единственное, что он должен был сделать после получения информации от командира стрелковой роты – это отправить связного к командиру своей роты, причем вне зависимости от того была связь до этого момента или ее сняли только что.
Где находился КП командира роты мне не удалось установить, но известно, что штаб батальона находился в Зеленовке 7 км севернее Желтавец-Шереметьев. Т.е. связной вернулся бы назад не более чем через 3 часа.

2.10. Цитата (Там же):
«Есть приказ немедленно сниматься и возможно быстрее уходить за Волгу. Немцы прорвались у Мостовой. Незанятый перешеек шириной три километра расположен чуть западнее Ржева. Его надо завтра к вечеру проскочить. Взорвите матчасть и отходите немедленно…»
Этот эпизод будет разобран подробно.
Мостовая в понимании Шумилина это станция Мостовая, что видно из эпизода, в котором он описал укрепрайон [23]:
«Укрепления и бетонные огневые точки уходили от Шентропаловки в сторону ст. Мостовой и дальше, к городу Осташкову»
Станция Мостовая находится в 22 км западнее Оленина. Шумилин понял со слов командира стрелковой роты, что противник прорвался у станции Мостовой, поэтому надо взорвать матчасть и немедленно отходить на Ржев.
А для чего тогда создавался укрепрайон с множеством огневых точек, артиллерией, заграждениями? Разве не для обороны от наступающего с запада, со стороны ст. Мостовой, противника?
Уже об одном этом факте Шумилин, как командир взвода, должен был немедленно составить донесение и отправить его с посыльным к командиру роты. А сам должен был объявить боевую тревогу, усилить наблюдение и охрану. А вместо этого он, не получив письменного приказа ни от своего командира, ни от командира стрелкового полка, уничтожил матчасть ДОТ-4, взорвал боезапас, испортил продукты и увел пулеметно-артиллерийский взвод с личным оружием в тыл, и не куда-нибудь, а за 140 км в Торжок.
Вообще говоря, только за этот эпизод полагалось отдать Шумилина под трибунал.
Так об этой ли Мостовой говорил командир стрелковой роты? Вовсе нет, речь шла о другой Мостовой, переправе через Днепр, которая находилась в 6 км ю-з-з Андреевской (ныне село Днепровское, Новодугинский район, Смоленская область). Именно там прорвались 10 октября немцы, дискредитировав, таким образом, оборону укрепрайона в Оленине. После прорыва у Мостовой на Днепре, противник имел возможность быстро продвигаться к Зубцову и Ржеву с юга, создавая угрозу нового окружения наших войск, а именно, 29-й, 31-й и остатков 30-й и 49-й армий.

2.11. Цитата (Там же):
(Шумилин) «— У меня нет приказа на отход. Я не могу бросить технику и боеприпасы, оставить ДОТ и самовольно уйти за Волгу! — сказал я командиру стрелковой роты»
В итоге он все-таки ушел самовольно, без приказа, т.к. согласно эпизоду из главы 4 не имел письменного приказа на отход. Вот какие документы он предъявил офицеру штаба армии в районе Торжка [24]:
«Вскоре к нам вышел офицер и я объяснил ему наше положение, рассказал кто мы, откуда и куда идём. В подтверждение моих слов я показал ему своё удостоверение, отпечатанное на машинке с фотокарточкой, и показал рукой в сторону солдат сидящих у забора»

Глава 3. В окружении
Само название главы не отражает существа того положения, в котором вечером 11 октября оказался взвод под командованием Шумилина, находившийся в Ржеве.
Как известно, 11 октября немецкая 1-я танковая дивизия заняла Зубцов, 20 км юго-восточнее Ржева, а 206-я пехотная дивизия подошла к Оленину, 50 км западнее Ржева. Т.е. 11 октября никакого окружения не было.
Остатки наших частей, находившиеся юго-западнее Ржева, оказались в окружении только 15 октября, когда Шумилин уже был в районе Торжка.

