gistory, Gistory_ru

gistory


gistory

История с Географией


Previous Entry Share Next Entry
Кравцов Г.Л. Память... Часть 9
gistory, Gistory_ru
gistory
Гранитный клад

Однажды в управление строительства вошел незнакомец, измученного вида человек, средних лет и попросил, чтобы его принял по очень важному делу начальник строительства. Бескровные губы, глубоко ввалившиеся глаза, мертвенно тусклый взгляд - все свидетельствовало о глубокой душевной травме пришельца. Войдя в кабинет, настороженно озирался, как бы желая убедиться, что перед ним действительно тот человек, которого он хотел видеть.

Ему предложили сесть, налили кружку баварского пива. Незнакомец долго не решался начать разговор. Выпив залпом пиво, немного успокоился и, тщательно взвешивая каждое слово, почти полушепотом, начал излагать цель своего прихода. Он до того медленно отшлифовывал каждую фразу, что хотелось оборвать его, выразить недовольство затянувшейся преамбулой.
- Цель моего прихода - посвятить вас в тайну Гитлера, с которой я соприкоснулся, так сказать, волею судеб, находясь в концлагере. На берегу Одера, примерно, в 90-100 километров от Берлина, мы вели строительство искусственного водоема, причалов, железнодорожных тупиков, подъездов, монтаж портальных кранов и другие работы. Это было для нас, заключенных, обычное дело, которое не вызывало никакого интереса, даже когда начали поступать в большом количестве по воде и по построенной нами железной дороге всевозможные гранитные изделия в обработанном виде. Вызывало только недоумение та таинственность, тщательная охрана и постоянство контингента работавших, что было далеко необычным для нашей лагерной жизни. Нам казалось, что не только заключенные не знали о назначении этих работ, но загадкой они были и для администрации лагеря. Так это и осталось тайной. Когда Красная Армия прорвалась к Одеру, группа эсэсовцев, охранявшая склад, убегая, успела расстрелять узников лагеря, но не всех... Наблюдая теперь, как ваши люди скрупулезно разбирают уцелевшие гранитные блоки или колонны из полуразрушенных зданий, какой ценой и риском для жизни достаются они им, какие колоссальные усилия затрачиваются на то, чтоб добыть ничтожное количество гранита и мрамора по сравнению с тем, что мы круглосуточно разгружали и складировали, нам стало ясно, что вам, наверняка, ничего неизвестно о тех огромных штабелях гранита и мрамора, которые притаились у искусственно сделанного в виде большого прямоугольника водоема, который был вырублен в береге Одера возле Фюрстенберга.

Его слова текли медленно, словно он добывал их из сокровенных тайников своего мозга. Но теперь они уже не раздражали, а вызывали все больший интерес. Сначала казалось, что он нарочно говорит так медленно и тихо, чтобы можно было понять его без переводчика, но потом убедились: немец был до того напуган, что боялся звука собственного голоса и понижал его до шепота.

- Прошу поверить мне: пришел я к вам без корыстной цели, из самых лучших побуждений и не только потому, что вдоволь настрадался и чудом вырвался из клещей нацистов. Вам не доставит большого труда убедиться в этом. Идею раскрыть тайну вынашиваю давно, как немец-антифашист. Но кому именно ее доверить, как и когда, чтобы не подвергнуть себя новым испытаниям?.. И вот, начитавшись в западной прессе небылиц о вашем строительстве, наслушавшись в радиопередачах, сопоставляя все это с данными ваших газет, сумел из потоков лжи вычислить и ручейки правды[i]. Так узнал о благородных целях, которые вы поставили перед собой, и о ваших трудностях. После этого пришел к убеждению, что именно вас следует посвятить в тайну клада, который лежит нетронутым у незаметного причала, вблизи небольшого города Фюрстенберга. Своим сообщением я получаю возможность внести определенную лепту в сооружение мемориалов советским воинам, которые вызволили и нас, немцев, от фашистского ига. Смею вас заверить, - сказал он в заключение, что такое желание есть у многих немцев, вырвавшихся из клещей нацистской пропаганды.

Рассказ незнакомца о гранитном кладе прозвучал искренне правдиво. Ему хотелось верить еще и потому, что неожиданно открывались возможности, о которых строители и мечтать не могли. Кардинально решались огромные проблемы, вставшие перед строительством. Естественно, что захотелось немедленно выехать на место, в Фюстенберг. Немец без колебаний согласился.

