gistory, Gistory_ru

gistory


gistory

История с Географией


Previous Entry Share Next Entry
Кравцов Г.Л. Память... Часть 14
gistory, Gistory_ru
gistory
Послесловие

Давно отгремела великая битва на Волге. Время и ветры зарубцевали раны земли, сровняли противотанковые рвы, доты и дзоты. Заросли окопы. Но вечный огонь славы, зажженный над Волгой, будет всегда напоминать о ее героях. Над городом, на всемирно известном Мамаевом кургане возвышается суровый, как сама правда, величественный ансамбль - творение скульптора Е. Вучетича и зодчего Я. Белопольского. Венчает ансамбль Мать-Родина с обнаженным мечом, благословляющая своих сыновей на ратные подвиги во имя ее защиты. А за тысячи верст, в Берлине, на зеленом кургане стоит многометровая бронзовая фигура воина - советского солдата, которому мать-Родина вручила священный меч. Он прошел с ним по дорогам войны от Сталинграда до Берлина. Это он разрубил паучью свастику, пресек разгул фашизма, остановил бедствие. Но в напряжении его рука, сжимающая карающий меч. А к богатырской груди победителя доверчиво прижался спасенный им ребенок, предвестник светлого будущего. Облик этого воина, олицетворяющий мощь, гуманизм и высокое человеколюбие, знаком всей планете. Как родился этот символ? Имеет ли он под собой реальную основу? Если да, то кто тот солдат, чей подвиг воплощен в этом образе? Эти вопросы интересуют многих.


Берлин, 29 апреля 1945 года. Советские войска стоят у канала, проходящего через парк Тиргартен. За час до начала решающего штурма младший сержант Николай Реалов приносит к так называемому Ландрер-каналу знамя своего полка. Вокруг тишина, как перед грозой, - тревожная и напряженная. И вдруг совсем неожиданно среди дыма, пыли и пожара плач ребенка.

Кажется, он рождается из-под земли. Отчетливо слышно лишь одно слово, которое понятно всем: "...мама..." Солдаты не верили своим ушам: откуда взяться ребенку в этом огненном смерче! Но жалобный плач не утихал. Дрогнуло солдатское сердце: надо спасать ребенка! Не задумываясь о величайшей опасности, угрожающей жизни в последние минуты, отделяющие войну от мира493 С повинуясь зову сердца, младший сержант Масалов, оставляет своих сопровождающих у знамени и обращается к командиру: "Позвольте мне спасти ребенка".

Пробраться к сводчатому мосту - ребенок мог находиться только там - было, однако, очень опасно. Младший сержант Масалов ползет, плотно прижимаясь к земле, умело используя каждую ямку и воронку, осторожно цепляясь за каждую трещину в асфальте. Добравшись до другой стороны набережной улицы и укрывшись за выступом, он вновь слышит крик ребенка, зовущего маму. Вот Масалов перепрыгнул через вал набережной... Проходят минуты. Орудия и пулеметы молчат. Затаив дыхание, гвардейцы слушают голос ребенка. Но все тихо. Они ждут пять, десять минут... Ни крика, ни плача. Уже никто не верит, что под мостом был ребенок. Несколько гвардейцев поднимаются, чтобы перебежать к мосту, как вдруг кто-то кричит: "Осторожно!" Это голос Масалова: "Дайте огневое прикрытие! Ребенок у меня".

Так, рискуя жизнью, младший сержант 220-го полка 79-й гвардейской стрелковой дивизии спас немецкую девочку. Подвиг этот, считают его собратья по оружию, и нашел отражение в величественном образе советского воина-освободителя.
А однополчане солдата Владимира Мисюрова видят другой подвиг, когда смотрят на памятник в Трептов-парке.
Было это под Гданьском в марте 1945 года. Батальон, которым командовал капитан Н. Ожигов, закрепился близ опушки леса.
- Мы отражали атаки яростно наседавшего врага, - вспоминает И. Гончаров, - когда к нам подбежала молодая польская женщина. Плача, она показывала в сторону пылающего дома и все повторяла: «Там мой ребенок».
Вражеский огонь усиливался. Что делать? К комбату обратился разведчик Владимир Мисюров: - Разрешите, товарищ капитан? - Действуйте, - ответил комбат.

