gistory, Gistory_ru

gistory


gistory

История с Географией


Previous Entry Share Next Entry
Кравцов Г.Л. Память... Часть 8
gistory, Gistory_ru
gistory
Очередная часть воспоминаний, которая рассказывает о трудностях поиска в Берлине погибших и установления их имен.

Перезахоронение

В поверженном Берлине лежали наспех погребенные в одиночных и братских могилах тысячи безвестных героев. Перезахоронение, особенно в первый период, резко отставало от темпов строительства мемориалов и тем самым сдерживало его: только после окончания всех работ по перезахоронению строители получали возможность приступать к завершающим, наиболее трудоемким работам по самим памятникам, особенно по Панкову.
Основная масса погребенных покоится в Панкове - по всему периметру ограждающей мемориал стены и под саркофагами, в железобетонных склепах, которые, как уже упоминалось, одновременно служили фундаментами под все воздвигавшиеся сооружения.
Как показала практика, перезахоронение погибших воинов оказалось тяжелейшим испытанием. Для многих смелых и сильных духом людей, которым не раз приходилось смотреть в смерти в глаза, эта задача оказалась непосильной, как они ни крепились. Быть может, сказалось пережитое в годы войны, а, может быть, в наступившие мирные дни, душу человека, видящего столько трупов, щемила мысль о собственной участи и потому мертвые пугали живых? Смерть на войне - обычное, естественное дело, непреложный факт бытия людей, брошенных в мясорубку, но у человека перед лицом смерти в мирное время, по-видимому, происходит сложная трансформация психики.


Поставленная Военным Советом задача "Никто из погибших не должен остаться неопознанным", была не только боевой, но и исключительно благородной по своему существу, Помочь семье, близким, узнать, где и как закончил свой жизненный путь их сын, муж, отец или брат, где покоятся его останки - туманная миссия. Но оказалось, что не всем она была по плечу.
Война часто хоронит своих солдат безвестно. Но как установить, что без вести пропавший не разорван прямым попаданием снаряда, бомбы или гранаты, не раздавлен танком или же заживо погребен в рухнувшем здании, блиндаже или при других тяжелых обстоятельствах затерялся?.. В кровавом вихре войны это немудрено.
Мало кто еще по особой логике материнского сердца - все ждет - а вдруг вернется! Но в то, что мучительному пребыванию в неизвестности наступит конец, многие верят. Верят, что придет час, когда узнают, где покоится их родной, смогут увезти горсть земли с могилы или поля брани, принявшего его прах.
Память жестока, но и милосердна. Боль тяжких испытаний с годами затихает, уносится вихрем времени. Но, порой, с особой силой оживает все, что довелось пережить.
Участники битвы за Берлин, и особенно те, кто наспех хоронил своих братьев по оружию в разгаре боев или в минуты короткого затишья, и те, кому довелось заниматься перезахоронение и установлением имен погибших, знают, что многие из тех, кто с беспримерным героизмом и мужеством сражались на улицах Берлина, могли попасть в скорбный список пропавших без вести.
Битва за Берлин длилась относительно недолго, но ничем не измерить ее накала, ожесточения, упорства и трагичности. Каждый дом и квартал, каждая улица и площадь в этом колоссальном городе стали ареной смертельного единоборства. Многоэтажные здания, массивные стены и особенно бомбоубежища, связанные между собой ходами сообщения и подземными коммуникациями, не только прикрывали гитлеровцев, но и служили местом для засад и внезапных нападений, наших бойцов подстерегала роковая пуля, выпущенная с чердака, из-за угла или подземелья.
