gistory, Gistory_ru

gistory


gistory

История с Географией


Previous Entry Share Next Entry
Кравцов Г.Л. Память... Часть 7
gistory, Gistory_ru
gistory
Очень интересная часть о том, как мемориалы в Берлине строили немецкие частные фирмы и немецкие строители, строившие в свое время зенитные башни - флактурмы

Развеянные иллюзии

В первое время после окончания войны в поисках заработка целыми днями у рейхсканцелярии и рейхстага вокруг нескончаемых толп разноязычных групп людей, стремившихся запечатлеть на фотоснимке бывшую обитель Гитлера, знаменитый бункер, где так бесславно он закончил свою жизнь, толпились "внештатные гиды".
0 многих пикантных деталях из жизни этого главного центра «ІІІ рейха» рассказывали они. В частности, о том, что для делегаций или отдельных лиц, удостоенных особого внимания, или посещение которых должно пройти незамеченным, был предусмотрен особый вход, который давал возможность попасть на прием к фюреру, минуя анфилады помпезных залов и приемных, с множеством стражей, расставленных по разным углам и застывших как изваяния. По этому кратчайшему пути, в знак особого уважения, за считанные месяцы до вероломного нападения Германии на Советский Союз на прием к Гитлеру была проведена наша делегация. Строителей особенно заинтересовало, что это огромное, в своем роде уникальное здание рейхсканцелярии, при очень сложной внутренней отделке было построено по проекту архитектора А. Шпеера и при личном участии Гитлера всего за 9 месяцев. Правда, говорили гиды, в строительстве принимала участие вся Германия. Подтверждали это и представители множества строительных фирм, с которыми мы имели деловые контакты.


Среди множества посетителей больше всего было американцев. Подолгу, с любопытством и недоумением они всматривались в скрупулезную, малопроизводительную и очень тяжелую работу наших людей. В их приветствиях, расспросах чувствовалось дружелюбное отношение, теплота. Такое же взаимное расположение к ним было и со стороны наших воинов. Как правило, американские группы с особой настойчивостью на ломаном русском, английском или немецком языке, а многие из них буквально на пальцах допытывались, зачем мы так тщательно, по кирпичу, разбираем рейхсканцелярию, которую надо было также поднять на воздух, как это мы делали с множеством других зданий, подлежащих разрушению как военные объекты Германии. Уяснив назначение наших работ, они, как по команде, снимали с себя мундиры, гимнастерки и начинали помогать нам. Чтобы понимать друг друга, здесь не требовалось никаких переводчиков.
Особенно поразил сюрприз капитана американской армии, когда он вручил работавшим солдатам письмо и две огромные коробки с шоколадом и сигаретами от командира части, который совместно со своей группой недавно помогал нашим воинам в демонтаже огромных колонн. В небольшой записке выражалось восхищение благородным трудом в честь памяти погибших в завершающем сражении. Мы были тронуты таким вниманием.
Работы на рейхсканцелярии отняли много труда и времени.
Но к великому огорчению, расчеты на получение большого количества гранита с этого полуразрушенного здания не оправдались.
Когда подвели итоги многонедельных изнурительных работ по разборке и очистке уцелевших деталей, стало ясно, насколько мы заблуждались в наших предположениях. А именно на рейхсканцелярию возлагались большие надежды. Мы вынуждены были почти повсеместно прекратить эти "археологические" раскопки в городе. Еще острее стала проблема гранита и мрамора.
Снова посылали гонцов в Саксонию, Тюрингию, в карьеры на камнеобрабатывающие заводы. Побывали у потребителей гранитных изделий, на их складах. Выделили шефу гранитных работ дополнительный транспорт, инструмент, направили в помощь наших людей. Главный шеф по гранитным изделиям господин Кумпф привлек к себе буквально все мелкие предприятия по гранитным работам, но и это не дало ощутимых результатов. Из-за отсутствия гранита приостановился целый ряд работ. Трудно себе представить, в каком виде удалось бы завершить Берлинские мемориалы, если бы не совершенно неожиданный случай, речь котором пойдет несколько ниже.