Мисюров бросился к горевшему дому. Следом за ним поднялись сержант Гой и рядовой Стариков, получившие разрешение командира помочь разведчику. Они выбрали подходящую воронку на взгорке и пулеметным огнем прикрыли своего товарища. Минуты текли медленно. Наконец Мисюров появился в проеме дымящегося окна, спрыгнул на землю. В руках Владимир держал ребенка. Женщина с надеждой глядела на него. Но тут из-за дома вьполз фашистский танк. Башня повернулась, и от нее протянулась к Мисюрову очередь трассирующих пуль. Потом ударила пушка. Снаряд разорвался почти рядом с Владимиром.

Мисюров медленно опустился на землю, прикрыв своим телом ребенка.  А бой продолжался. К вечеру пришла подмога. Утром наши товарищи узнали: спасенного ребенка и его мать приютили односельчане. А Владимира Мисюрова похоронили у сгоревшего дома. Так солдат шагнул на пьедестал и замер там навечно.
Мужество и самоотверженность проявила сержант Настя Олехова. Рискуя жизнью, она вынесла из огня двух немецких девочек. Свой подвиг она расценила как долг советского воина.
В 1976 году на Эльзенштрассе, в восточной части Берлина, была открыта мемориальная плита, на которой написано: "Трифон Андреевич Лукьянович, старший сержант Советской Армии, спас на этом месте 29 апреля 1945 года немецкого ребенка от пуль СС. Пять дней спустя после этого героического поступка он умер от тяжелых ранений. Вечная честь и слава его памяти!".

Очевидцем этого бессмертного подвига был писатель Борис Полевой. Вот что он рассказал: "... Было апрельское утро 1945 года. Война догорала. Бои шли в самом центре Берлина. Передовая на этом участке проходила вдоль улицы с широкой аллеей вековых платанов. Между деревьями - кирпичное здание, разрушенное артиллерией. Там, и это видно и нашим и немецким наблюдателям, возле руин здания мертвая женщина, а около нее маленькая белокурая девочка лет двух-трех. Когда стихают треск перестрелки и гул отдаленной канонады, становится очень слышным слабый, надрывный детский плач. Кто-то уже поднимал на стволе автомата пилотку. Она тотчас же была сброшена несколькими пулями, посланными с той стороны. Спасать ребенка - значило идти на верную смерть.

А плач ребенка становился все тише, все жалостней. И тогда я увидел то, что навсегда врезалось в память. Высокая фигура солдата вдруг переметнулась через кирпичный бруствер. Как я заметил, выпрыгнул туда под пули противника мой спутник, которого я вез из штаба фронта. Все замерли. По обе стороны передовой вдруг наступила тишина. С обеих сторон улицы, видимо следили затем, как распластавшись по асфальту, извиваясь, будто змея, полз этот солдат к кирпичной развалине. Дополз. Поднял ребенка. Какое-то время понянчил его на руках, успокоил. Потом пополз назад, прижимая ребенка к себе. Обе стороны необычной передовой молчали. Молчали, будто по уговору. Но вот он дополз до кирпичного бруствера на нашей стороне. Остановился, потом привстал, чтобы перекинуться через каменную ограду, и в это время с той стороны грянул один-единственный выстрел. Фигура солдата начала как бы оплывать, он падал вниз, за бруствер на руки товарищей. И те, кто его подхватывал, услышали всего одну фразу: "Я, кажется, готов... Возьмите, ребята, девочку".
Больше он не сказал ни слова. Впал в забытье".

Е.В. Вучетич слышал об этой трагической схватке коварства и человеколюбия. Пытался установить облик воина, чья семья погибла в первые дни войны от рук фашистов, а сам он пошел на верную смерть, спасая немецкого ребенка. Но ни Борис Полевой, ни военный журналист Мартын Мержанов, посетивший в госпитале умиравшего героя, который был весь в бинтах, не смогли помочь скульптору.