В истории Великой Отечественной войны записано: "В предчувствии своей неминуемой гибели немецкие солдаты и офицеры дрались и умирали в развалинах Берлина, нанося чувствительные потери советским войскам, мужественно преодолевавшим чудовищные трудности наступления в горящем, полуразрушенном городе. Советские герои штурмовали укрепления противника, не жалея самой жизни".
За период с 16 апреля по 9 мая 1945 года войска 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов потеряли убитыми, ранеными и без вести пропавшими - 304837 человек.
На войне в бой воины шли вместе, а в могилы ложились чаще всего порознь. По-разному хоронили людей на фронте. Слез не лили, только друзья проглатывали комок, подступивший к горлу. Прежде, чем положить погибшего в могилу, осматривали его немудреное имущество, забирали документы, устанавливали его личность. Но не до того было, когда хоронили товарища по оружию в разгаре боев или если он оказывался под обломками развалин. Сколько оказалось таких безымянных могил! Ожесточенность и непрерывность боя не позволяли иногда даже убирать убитых, и тогда товарищи по оружию наспех забрасывали погибшего чем под руку попало, отстреливаясь от наседавшего противника. Тогда все дорогое и близкое его сердцу - боевые награды, фотографии, письма, с которыми не хотелось ни на минуту расставаться, уходили с ним в могилу. Эти-то вещи и искали при перезахоронении. Простреленная пилотка с фамилией погибшего была бесценным сокровищем, наградой за тяжкий труд. Такие пилотки становились реликвиями.
Сознание своего долга перед светлой памятью погибших товарищей придавало многим силы и стойкость. И каждый раз, когда удавалось установить личность погибшего, искренне радовались исполненному долгу, и испытывали горечь неудачи, если поиски ни к чему не приводили. А когда для перезахоронения на Панковокий мемориал стали приходить эшелоны с останками военнопленных из концентрационных лагерей, где в каждом гробу обычного размера было по 10-12 скелетов, - не было большей удачи если по отдельным мало значащим предметам удавалось установить имя погибшего.
Но, к великому сожалению, такое удавалось редко.
Понятны тяжелые обстоятельства, которые так волновали и выводили из строя многих участников работ по установлению личности погибших. Трупный запах, смрад, рои мух сопутствовали этим тяжелым работам. Летом перезахоронение и обработка останков производились только в прохладные дни и по ночам, ибо трупы могли стать источником опасных эпидемий. Люди работали в противогазах, специальных костюмах, перчатках, болотных сапогах, под неусыпным наблюдением врачей. Угроза эпидемий была особенно велика в весенне-летнее время. Неустанно работали санэпидстанции. Неоценимую помощь оказывали магистраты. Борьба с угрозой эпидемий продолжалась беспрерывно на протяжении всех работ по перезахоронению и, к счастью, закончилась без осложнений. Многие в разгаре работ физически и морально выбывали из строя, им становилось дурно, они теряли сознание. Даже момент гибели своих собратьев по оружию не казался столь страшным, как их вид теперь. Некоторые цепенели от ужаса, доходили до состояния, когда страх побеждает разум. Как правило, эти люди уже не способны были возвращаться к такой работе, их тут же заменяли запасными из резервных команд.
Когда в очередных донесениях команд по захоронению значилось, что среди откопанных за день трупов многих не удавалось опознать принимались еще и еще раз осматривать место  погребения. Раскапывали могилы пошире, поглубже, перелопачивали грунт и нередко совсем в неожиданном месте находили письмо, орден, каску, патронташ, оружие, личным номер и другие вещи. Зачастую малозначащие предметы, после тщательного анализа и сверки в частях, воевавших в тех местах, позволяли устанавливать личность погибшего. Иногда же приходилось ограничиваться только инициалами, или фамилией, или даже именем, которые наносили на надгробные бронзовые доски, гранитные или мраморные плиты.