подглава Ржев
3.1. Цитата [25]
«Но на мосту (через Волгу в Ржеве, А.М.), занятые своим делом, солдаты не обратили на нас никакого внимания. Подойдя ближе и рассмотрев их, мы остановились и хотели спросить, где находятся наши и куда нам следует идти.
— Давай быстрей! — закричали они, увидев нас на мосту. — Бегом на ту сторону! Мы мост взрываем!
Это были саперы все той же 119-й стрелковой дивизии. И это все, что нам удалось узнать у них на ходу… Не успели мы сделать и нескольких шагов по дороге, как сзади нас над рекой раздались два мощных взрыва»

Данные о саперах 119-й сд не соответствуют документам, которые говорят, что дивизия всеми своими частями 11 октября находилась далеко от Ржева.
В этом эпизоде Шумилин вторично нарушил п. 85 Устава, согласно которому он обязан был искать связь с командованием, т.е. должен был отправить посыльного вместе с саперами в штаб их части. Кстати, в это время 11 октября в Ржеве еще находился штаб 31-й армии, в состав которой входил 297-й пульбат. Вместо этого Шумилин повел свой взвод еще дальше в тыл, в район Торжка.

Глава 4. Ржев

4.1. Разберем эпизод со стрельбой в ночном Ржеве, описанный автором на нескольких страницах. Возьмем лишь начало и конец эпизода.

Начало эпизода [26]:
«Старшина не успел ответить. Кто-то из стоявших сзади солдат чиркнул спичкой и решил закурить. На мелькнувший огонь из темноты, со стороны открытой дороги сразу полоснул пулемет горящими трассирующими пулями…»
Окончание эпизода [27]:
«Из стрелкового оружия я стрелял отлично. Я долго ждал появления трассирующего огонька, и вот он наконец мелькнул в темноте. Я нажал на гашетку…
— Товарищ лейтенант! Пулемет замолчал! Заткнулся при первом же вашем выстреле! …»

Поскольку уже было установлено, что взвод Шумилина пришел в Ржев в сумерки 11 октября, когда ни о каких немцах в районе Ржева и речи не могло быть, то Шумилин устроил перестрелку с кем-то из своих, чего не могло произойти, если бы он своевременно отправил посыльного в штаб части, саперы которой взрывали мост.

4.2. Цитата [28]:
«И поэтому я стремился поскорей дойти до штаба 22 армии»
Здесь очевидная ошибка автора, 297-й пульбат с момента прибытия на фронт входил в состав 31-й армии [29].
С 12 октября 297-й пульбат находился в оперативном подчинении 29-й армии.

4.3. Цитата (там же):
«— Штаб армии, — ответил мне капитан, — пятого октября проследовал на Торжок. Дойдете до Торжка, там спросите, до города отсюда не менее семидесяти километров. Дорога все время пойдет на север. Ближайшие деревни Фролово, Денежное и Луковниково»
Высказывание, которое Шумилин приписал капитану, не соответствует действительности, т.к. никакой штаб армии не мог 5 октября проследовать на Торжок. Так, штаб 31-й армии до 12 октября находился в Ржеве, а в район Торжка (Медухово, 16 км ю-в Торжка) должен был следовать после сдачи Ржевского боевого участка 174-й сд [30].
Штаб 29-й армии находился: 12 октября в Быкове, 13 октября в Аленине (9 км ю-з Ржева), 14 октября в 8:40 1 км с-в Ржева.
Других штабов армий в этом районе не было.

4.4. Цитата [31]
«На лавке у стены сидел наш комбат — майор»
Здесь Шумилин перепутал знаки различия. Командир батальона был капитаном и носил в петлице одну «шпалу», а у майора их должно было быть две.
Путаница, которую внес Шумилин, существенно затруднила поиски командира батальона.

4.5. Цитата (там же):
«— Учтите майор, это самый левофланговый и крайний взвод.
— Где же тогда остальные, что были расположены ближе к Волге и сидели на станции Мостовой?»