Вскоре машина мчалась по автостраде к таинственному причалу Одера. Свернув с магистральной дороги, она начала петлять. Спутник заметно нервничал.
- Война изменила облик многих городов и дорог, - сказал он - многое мне здесь кажется новым, незнакомым.
С наступлением сумерек на горизонте начали! вырисовываться очертания леса. Чем ближе подъезжали к нему, тем спокойнее становился немец.

- Это здесь! - сказал он ликующим голосом.

Трудно передать наше изумление, когда мы вышли из машины. Тщательно замаскированный лежал столь нужный нам гранит. Неожиданность была так велика, что никто не мог вымолвить ни слова. Затем, когда шок миновал, стали воздавать хвалу, благодарность ставшему для нас дорогим незнакомому человеку. А К самому небу тянулись грандиозные штабели аккуратно разложенных блоков гранита различных расцветок, величин и конфигураций. Красные, серые, черные блоки с прожилками и без них, все - под индексами и пятизначными номерами. Между лабиринтами бесконечных штабелей тянулись железнодорожные рельсы и пути из-под снятых портальных кранов, обильно заросшие травой и бурьяном. Это была величественная картина безмолвного царства гранитных глыб.

То, что мы увидели, настолько превзошло все ожидания, что незнакомцу пришлось пережить минуты перегрузок: его не выпускали из объятий. Долго мы бродили, очарованные, по этим лабиринтам, не веря себе, что все это несчетное богатство свалилось, как манна небесная, в самый критический период работ. Когда тьма укрыла от взора кладовые этих богатств, направились в обратный путь.

Ехали, не проронив ни слова. Каждый был занят своими думами.

Первым нарушил молчание немец. У начавшейся опушки леса он попросил остановить машину и вышел из нее.
Шло время, а он не возвращался. Шофер мигал фарами, сигналил, но все было бесполезно. Пришелец, ставший для нас дорогим человеком, не пожелал открыть себя. Видно, неизлечимые раны, нанесенные в эсэсовских концлагерях, продолжали довлеть над психикой этого благородного полузамученного человека. Больше его мы никогда не видели.
Бесценный клад размещался на огромном пространстве вдоль искусственного причала Одера у города Фюрстенберга, что в 90 километрах от Берлина. Все наши попытки установить его назначение не увенчались успехом. Специалисты высказывали разные предположения. Была твердая уверенность, что руководители крупных фирм, которые привлекались для работ, должны были знать об этом. Но подрядчики заверяли, что им ничего неизвестно. А, может быть, они, действительно, ничего не знали? Одно лишь было ясно: каждый блок - это полностью законченная деталь какого-то сооружения. Но сколько должно быть этих сооружений и каких?..

Чтобы дать некоторое представление о характере найденных материалов, опишем хотя бы подоконный блок. Весил он около 10 тонн! Наружная и внутренняя сторона окончательно отделаны под бучарду - имели шероховатую, бугристую поверхность.
Верхняя сторона отполирована. Примерно так же выглядело множество других деталей. Что все это значило? Для каких целей сосредоточивалось такое огромное количество обработанного гранита и мрамора? Очевидно, гитлеровцы готовились строить что-то грандиозное. Но что именно и где? Все догадки и попытки установить назначение гранитного клада не увенчались успехом.

Ясно было одно: стремление немца продемонстрировать возможную дружба русских и немцев, которые только недавно вели между собой невиданную в истории человечества войну, и жгучая ненависть его к нацизму, помогли нам стать обладателями этих богатств. Только много лет спустя удалось получить ответ на интересовавшие нас вопросы, связанные с этим открытием.
Мы не могли тогда и подумать, что это тот самый гранит, о котором еще в августе 1943 года писал в одной из листовок Всеволод Вишневский. Обращаясь к немецким солдатам, писатель приводил сообщение шведской газеты о том, что правительство "третьего рейха" прекратило вывоз заказанного им большого количества гранита. Свою листовку Вишневский заканчивал предложением использовать этот заготовленный в Швеции гранит для памятников тем храбрым немцам-антифашистам, которые выступят против Гитлера и тем самым помогут спасти Германию от катастрофического и постыдного поражения. Не могли мы тогда предположить, что прикоснулись к тщательно охраняемой тайне "третьего рейха".
Много лет ушло на разгадку тайны гранитного клада. И только в семидесятых годах маленькая заметка в польском журнале "Пшейкруп" навела на верный след.