Однако часто можно услышать из уст жителей Берлина, что это он - солдат Трифон Лукьянович, погибший на Эльзенштрассе при спасении немецкой девочки, увековечен в облике воина-освободителя в Трептов-парке.
Скульптор знал и о многих других подобных случаях спасения детей советскими воинами. О некоторых он рассказывал на Военном Совете Группы войск в Германии, излагая замысел памятника. Рассказывал о них и в ходе строительства мемориала.

"Подвиг Николая Масалова, Насти Олеховой, Владимира Мисюрова, Трифона Лукьяновича и многих других, - говорил Вучетич, - олицетворяет облик советского воина. Он пришел в Берлин как освободитель. Его подвиг, его Знамя Победы несли свободу и мир народам, в том числе и немецкому. Таким был его девиз, унаследованный еще от великих предков".
Когда Вучетич работал над скульптурой воина или поправлял своих помощников, он не расставался с портретом молодого К.Е. Ворошилова. Нам казалось, что солдат, который временами позировал ему, нужен был только для отработки отдельных деталей фигуры[1] "Образ воина-освободителя Великой  Отечественной войны, - отвечал на наши вопросы Евгений Викторович, - ассоциируется у меня с обликом этого легендарного героя гражданской войны".

Итак, мы знаем того, кто, пройдя всю войну и даже в последние минуты, ее, не задумывался над смертельной опасностью при спасении ребенка. А какова же судьба девочки, доверчиво прижавшейся к груди своего спасителя? Кто она? Как сложилась ее жизнь? Такими вопросами задались журналисты из немецкой газеты "Юнге вельт". С этими вопросами они обратились к своим читателям. В редакцию, где был образован штаб по поискам "девочки с монумента", ежедневно приходили письма, повествующие о многих эпизодах, в которых советские солдаты, рискуя жизнью, спасали детей. Все они свидетельствовали о неизменной благодарности за спасение беспомощного маленького существа.
Многие из них вселяли надежду. Но таких спасенных мальчиков и девочек оказалось сотни.
Рассказывает Эдельгар Шуем: "Моя приемная мать говорила, что меня передал ей советский солдат недалеко от Франкфурта-на-Одере. Мне было тогда три года. Солдаты сказали, что вынесли меня после бомбежки из горящего дома".
Письмо от женщины из Тюрингии: "Моя знакомая из Берлина в 1945 году взяла на воспитание маленькую светловолосую девочку". В тот же день журналисты были в этой семье. Действительно, девочка была найдена советским солдатом возле погибшей матери, но далеко от Берлина.

Фрау Мария Якоб из Саксонии сообщает: "Числа 9-10 мая в районе Пирно я видела в колонне советских солдат маленькую русую девочку 2-3 лет, которую они хотели довезти до Праги и передать в хорошую семью". На это письмо откликнулись десятки жителей Пирно, взявших детей на воспитание. Но опять разочарование.
Неудача постигла и Бориса Полевого, который пытался разыскать ту девочку, за спасение которой поплатился жизнью Трифон Лукьянович. В эту кампанию включились многие газеты, в том числе и советские. Много месяцев продолжались поиски.

Откликнулся немецкий гражданин Циммерман, который участвовал в сооружении памятника в Трептов-парке. Он помнил, что советские офицеры, руководители строительства памятников, рассказывали историю о спасении девочки. Найти бы только их...

Статью эту с просьбой откликнуться получил автор этих строк.

Хочется выразить свою благодарность гражданину Циммерману за память о тех, кто увековечил героев битвы за Берлин. Но, видимо, память подвела Циммермана. Скульптор создал не конкретный портрет какой-то немецкой девочки, а собирательный художественный образ - образ будущего человека, спасенного советским воином от гитлеровского ада.
И сегодня, вглядываясь в счастливые и радостные лица юношей и девушек, невольно думаешь, что все они обязаны своей жизнью нашим доблестным воинам. И пусть эти молодые люди никогда не познают того, что пришлось пережить матери той крошки, которую бережно держит в сильных, мужественных руках ее спаситель - советский воин-освободитель.