Как известно из боевого донесения №1, пульбат занимал 20 ДОТ-4 и 52 НПС-3 на линии укрепрайона, проходившей через Оленино, а не через Мостовую, которая находилась в 22 км западнее Оленина.
Какие части находились в районе Мостовой установить не удалось, вероятно арьергарды 246-й сд.

4.6. Цитата (там же):
«Штаб нашего батальона 10 октября находился в районе деревни Дядино, что южнее станции Никулино»
Штаб 297-го пульбата 9 – 11 октября находился в Зеленовке, 6 км западнее Дядина.
И пусть по прошествии 35 лет Шумилин и перепутал название населенного пункта, где находился штаб батальона, но он как мы видим знал, где он находился, поэтому обязан был отправить связного если не к командиру роты, то к командиру батальона.

4.7. Цитата (там же):
«В этот день (10 октября, А.М.) к нам в огневые роты поступил приказ оставить Ржевский укрепрайон»
Шумилин не получал приказа оставить укрепрайон. А оставить Ржевский укрепрайон, было приказано не ранее вечера 12 октября, когда Шумилин со взводом находился примерно на полпути от Ржева до Торжка.

4.8. Цитата (там же):
«11 октября, как рассказывали потом вышедшие из окружения солдаты и офицеры, роты в сумерках подошли к Волге в районе железнодорожной ветки на Сычевку. Мосты и переправы были взорваны, а со стороны Оленино по левому берегу к Волге подошли немцы. Батальонный обоз с продовольствием и боеприпасами был брошен, люди и лошади пошли на переправу через Волгу вплавь, но были обстреляны и повернули назад. Потом несколько дней и ночей подряд люди пытались переправиться на левый берег Волги. Покинув свое войско, комбат укатил на своей машине в Торжок. Роты остались на правом берегу без всякого руководства, без знания обстановки. Правда, на следующий вечер майор попытался подъехать на машине к берегу Волги, но был обстрелян. Машину пробило пулями в нескольких местах, что служило доказательством его отваги и присутствия немцев»
Здесь особенно нечего комментировать, кроме домыслов самого Шумилина, которые он приписал солдатам и офицерам, личности которых невозможно установить.
И тем не менее разберем этот эпизод.
11 октября в 16:00 297-й пульбат еще находился на линии укрепрайона, а согласно донесению немецкого 23-го армейского корпуса, бункера на линии УРа были заняты и 12 октября [32].
Переправы в Гришине и Поздыреве, через которые шли войска, были взорваны вечером 13, а не 11 октября. Если бы 297-й пульбат переправлялся через Волгу 11 октября, то с северного берега по нему никто не мог стрелять, т.к. немцы захватили мост в Соломине только в ночь с 13 на 14 октября, а вышли к Ржеву только во второй половине 14 октября.
Выглядит очень странно, что Шумилину об этом эпизоде рассказал не командир роты Архипов, не его знакомый Михайлов (как показано в п.1.3. Михайлов служил в другой роте 297-го пульбата), а непоименованные солдаты и офицеры. И неужели никто не рассказал Шумилину о боях с вечера 11 до вечера 14 октября?
Или рассказал?
И тогда получается, что о боях пульбата умолчал уже Шумилин? Т.е. это уже не мемуары, а манипуляция: пишу о том, что меня оправдывает и не пишу о том, что мне неудобно.
И уже совсем странно выглядит то, в каком свете выставлен командир пульбата: бросил батальон, укатил в Торжок, однако на следующий вечер приехал опять на левый берег Волги. И Шумилина не смущает даже очевидное противоречие в этом эпизоде: как командир батальона мог подъехать к берегу на следующий день, если вечером предыдущего дня его заняли немцы?
При этом документы говорят о другом: батальон вел бои с 11 по 14 октября, и 20 октября управление тыла 29-й армии доложило о батальоне в штаб армии как о боевой единице, а не как об отдельных вышедших из окружения группах. Кто, как не командир батальона, осуществлял командование все это время?
И если бы то, что о нем написал Шумилин, имело место, то командир батальона был бы отправлен под трибунал с вполне предсказуемым приговором.
Для справки. Сведения о командире 297-го пульбата, капитане Зеньковиче Александре Ивановиче (более подробные данные в моей статье [33]):
8.7.41 – 8.8.41 года капитан Зенькович являлся командиром 2-го батальона 612-го сп 144-й сд Западного фронта. Дивизия вела тяжелые бои в окружении под г. Рудней и Смоленском, понесла большие потери.
4 августа 1941, согласно документам 144-й сд, Зенькович был ранен.
15.9.41 – 1.11.41 являлся командиром 297-го пульбата 31-й армии Резфронта.
Батальон вел бои в районе Оленина и Ржева 11 – 14 октября, затем к 20 октября отведен в район Торжка и 1 ноября расформирован.
С 15.11.41 являлся командиром батальона в 363-й сд (1 формирование)
И сразу возникает вопрос, а зачем боевой офицер Шумилин, имевший правительственные награды, через 35 лет после войны оболгал в своей рукописи не менее заслуженного боевого офицера, не имевшего возможности защитить свое честное имя?
Уж не потому ли, что Шумилин, оболгав командира батальона, пытался оправдать свой уход без приказа с линии укрепрайона?