[i] В период строительства мемориалов в немецкой печати и в прессе наших союзников неоднократно появлялись всевозможные выдумки, гипотезы и небылицы о_ строительстве. Каких только выдумок не было! "Русские строят пятисотметровый памятник Сталину". "Грандиозный пантеон, превышающий знаменитый Лейпцигский в несколько раз!" "Советская Армия строит в двух районах Берлина огромные сооружения. Закладка фундаментов продолжается уже полтора года. Железнодорожные магистрали через центр города выведены к тщательно огороженным строительным площадкам" и т.д.
Вот одна из скромных импровизации - догадок немецкой газеты, вырезка из которой случайно сохранилась. "В храме славы, высотой 20 м - колоссальная статуя "Мать-Родина". Немецкие органы хранят полное молчание; также и господа из фирмы "Босвау и Кнауер", которые заняты работами по строительству памятника для Советской Армии. Они указывают на русское управление строительством. В трептовском парке на бывшей маленькой спортивной площадке поднимаются леса. Большой прямоугольник окаймлен забором. Здесь должен быть воздвигнут памятник, как центр самого большого кладбища в г. Берлине в честь Красной Армии. 5300 павших в боях за Берлин красноармейцев, которые уже несколько раз были перезахоронены, найдут здесь свой последний покой.
Первый проект, предложенный садовым ведомством Трептов, обработан главным отделом озеленения. Проект самого памятника и планирование кладбища был произведен строительным штабом русского войскового управления. Несколько проектов подверглись обсуждению, из них был выбран план, который соответствует русским вкусам и также считается с немецкими и европейскими обстоятельствами. На прямоугольнике 150х50 м с 20-метровой насыпью сооружаются три храма славы высотой 20 м каждый. На среднем будет воздвигнута колоссальная фигура женщины. Наверное, она должна символизировать "Мать Родину". Общая высота памятника - 80 м. Фундаменты уже почти готовы, насыпь закончена. 500 немецких рабочих выполнили эту работу. Для сооружения памятника предусмотрено 2 года. На железнодорожной колее городской электрички устроена разгрузочная рампа, здесь ежедневно разгружается по несколько вагонов гравия, цемента и других строительных материалов. Узкоколейка ведет оттуда прямо к месту постройки. Садовое ведомство Трептов одновременно производит работы во всем парке". И т.д. и т.п.

Posts from This Journal by “Трептов-парк” Tag

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 14

    Послесловие Давно отгремела великая битва на Волге. Время и ветры зарубцевали раны земли, сровняли противотанковые рвы, доты и дзоты. Заросли…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 12

    Потуги фальсификаторов Чем дальше в глубь истории отходят от нас грозные годы войны, тем полнее и ярче проявляется величие героических подвигов…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 12

    Снова описания и эскурсы в историю Трептов -парка, и про мемориал в Панково, который действительно незаслуженно забыт. В 2013 году Германия за свой…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 11

    В этой части довольно пространное описание мемориала в Трептов-парке. Возможно, кому-то оно покажется скучноватым, хотя для тех, кто никогда его не…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 10

    Крах величия Гитлер, одержимый манией величия, опьяненный легкими победами в странах Западной Европы, уверовав в непобедимость своего воинства,…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 8

    Очередная часть воспоминаний, которая рассказывает о трудностях поиска в Берлине погибших и установления их имен. Перезахоронение В поверженном…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 7

    Очень интересная часть о том, как мемориалы в Берлине строили немецкие частные фирмы и немецкие строители, строившие в свое время зенитные башни -…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 6

    У высшего начальства Однажды, будучи в Москве по делам службы, автор этих строк обратился к начальнику Управления оборонительного строительства…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 5

    Пятая часть воспоминаний об увековечивании памяти погибших в Великой Отечественной Войне. Первые трудности Множество препятствий встретили…


promo gistory march 6, 2014 20:25 14
Buy for 1 000 tokens
Ищу родственников тех, кто строил оборонительные на московском направлении, а также любую информацию связанную с этим. Воспоминания, фотографии, газетные вырезки, все что может рассказать о событиях лета-осени 1941 года. Значительную долю строителей составляли москвичи, но вместе с ними работали…

?

Log in