Автор - Г.Л. Кравцов.  Литературная запись – И. А. Милявского  10 января 1985 г.



[1] Позировал скульптору в основном рабочий из Тамбова Иван Степанович Одарченко, ветеран Великой Отечественной войны. В "Неделе" №12 за 1975 год В. Комов передает рассказ этого бывшего воина. "В войну я был десантником, участвовал в штурме Берлина.. Настала Победа. Меня назначали служить в комендатуре, в районе Вайсензес. Летом 1948 года, в День физкультурника, на нашем стадионе соревновались солдаты всех берлинских комендатур. "Отработал" я на дистанции, надел форму и наблюдал за соперниками. Вдруг подошел человек в плаще и шляпе. Он, оказывается, несколько минут присматривался ко мне. Подошел и тихо сказал: "Пойдемте на трибуну". "Зачем?" - подумал я. - "Там генералы, а я рядовой". Но раз пригласили - надо идти. Пошли мы с ним. Несколько генералов мне улыбнулись, в том числе и комендант Берлина. Они-то уже знали, зачем я понадобился. Этот товарищ протянул мне руку и оказал: "Скульптор Вучетич. У меня к вам дело. Мы создаем памятник павшим советским воинам, памятник Победы над гитлеровскими захватчиками. Не возражаете, чтобы мы с вас стали лепить главную его фигуру – воина освободителя?" Я, конечно, согласился. На следующий день утром полковник откомандировал меня в распоряжение скульптора со словами: "Ну Одарченко, ты попал в историю!" Я, само собой, понимал, что никаких моих особых заслуг в этом нет. Просто лицом и фигурой подошел... Добавим 1< этому, что И.С. Одарченко за ударную работу на Трептовском мемориале был награжден аккордеоном, а академик лауреат Ленинской премии.
Герой Социалистического труда Евгений Викторович Вучетич подарил за ему свою книгу с надписью: "Дорогому моему берлинскому другу и соратнику по строительству памятника в Трептов-парке - Ивану Степановичу Одарченко!"

Posts from This Journal by “Трептов-парк” Tag

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 12

    Потуги фальсификаторов Чем дальше в глубь истории отходят от нас грозные годы войны, тем полнее и ярче проявляется величие героических подвигов…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 12

    Снова описания и эскурсы в историю Трептов -парка, и про мемориал в Панково, который действительно незаслуженно забыт. В 2013 году Германия за свой…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 11

    В этой части довольно пространное описание мемориала в Трептов-парке. Возможно, кому-то оно покажется скучноватым, хотя для тех, кто никогда его не…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 10

    Крах величия Гитлер, одержимый манией величия, опьяненный легкими победами в странах Западной Европы, уверовав в непобедимость своего воинства,…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 9

    Гранитный клад Однажды в управление строительства вошел незнакомец, измученного вида человек, средних лет и попросил, чтобы его принял по очень…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 8

    Очередная часть воспоминаний, которая рассказывает о трудностях поиска в Берлине погибших и установления их имен. Перезахоронение В поверженном…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 7

    Очень интересная часть о том, как мемориалы в Берлине строили немецкие частные фирмы и немецкие строители, строившие в свое время зенитные башни -…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 6

    У высшего начальства Однажды, будучи в Москве по делам службы, автор этих строк обратился к начальнику Управления оборонительного строительства…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 5

    Пятая часть воспоминаний об увековечивании памяти погибших в Великой Отечественной Войне. Первые трудности Множество препятствий встретили…


promo gistory march 6, 2014 20:25 14
Buy for 1 000 tokens
Ищу родственников тех, кто строил оборонительные на московском направлении, а также любую информацию связанную с этим. Воспоминания, фотографии, газетные вырезки, все что может рассказать о событиях лета-осени 1941 года. Значительную долю строителей составляли москвичи, но вместе с ними работали…

?

Log in

No account? Create an account