gistory, Gistory_ru

gistory


gistory

История с Географией


Previous Entry Share Next Entry
Судьба медсестры
gistory, Gistory_ru
gistory
В июле 1941 года Эммануил Казакевич, будущий автор повести «Звезда», ушел на фронт добровольцем в составе «писательской роты». Некоторое время он был рядовым, вместе с другими писателями рыл окопы и учился стрелять (и у него неплохо получалось).

В августе он написал домой: «Совершенно неожиданно изменился мой адрес. Еще недавно я был назначен ко мсоргом нашей роты и затем последовал вызов. Я быстро распростился с товарищами и новоприобретенными друзьями и выехал. Мой теперешний адрес: Действующая армия, полевая почта 571, особый отдел НКВД-32». Здесь у него, возможно появилось больше времени для творчества, и Казакевич написал стихотворение «Сестра», посвященное медсестре Шуре Девяткиной, которая служила с ним в одном полку.

Сегодня бой, как и вчера,
И рядом мины рвутся снова,
Но вдруг становится тепло вам
От слова нежного «сестра».
Она проходит между нами
В зарницах боевых ночей,
Как меж большими валунами
Прозрачный благостный ручей.
И пусть трепещет в ветре хвоя,
И индевеет пусть кора,
Но с нами верная сестра,
Которая на поле боя
В разрыве бешеном «ура!!»
Не сдаст, не бросит, не забудет,
Согреет в стужу, в зной остудит,
И в мглу осенних вечеров,
И в всплески боевого грома
Внесет и бодрость и любовь,
И теплый, нежный запах дома.
Сентябрь 41 г., 39 сп, Зап. фронт[1]


В октябре Казакевич принимал участие в бое в районе Гжатска, запись о котором передал жене Казакевича доцент Московского авиационно- технологического института Н. М. Кулагин: «Это было 6 октября. Мы выгрузились под Гжатском в районе села Покрова. Началась артподготовка. Мы наспех окопались и открыли огонь по противнику. В ку­старнике, на косогоре, со станковым пулеметом действовал Казакевич. Нам было труд­но. Нас жали назад. Нас обстреливали с самолетов, из минометов и пулеметов. Мы несли большие потери. Ночью Казакевич с группой бойцов ходил в разведку, а утром, когда бой возобновился, я снова видел Казакевича, выпускающего очередь за очередью из станкового пулемета. В последние часы, когда кончился запас лент, я видел бешено метавшегося на линии боя Казакевича с автоматом и гранатами. Бригаду разбили, бойцы группами, отстреливаясь, отходили на восток. В этой суматохе я потерял из глаз своего друга».

8 октября у деревни Мишино Казакевич был контужен (вероятно здесь).
Позже в письмах к Даниилу Данину (тоже ополченцу писательской роты), он не раз вспоминал о Шуре Девяткиной. 2.02.1942: «Напиши также, что тебе известно о судьбе Шуры Девяткиной. Я часто думал о ней». 5.03.1942: «Шуру Девяткину я бы очень хотел видеть. Ты не можешь даже пред­ ставить себе, как она не выходит у меня из головы. Мне тяжело предста­вить себе, что произошло, если она оказалась в плену. Это почти, как любовь, и, конечно, не любовь, а сожаление. И еще что-то».

(ШУРЕ ДЕВЯТКИНОЙ)
Тот ветер, могуч и неистов,
Что слабым не даст и вздохнуть;
Та сила, что жен декабристов
Послала в сибирскую жуть;
То пламя, что избранных метит,
Та нежность и твердость в борьбе, —
Та сила, то пламя, тот ветер,
Та твердость и нежность —в тебе.

Почему-то воспоминания о Шуре не оставляют его, снова из письма Данину 29.03.1942: «Что касается Шуры Девяткиной, то я <...>ищу ее имя во всех газе­тах, особенно в списках награжденных. Ты наверно помнишь, что в Семлеве, на погрузочных работах, я напророчил ей орден Красной Звезды. И так как в глубине души я верю, что я пророк, я, естественно, ищу подтверждения моим предсказаниям».

Эммануил Казакевич скончался в 1962 году в возрасте 49 лет, возможно так и не узнав о судьбе медсестры. А она оказалась очень интересной и непростой.

Согласно ОБД «Мемориал» саниструктор 46 кд Александра Девяткина (без отчества, года рождения и места призыва) записана пропавшей без вести 15 июля 1942 года. Вероятно в 1941 году, ей повезло выйти из окружения, и она продолжила службу в кавалерийской дивизии. К сожалению, Шура попала в окружение во второй раз в ходе немецкой операции «Зейдлиц» и…

Смотрим базу «Подвиг народа» и находим наградной лист на старшину медицинской службы Девяткину Александру Петровну, 1921 года рождения, призванную Ростокинским военкоматом города Москвы. Судя по наградному на фронтах Отечественной войны она с июля 1941 года. Еще более интересная информация находится в представлении к награде: «больше года находилась в партизанском отряде». Получается, что после окружения в районе Белого, Шура Девяткина, не имея возможности пробиться к своим, вступила либо в партизанский отряд, либо осталась с организованной группой бойцов. Летом 1943 года, вероятно после ликвидации Ржевского выступа, этой группе удалось влиться в ряды РККА.
В августе 1943 года Шура попадает в 7-й воздухоплавательный дивизион аэростатов наблюдения, где знакомится со своим будущим мужем Андреем Сановым, который был лишь на пару лет старше ее. К этому времени у нее уже два ранения, одна контузия и не одной награды – Казакевич, зря искал ее имя в газетах. Впрочем, он не ошибся в ее силе и твердости. Здесь, у аэростатчиков она вытащила из-под сбитого и горящего аэростата 3 бойцов, спася их жизни.

