gistory, Gistory_ru

gistory


gistory

История с Географией


Previous Entry Share Next Entry
Воспоминания о 7 дивизии народного ополчения Бауманского района
gistory, Gistory_ru
gistory
Катков Павел Васильевич, родился 1 марта 1923 года, в июле 1941 года работал в Службе контактной сети трамвайно-троллейбусных проводов, учился в Таганском аэроклубе, проживал в частном доме - общежитии Службы контактной сети на ж/д станции «Сходня».
В настоящее время, на август 2013 года, проживает в г.Москве, не работает, пенсионер, является Участником и инвалидом Великой Отечественной войны.
Ниже приводится выписка из дневников П.В.Каткова, где он после Великой Отечественной войны описал события июля-декабря 1941 года:

« … В аэроклубе полетов уже не было, самолеты перевели в укрытия. Я продолжал работать. Напряжение чувствовалось во всем. На работе как-то подтянулись, теперь уже шуток не услышишь.
Но вот 8 июля 1941 года я отработал третью смену, т.е. с 0 до 8 часов утра, и поехал на Сходню в общежитие. Отдохнул, сходил на речушку, искупался.
На второй день 9 июля у меня был выходной день и я никуда не спешил. Позавтракав, пошел опять на речку, искупался и прихожу домой, а хозяйка говорит: «За тобой комендант приезжал, сказал, чтоб как можно быстрее приехал на работу».
Я тут же в чем был – легкие брюки, «футболка», тюбетейка на голове и летние туфли на ногах – быстро побежал к поезду.
Приезжаю на работу, там все ребята, 10-12 человек, в том числе Лешка Романов (он тоже из г.Ефремова, вместе с ним в Москве учился в техникуме, работали и занимались в аэроклубе), уже собрались и говорят:
- Мы решили пойти добровольцами, и ты как?
- Как вы, так и я!
И тут же расписался под общим списком.
- Но у тебя же бронь от аэроклуба?
- Какая может быть бронь, вы все уйдете, а я тут буду сидеть? Нет, все вместе.
- Рожденный ползать летать не может – сказал кто-то из ребят и все засмеялись.

Вот так 9 июля 1941 года началась моя военная жизнь. Прошло лишь четыре месяца, как мне исполнилось 18 лет – 1 марта – и в путь.
За нами приехал военный и отвез к школе в районе метро «Бауманская». Нас зачислили в Московское ополчение по защите Москвы. Тут же во дворе построили и повели нас в школу, а вечером – пешком в Химки. Конечно, ночью было прохладно в моей одежде, но времени для поездки на Сходню не было. Там так и остались мои вещички…