Зачем я написал эту рецензию? После публикации в Интернете рукописи Шумилина прошло уже более 8 лет. В течение всего этого времени безымянный командир 297-го пульбата представал перед читателями трусом и подлецом.
Я счет для себя необходимым восстановить честное имя капитана Зеньковича, командира 297-го пулеметного батальона.

Источники
1 http://nik-shumilin.narod.ru/r_soap.html
2 Глава 1. Отправка на фронт, Стр.8 http://nik-shumilin.narod.ru/41/01/0108.gif
3 Глава 1. Отправка на фронт, Стр. 13 http://nik-shumilin.narod.ru/41/01/0113.gif
4 http://nik-shumilin.narod.ru/dok/r_vpf.html
5 Глава 1. Отправка на фронт, Стр. 20 http://nik-shumilin.narod.ru/41/01/0120.gif
6 Глава 2. Укрепрайон, Стр. 1 http://nik-shumilin.narod.ru/41/02/0201.gif
7 ЦАМО Ф.219 Оп.679 Д.111
8 Глава 2. Укрепрайон, Стр. 3 http://nik-shumilin.narod.ru/41/02/0203.gif
9 ЦАМО Ф.384 Оп.8529 Д.18 Л.4
10 Глава 2. Укрепрайон, Стр. 3 http://nik-shumilin.narod.ru/41/02/0203.gif
11 Глава 2. Укрепрайон, Стр. 5 http://nik-shumilin.narod.ru/41/02/0205.gif
12 Глава 2. Укрепрайон, Стр. 6 http://nik-shumilin.narod.ru/41/02/0206.gif
13 ЦАМО Ф.219 Оп.679 Д.30 ЛЛ.100-102
14 ЦАМО Ф.219 Оп.679 Д.28 л.2, 2 об.
15 ЦАМО Ф.219 Оп.679 Д.30 л.110
16 ЦАМО Ф.219 Оп.679 Д.30 л.149
17 А.Милютин, О дате отправки 297опаб на фронт и первом ранении http://aldr-m.livejournal.com/951.html
18 Глава 2. Укрепрайон, Стр. 7 http://nik-shumilin.narod.ru/41/02/0207.gif
19 ЦАМО Ф.384 Оп.8529 Д.18 Л.4
20 ЦАМО Ф.386 Оп.8583 Д.12 Л.33
21 ЦАМО Ф.384 Оп.8529 Д.18 Л.3
22 Герасимова, С. А. Малоизученные аспекты Московской битвы : Ржев, октябрь 1941 // Воен.-ист. арх. – 2003.– № 11. – С. 78–93./
23 Глава 2. Укрепрайон, Стр. 1 http://nik-shumilin.narod.ru/41/02/0201.gif
24 Стр. 31 http://nik-shumilin.narod.ru/41/04/0431.gif
25 Глава 3. В окружении. Ржев Стр. 1 http://nik-shumilin.narod.ru/41/03/0313.gif
26 Глава 4. Ржев, Стр. 3 http://nik-shumilin.narod.ru/41/04/0403.gif
27 Глава 4. Ржев, Стр. 6 http://nik-shumilin.narod.ru/41/04/0406.gif
28 Глава 4. Ржев, Стр. 31 http://nik-shumilin.narod.ru/41/04/0431.gif
29 ЦАМО Ф.219 Оп.679 Д.28 Л.2
30 ЦАМО Ф.386 Оп.8583 Д.6 Л.1
31 Глава 4. Ржев,Стр. 36 http://nik-shumilin.narod.ru/41/04/0436.gif
32 NARA T-314 R-678 F.1560
33 А.Милютин Боевые действия западнее Ржева 11 – 14 октября 1941 г http://aldr-m.livejournal.com/18572.html