Андрей Аркадьевич Санов позже вспоминал: «На вооружении нашей 21-й артиллерийской дивизии 4-й Ударной Армии были пушки трёх калибров и полк «катюш». Основными задачами дивизиона были наблюдение за противником с воздуха и эффективная корректировка артиллерийского огня батарей.
Нам, молодым и необстрелянным, внушали: «Вы — глаза бога войны — артиллерии». От нас требовали точности в работе. Но в первых боях «глаза» подводили — артиллеристы мазали, а мы чувствовали себя виноватыми. Не хватало опыта. Появились первые потери. Немцы один за другим сожгли два аэростата, погибли и люди.
Воевать нас учил противник. Особенно запомнились бои за Духовщину, где немцы создали мощный опорный пункт. Враг, видя, что несёт немалые потери, подключил авиацию. Представьте себе подобие ада — на земле идёт интенсивная артперестрелка, бьют зенитки, а в небе — воздушный бой. Сплошной грохот, огонь, зловещие тучи дыма. Наши истребители беспрерывно отгоняли немцев от корректировщиков»[2].

Андрей Санов демобилизовался в январе 1946 года и уехал в Москву к Шуре. Они поженились, Девяткина стала Сановой, а Андрей Аркадьевич стал преподавать в Московском речном техникуме. Предлагали ему работу в Министерстве речного флота. Но долго в Москве не задержались. «Но так скучно мне стало всё одно и то же. Когда я приезжал на заводы, с завистью смотрел на инженеров, которые были заняты живым делом. Уговорил свою москвичку, и мы махнули с ней на Волгу»[3] и в итоге осели в городе Городец Нижегородской области.

Андрей Аркадьевич долгое время работал на «Городецком судоремонтном заводе», стал автором многочисленных изобретений. На этом же заводе работала инженером-сметчиком Александра Петровна. «Вместе с мужем вырастила двоих сыновей и дочь. Старший — Михаил продолжает традиции родителей, трудится инженером на том же заводе. Денис — военнослужащий».

С Александрой Петровной они прожили почти 60 лет – Шура Девяткина скончалась в апреле 2004 года, Андрей Санов – 22 сентября 2005.

Наверное, Шура так и не узнала о посвященных ей стихах… а мне не удалось найти ее фотографию…

Вот такая получается невыдуманная история, про войну, в которой есть и рота московских писателей, и стихи, и два окружения, и партизанский отряд, и горящие аэростаты, и любовь. А потом обычная работа в городке на Волге.


[1] Публикации стихов и писем взяты из «Военный путь Э. Г. Казакевича. Публикация Г. О. Казакеви ч и В. Л. Любельского. Литературное наследство. Том 78: Советские писатели на фронтах Великой Отечественной войны. Кн. 2 / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А.М. Горького
[2] Волжский перекресток. «Санов А.А. Воин. Инженер. Патриот» http://radilov.ru/lits/608-sanovaa-vip.html
[3] Волжский перекресток. «Санов А.А. Всё останется людям» http://radilov.ru/lits/536-sanovaa-vse.html



Posts from This Journal by “люди” Tag


promo gistory march 6, 2014 20:25 14
Buy for 1 000 tokens
Ищу родственников тех, кто строил оборонительные на московском направлении, а также любую информацию связанную с этим. Воспоминания, фотографии, газетные вырезки, все что может рассказать о событиях лета-осени 1941 года. Значительную долю строителей составляли москвичи, но вместе с ними работали…

  • 1
Шикарно! Очень..

Прекрасная история. Был в этом году в Городце, там хороший местный музей, возможно кто-то заинтересуется.

Спасибо за рассказ о замечательных людях.

Воистину: на войне – как на войне.

Спасибо за очень интересный рассказ. Номер полевой почты 571, 39 стрелковы полк - Эммануил Генрихович воевал в составе 13-й Ростокинской дивизии народного ополчения?

Согласно публикации он воевал в 22 полку тк уходил с "писательской ротой", но получается, что каким-то образом имел отношение к Ростокинской ДНО.

Любопытно, что Данин тоже из писательской роты 8 ДНО. Каким образом они пересекались с Шурой, которая был призвана из Ростокино я не знаю. Я посмотрел телефонный справочник за 39 год, но в нем не нашел Девяткиных из Ростокино. Может быть у Стрельбицкого есть в его справочнике за 1940...

Да, ну вот поди попробуй придумать такую историю.
А в жизни может быть чего не может быть никогда.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account