Итак, начались мои военные дороги. Здесь в Химках, нам дали обмундирование, винтовки. Днем мы занимались винтовкой и вот тут-то пригодились мои знания, как инструктора стрелкового спорта. Я показывал, как разбирать и собирать затвор, как называются части затвора у винтовки, как целиться и стрелять. А потом – как действовать штыком в рукопашном бою. Вокруг меня всегда была кучка людей – большинство из них никогда в руках не держало винтовку, а тем более не стреляли из нее. Но практических стрельб и здесь не было. В Химках мы были сутки, а затем пешком пошли к Волоколамску. Это где-то 50 км, если не больше. Изнурительная жара, с винтовкой на плече и скаткой шинели на шее да сзади вещмешок – это все было очень тяжело всем, а особенно тем, кто жил до этого обычной жизнью в Москве. Вели нас кадровые командиры Красной Армии, но их было немного. Мне в этом походе также было трудно, но по сравнению с другими я и Лешка Романов выглядели просто молодцами.
Пришли к Волоколамску, остановились где-то около водоема (или речушки), все сразу же сняли с себя винтовку, шинель, вещмешок и разлеглись «замертво» на траве. В походе еще нас приметил лейтенант с двумя кубарями на петлицах и попросил пойти вместе с ним на станцию насчет вагонов. Мы быстро нашли начальника станции (станция была недалеко) и договорились о погрузке. Часа через два начали грузиться в вагоны. Мы ходили от одного к другому, никак не могли раскачать – все так устали, что не могли шевельнуть ни рукой, ни ногой. Но потом команда: «Встать, становись в строй» - и начали понемногу подниматься, опять скатку на шею, винтовку на плечо и становиться в строй. Вид, конечно, у всех был не воинственный. Но мало-помалу стали приводить себя в порядок и приходить в себя. Многие натерли ноги и теперь едва передвигались. Но все-таки пошли на станцию и погрузились в товарные вагоны, которые были оборудованы вторым настилом, т.е. лежали «в два этажа». Вечером наш эшелон тронулся в путь на запад. Всю ночь нас покачивало в вагонах, все спали как убитые, кроме часовых. Под утро остановились и стали разгружаться где-то на полустанке под Вязьмой.
И опять пешком шли, и шли. Днем, а в основном, ночью. Днем же отдыхали под кустами и деревьями.
И вот однажды были встревожены наши души аэроклубовцев. После обычного ночного перехода, рано утром расположились в кустарнике рядом с лесом. И вдруг совсем рядом рев моторов самолетов. Мы повскакали со своих мест и сразу поняли, что рядом аэродром и боевые самолеты. Нам очень хотелось пойти туда, но как? И все-таки выбрали момент и пошли. Нас остановил на опушке леса часовой. Мы сказали, что идем к коменданту части. Часовой вызвал другого солдата и повел нас в штаб. Оказалось, это небольшая часть истребителей только что эвакуированная из западной зоны. Командира в штабе не было, а начальник штаба выслушал нас внимательно и сказал, что конечно летать на боевых самолетах мы не сможем, а вот техниками могли бы пригодиться. Но армия есть армия, закон, тем более в военное время, строг. Мы должны были написать рапорт своему командованию о направлении в авиачасть, только так могли нас зачислить.
Пришли мы в свою часть и написали рапорт капитану Абрамову. Капитан, ему было лет 45, кадровый командир, он сразу понял в чем дело, дал нам нагоняй, и чтобы мы «не шалили» приказал нас двоих зачислить в штаб к себе связными. Так наша мечта летать окончательно рухнула.
Быть связными – нелегкая служба. Идем в походе, надо кого-то вызвать к комбату. Бежишь к тому и обратно. У всех привал, а тут надо бежать, комбат вызывает всех командиров рот. Правда, мы были «на легке», шинель и вещмешок положили на повозку и с собой была только винтовка и патронтаж с патронами на ремне. К этому времени появились винтовки СВТ – самозарядные с 10-ю патронами. Если обычную винтовку заряжать каждый раз надо вручную открывать и закрывать затвор, то в СВТ нужно это сделать один раз, а потом она сама заряжает, но стреляет одиночными выстрелами, т.е. на каждый выстрел надо нажимать на спусковой крючок. Автоматов у нас не было. Были ручные пулеметы, гранаты. Вот собственно и все наше вооружение. Потом получили станковые пулеметы.
Так мы шли несколько ночей и, наконец, нам определили позиции на крутом берегу какой-то речушки. Все это происходило под Ельней, где были в то время жестокие бои (Ельня, Дорогобуж). Мы были на второй линии обороны, позиции были хорошие и особой опасности впереди не представлялось. Донимали лишь самолеты, особенно «Рама» (Фоккевульф) – двухфюзеляжный самолет. Он был и разведчик, и имел пулеметы и небольшие бомбы. Но все быстро усвоили простую солдатскую истину: хочешь жить – капай глубже окоп или траншею. Хорошо замаскируй и днем сиди, не высовывай нос. Приказом запрещалось появляться на передовой на поверхности, чтобы не обнаружить свои позиции. Но нам приходилось ходить по позициям и днем, где согнувшись, где ползком – нужно было кого-то вызвать к комбату или передать какой-либо приказ. Телефонной связи первое время не было. Лишь от штаба полка до батальона была связь.
Бои были впереди, а мы еще не видели живого «фрица». А нам хотелось тоже в бой непосредственно на самой передовой. Мы слышали тревожные вести, что немцы наступают, бои идут жестокие. Противник вклинился в нашу оборону. И вот здесь (это мне стало известно уже потом, долгие годы спустя) прибыл генерал Жуков и организовал наступление. Это было первое наступление с начала войны, и мы были воодушевлены этим порывом. Непосредственно наша часть в наступлении не участвовала, нас держали в резерве на случай прорыва нашей обороны противником. Но тот боевой дух у нас был повсюду, и мы в любое время готовы были пойти вперед.
Немного истории о нашем ополчении. Ополченцев было 3 полка, в том числе и Бауманского района. Командовал Комбриг Заикин – он был командир дивизии.



Posts from This Journal by “Бауманский район” Tag


promo gistory march 6, 2014 20:25 14
Buy for 1 000 tokens
Ищу родственников тех, кто строил оборонительные на московском направлении, а также любую информацию связанную с этим. Воспоминания, фотографии, газетные вырезки, все что может рассказать о событиях лета-осени 1941 года. Значительную долю строителей составляли москвичи, но вместе с ними работали…

?

Log in