Кадры решали все

Когда приступили к подбору руководящих линейных работников, возглавить строительную площадку Панковского ансамбля предложили капитану М.Т. Усману. Во время войны он проявил себя смелым, решительным командиром и изобретательным инженером. Из того наличия офицерского состава, каким располагало вновь созданное управление строительства, он казался наиболее подходящим. Однако предложение — это наш кандидат воспринял с таким испугом и так недоуменно посмотрел на всех, что на миг показалось - не делаем ли мы ошибку.
- В чужой стране, в необычных условиях, возглавить такое уникальное строительство - дело не легкое. Я с этой задачей не справлюсь, - заявил Усман. Ответ его прозвучал весьма искренно.
До войны Михаил Григорьевич возглавлял группу сантехников. Успешно сдал кандидатский минимум, подготовился к защите диссертации. Но война внесла свои коррективы. По внешнему виду он походил больше на ученого, всегда задумчивый, озабоченный. Казалось, что он в уме еще и еще раз проверяет, правильно ли вывел нужную ему формулу. Но когда на его плечи все-таки свалилась эта огромная ноша, он как-то преобразился. Сама собой отделилась от него "мантия" ученого, офицер принял вид заправского линейного строителя. Знание немецкого языка помогало ему свободно общаться с немцами, не прибегая к помощи переводчиков. Он на ходу научился решать возникавшие перед ним вопросы, никогда не жаловался на трудности.
Но как-то попросил приехать по случаю образовавшихся угрожающих трещин в массивной железобетонной части ограждающей конструкции. Осмотрев место повреждения и состояние работ по всему комплексу, изрядно уставшие, члены комиссии присели отдохнуть в тени под успевшими уже расцвести высаженными строителями взрослыми деревьями.
- Ну, как Вы, Михаил Григорьевич, освоились с новым контингентом рабочих, прорабским составом?
- Да, по-разному, а в основном жаловаться не могу. Есть люди, у которых прямо золотые руки. Большинство же впервые на строительстве, но понимают, чего хотят от них. Работают медленно, но качественно. Говорят, что думают. Со временем они станут отменными специалистами. Очень грустят по своему пиву. Вот если организовать хотя бы по кружке за хорошую работу, да вдоволь давать материалы, можно было бы резко поднять производительность.
- А что они говорят насчет треснувшей железобетонной стены? Не злая ли это рука недобитого фашиста? Раньше у нас таких вещей не наблюдалось.
- Нет! - категорически ответил капитан. - Они очень высоко ценят наше доброе отношение и сами озабочены этим случаем.
Все приходят к одному заключению: источник неприятностей последняя партия полученного цемента. Лабораторные анализы плохие.
- Посмотрим, что скажет цементный завод, - решили члены комиссии.
- Руководитель объекта рассказал о том, как он боролся за экономию леса.
- У нас уйма ценного лесоматериала уходит на опалубку для железобетонных работ. Сколько я ни доказывал, что для крепления опалубки следует использовать любой кругляк, подтоварника не переводить столько бруса, они все в один голос: "Это не хорошо". Дескать, таким способом они не смогут дать нужные грани, которых очень много в фигурной стене, а выравнивание железобетона в случае отклонения, выпучивания, обойдется во много раз дороже, и время будет потеряно, и качество пострадает.
"Даже плоские наземные городские крепости из массивного железобетона, которые вы взрываете, - говорят они, 4- были сделаны с такой же опалубкой. Да мы и не умеем тесать бревна".
Впоследствии мы убедились, что брус и обрезная доска для опалубки во всех отношениях выгодней, как по срокам работ, так и по качеству и стоимости, и даже по экономии лесоматериала. Резко увеличивается оборачиваемость опалубки, представляется возможность использовать менее квалифицированную рабочую силу.
И еще один практический урок, преподанный немецкими строителями. По всему периметру ограждающей железобетонной стены для подачи материалов и прежде всего бетона была проведена узкоколейная железная дорога с достаточным количеством самоопрокидывающихся вагонеток и платформ с механической тягой (локомотивами). Все было предусмотрено. Но немцы пользовались этой громоздкой техникой только в том случае, когда следовало подать, скажем, арматуру. А для подачи бетона смонтировали у бетонорастворного узла бетононасосную станцию, которая по гибким шлангам, под давлением подавала бетон в нужное место. Это намного облегчает труд, помогало лучше и быстрее работать. Только в аварийных случаях предусматривалась подача вагонетками, чтобы не нарушать процесса непрерывного бетонирования.
В действия и распоряжения Михаила Григорьевича редко, когда приходилось вмешиваться. Он работал неторопливо, основательно, обдуманно, как хороший минер. Резкие черты лица придавали ему очень строгий вид, но это только казалось. В действительности М.Г. Усман был весьма добродушным, внимательным человеком. Никогда не повышал голоса, сумел поставить себя так, что его уважали, слушались и даже немного побаивались, особенно ИТР и руководители фирм. А мы-то, признаться, поначалу больше всего опасались, что у него не хватит требовательности...
Вместо письменного ответа о причинах аварии, с цементного завода, откуда был доставлен цемент, прибыли четыре представителя во главе с директором. Они принесли глубокие извинения за причиненные неприятности, весь нанесенный ущерб взяли на себя и просили разрешения прислать своих людей, чтобы устранить все повреждения, вызванные по вине завода, по их недосмотру.
- В период бомбежек часть сырья оказалась засоренной, объяснял директор фирмы, - и это пагубно сказалось на качестве партии цемента. Для престижа завода это очень неприятная история. Очень просим вас - не выносить за пределы наших взаимоотношений этот неприятный случай.   В результате джентельменской договоренности мы никогда больше не испытывали недостатка в цементе и не жаловались на его качество.
Душой строительства мемориалов был небольшой коллектив офицеров и специалистов, которые своей дружной, творческой самоотверженной работой с начала строительства и до его завершения целиком отдавали себя делу. Это были офицеры и служащие Советской Армии, которые с первых дней войны воздвигали оборонительные рубежи, затем инженерно обеспечивали наступление наших войск, а после победы выполняли различные специальные задания.
Одним из ведущих авторов проектной группы был А.К.Соловьев. Этот высокообразованный, принципиальный, энергичный специалист вложил свой талант в создание замечательных проектовпамятников советским воинам в Польше и Германии, в том числе в  Панковский ансамбль, в Маяк-памятник в Кольберге, в оригинальное по форме и звучанию надгробье великому русскому композитору М.И. Глинке.
Будучи бессменным секретарем партийной организации А.К. Соловьев принимал самое активное участие во всей деятельности коллектива строителей. Он умел решительно и бескомпромиссно решать и отстаивать назревавшие острейшие вопросы производства и не только в своей организации, но и в Политуправлении Группы войск, неоднократно выходил с ними в Комитет по делам искусства, в Центральный Комитет партии. Об этом свидетельствуют награды, поощрения, которыми А.К. Соловьев был неоднократно отмечен Главнокомандующим и Политуправлением Группы Войск. После войны он был главным архитектором Тимирязевского района Москвы, долгое время работал в архитектурно-планировочном управлении столицы, выполнял творческие задания для братских стран, удостоен многих правительственных наград нашей Родины и социалистических государств. Сейчас на пенсии.
Глубокого уважения и благодарности заслуживает и другой автор Панковского проекта - Вадим Дмитриевич Королев. Одаренный архитектор, скромнейший человек, он вложил все свои богатые знания, энергию и опыт в проектирование и строительство Панковского ансамбля. В.Д. Королев является творцом целого ряда уникальных сооружений и памятников советским воинам, и в том числе памятника советским и польским воинам, сооруженного в столице Польской Народной Республики Варшаве.
Будучи чрезвычайно требовательным к самому себе, Вадим Дмитриевич отличался поразительной работоспособностью. Сочетая глубокие и всесторонние знания, высокую культуру, заслуженно слыл непререкаемым авторитетом в своей области. Когда возникали те или иные трудности в строительстве или в изыскательских работах, архитектор Королев считал своим долгом вклиниться в самую черновую работу.
В годы войны майор Королев был смелым солдатом, участвовал в технической разведке. Не раз под огнем противника, где-нибудь в складке местности, или прижавшись к дереву, набрасывал рисунок поврежденного пролета моста, углублялся в расчеты, чтобы потом, когда мост станет нашим, побыстрее ввести его в строй. Сколько раз он выручал военных строителей, подсказывая как быстрее и лучше восстановить разрушенную переправу! Вадим Дмитриевич отмечен многими боевыми наградами.