А иногда и мертвые стреляют

В строительном управлении на стене висела большая карта Берлина. Жирными полосами цветных карандашей на ней были нанесены сектора, районы усиленных боев и огромное количество красных и синих точек - братских И одиночных могил, подлежащих перемещению. Вот уже который месяц шел тяжкий труд по перезахоронению, а на рабочей карте, где ежедневно обозначалось количество перемещенных трупов, их число не шло ни в какое сравнение с той уймой могил, которые еще предстояло перенести. Состояние работ по перезахоронению и процент опознанных никого не мог утешить. Принимается решение выехать в армии и сличить их данные с имеющимися, из бесед с бойцами установить, где они хоронили своих товарищей и не забрали ли их документы.
Это в какой-то мере помогло делу. Но данные занесенные в книги мемориалов, в какой-то мере, конечно расходятся с архивными. Еще и сегодня долг комитетов и Советов ветеранов воины, юных следопытов, наших и немецких, проверить это и тем самым вычеркнуть многих героев Великой Отечественной войны из списков, пропавших без вести.
Нередко перезахоронение сопровождалось опасностью для жизни. Да и не мудрено. Во время не утихавших круглосуточных боев смерть подкрадывалась к воину на долю секунды раньше, чем он успел бросить гранату, с которой так и не расстался. А сколько оказалось солдат, сержантов и офицеров, жизнь которых костлявая рука войны оборвала в тот момент, когда они изготовились к броску и так навечно застыли с взведенным оружием в закостенелых руках.
В последние часы войны на подходе к рейхсканцелярии миной оторвало обе ноги у пулеметчика сержанта Ременникова, но он продолжал стрелять и погиб, намертво зажав в руках рукоятки пулемета. Товарищам пришлось уносить тело Ременникова с поля боя вместе с "максимом". Только в подъезде соседнего здания с большим трудом удалось оторвать окостеневшие пальцы воина от еще теплого пулемета.
Трупы с оторванными конечностями все-таки воспринимались как какая-то зловещая закономерность войны, но самое потрясающее впечатление производили погибшие с протезами. В памяти, к сожалению, не сохранилась фамилия бойца в шлеме танкиста, на двух протезах. Какой же великой должна была быть преданность этого замечательного патриота, какой же жгучей была его ненависть к врагу, чтобы вернуться в бой без обеих ног! Не обошлось и без потерь при перезахоронении, хотя были приняты все меры предосторожности. Следует сказать о совершенно самоотверженной работе немецких добровольных команд по перезахоронению. Навсегда останется в памяти их тяжелый, но благородный труд. Жизнь некоторых из них трагически оборвалась: случается, что и мертвые стреляют...
Особенно отличались немецкие женщины. Своим отношением к этому тяжелому делу они как бы пытались загладить хоть часть вины перед советским народом, перед мертвыми героями за те чудовищные преступления, которые причинили их земляки, отравленные ядом нацизма.
Свыше трех лет продолжался этот ни с чем не сравнимый труд. Тысячи героев битвы за Берлин были опознаны при перемещении их останков в Панково или Трептов. Их имена занесены в летопись боевой славы Советской Армии, золотыми буквами засверкали они на бронзе, граните, мраморе.
Не угасает в сердцах людей память о павших на полях сражений, о замученных в фашистской неволе. Но особенно велика боль тех, кто до сих пор не знает, где захоронен близкий им человек. Многие из погибших остались "без вести пропавшими". У нас, пожалуй, не найдется такой семьи, которая не потеряла бы родного или близкого человека в период Великой Отечественной войны. Вот почему каждая братская могила с безымянными героями Великой Отечественной войны воспринимается нашими людьми как их кровная, родная, близкая. А таких без вести пропавших очень много. Это особенно остро почувствовалось в процессе строительства мемориалов. Из 16 011 останков, перемещенных с разных концов города на Панковское кладбище-памятник, удалось установить имена только 2781. И это несмотря на добросовестнейшие меры поиска. Значительно меньше опознанных лежат в Трептове и Тиргартене, а среди перезахороненных из концлагерей лишь у отдельных установлены имена. Все это свидетельствует об исключительной ожесточенности Берлинской битвы, дает основание всех погибших участников заключительной битвы исключить из числа пропавших без вести, считать погребенными в братских могилах Берлинских мемориалов.
К слову сказать, этим вопросом надо было бы заняться Советскому комитету ветеранов Великой Отечественной войны.
Большинство людей, побывавших здесь среди безмолвия братских могил, в обстановке как бы застывших величайших битв и человеческих страданий, запечатленных на надгробиях и саркофагах, сознает, что вместе с ощущением кровного родства с павшими, они до конца дней своих будут ощущать сыновнюю ответственность за все, что делается на нашей земле.
Не забыть и руководителей, офицеров и служащих Советской Армии, возглавлявших эти работы: Ц.Г. Рысса, М.Г. Усмана, К.А. Соловьева, А.С. Сергиевского, О. Грибова, В.Д. Королева, А.Б. Чернина, И.А. Желтухи, Н.П. Петрова, П.С. Виртуозова, Л.М. Тулуповой, Сейбуха, В. Хомутова и многих других.
Достойны чувства глубокого уважения имена маршалов инженерных войск М.П. Воробьева и А.И. Прошлякова, генералов И.Е. Прусса и А.И. Краснобаева, которые вложили немало труда, руководя этими работами. Даже в разгар боев, при решении неотложных инженерных задач, они помнили об увековечении памяти погибших. Не забыли они об этом и после войны.

Posts from This Journal by “Трептов-парк” Tag

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 14

    Послесловие Давно отгремела великая битва на Волге. Время и ветры зарубцевали раны земли, сровняли противотанковые рвы, доты и дзоты. Заросли…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 12

    Потуги фальсификаторов Чем дальше в глубь истории отходят от нас грозные годы войны, тем полнее и ярче проявляется величие героических подвигов…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 12

    Снова описания и эскурсы в историю Трептов -парка, и про мемориал в Панково, который действительно незаслуженно забыт. В 2013 году Германия за свой…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 11

    В этой части довольно пространное описание мемориала в Трептов-парке. Возможно, кому-то оно покажется скучноватым, хотя для тех, кто никогда его не…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 10

    Крах величия Гитлер, одержимый манией величия, опьяненный легкими победами в странах Западной Европы, уверовав в непобедимость своего воинства,…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 9

    Гранитный клад Однажды в управление строительства вошел незнакомец, измученного вида человек, средних лет и попросил, чтобы его принял по очень…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 7

    Очень интересная часть о том, как мемориалы в Берлине строили немецкие частные фирмы и немецкие строители, строившие в свое время зенитные башни -…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 6

    У высшего начальства Однажды, будучи в Москве по делам службы, автор этих строк обратился к начальнику Управления оборонительного строительства…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 5

    Пятая часть воспоминаний об увековечивании памяти погибших в Великой Отечественной Войне. Первые трудности Множество препятствий встретили…


promo gistory march 6, 2014 20:25 14
Buy for 1 000 tokens
Ищу родственников тех, кто строил оборонительные на московском направлении, а также любую информацию связанную с этим. Воспоминания, фотографии, газетные вырезки, все что может рассказать о событиях лета-осени 1941 года. Значительную долю строителей составляли москвичи, но вместе с ними работали…

?

Log in

No account? Create an account