Posts from This Journal by “Ржевский УР” Tag


promo gistory march 6, 2014 20:25 14
Buy for 1 000 tokens
Ищу родственников тех, кто строил оборонительные на московском направлении, а также любую информацию связанную с этим. Воспоминания, фотографии, газетные вырезки, все что может рассказать о событиях лета-осени 1941 года. Значительную долю строителей составляли москвичи, но вместе с ними работали…

  • 1
А рецензент, случаем, не совкодрочер? Эта публика готова обмазать дерьмом любого, кто рассказывает правду о реальной войне. Реально, больные люди. И социально опасные.

Скорее нет. И здесь не в этом суть.
Шумилин взялся писать правду, но скатился к позиции "я весь в белом".
Сначала он поливает комбата, с которым и знаком толком не был, потом поливает Березина - обвиняя его в том, что командир дивизии лично выходил на передовую и так далее.

так можно любого в совко-дрочеры записать, кто читает и анализирует сОвеццкие документы. Они же фсе писдят!- а вот мемуарах-- голая правда.

Как Березин "сдал" дивизию немцам, хотя она сама и разбежалась при первых же залпах наступающих. И никакой Б. не мог остановить эту толпу. Как Шумилин мило не заметил танки 104 ТБР, находившиеся буквально за углом от его героической роты, расстреливавшей "тупых" фрицев из 2-й Панцер-дивизии. Да одна пара немецких БА смели бы этих "героев" с максимом залпами автоматических пушек!

Можно добавить, такой момент, что во время когда Шумилин в конце зимы воюет под г Белым, настоящий Шумилин лежит в госпитале после тяжелого ранения.
За эпизод, под Пушкарями, где ему за содеянное "спасибо не сказали", настоящий Шумилин был награжден, (по моему орденом Красной Звезды).

12 октября мосты через Волгу еще удерживались 1 батальоном 16 пограничного полка. Они ушли оттуда только в ночь с 12 на 13 октября.

Шумилина этого русофобы обычно воспевают наряду с Никулиным, Рабичевым и прочими сочинителями "настоящей правды о войне". Ни минуты не сомневался, что и Шумилин такой же.

Я бы не сказал, что Шумилина воспевают "русофобы". Да и сам Шумилин был вполне советский человек и антисемит.

Принятие/неприятие его проходит по линии окопники против генералов. Хотя на самом деле, это просто две разные точки зрения на события. И обе они важны.

Правда складывается из многих взглядов и мелочей.

а им все равно, семит он или наоборот. Им важно - чтоб о войне писал то, что им хочется.
"Точка зрения" любая может быть, но врать-то зачем?

да, слишком много выдумок, можно сравнить с немецкими описаниями декабря-41. Хотя Шумилин пишет более исторично, чем тот же Никулин.

Почти все мемуары все одинаково плохи :)

насчет всех не скажу, но если мемуар прославляется "разоблачителями" - значит, вранье. Надо только, чтоб кто-нибудь сопоставил его с документами. Что в данном случае и сделал aldr_m .

  • 1
?

Log in

No account? Create an account