«Доброжелатели»

Как уже говорилось на все работы, проводившиеся нами в Германии, в том числе и при строительстве памятника в Тиргартене, мемориалов в Трептове и Панкове, привлекали тысячи немцев - рабочих, инженеров, художников, архитекторов, скульпторов и других специалистов, с которыми установились хорошие деловые отношения и взаимопонимание. Участвовали в работах многие строительные и специализированные немецкие фирмы.
Как правило, большинство из них относилось к своим договорным обязательствам добросовестно, люди трудились с полной отдачей, с присущей им аккуратностью и исполнительностью.
Нельзя не вспоминать с благодарностью деятельность строительных фирм "Босвау и Кнауэр" и "Грюн и Бильфитцер", много сделавших для строительства Трептовского и Панковского мемориа лов. Мы восхищались работой бронзолитейщиков завода "Герман-Ноак", работой многих других частных предприятий.
Но, гласит русская пословица: в семье не без урода. Вот об одном таком случае и хочется рассказать.
По проекту, прах большинства погибших воинов должен был перемещен на Панковскую площадку и захоронено в железобетонных склепах, которые одновременно служили фундаментами для большинства надгробий. Готовность железобетонных склепов должна была опережать работы команд по перезахоронению. Перенесенные из различных мест останки должны были замурованы в заранее подготовленные железобетонные склепы в минимальные сроки. И как раз на этой площадке сказывался резкий Недостаток в строительных механизмах. Обращение в управление инженерных войск Группы с просьбой о предоставлении специального механизированного подразделения не увенчалось успехом. Тогда, воспользовавшись приездом генерала Прусса, попросили его помочь прикомандировать на время специализированное подразделение от инженерных войск.
- Помогу. Думаю, что Н.И. Прошляков нам не откажет, благо, мы редко обращаемся к нему по вашим работам.
Вернувшись из Штаба Группы войск и поставив перед строителями управления ряд новых задач, в том числе на изготовление срочных заказов для Белорусского Военного округа, генерал и словом не обмолвился по поводу нашей просьбы.
"Неспроста, - подумали мы. Забыть такой вопрос не в его характере. Память-то у генерала была просто феноменальной".
Через многие годы, встречая сослуживца, знакомого, бывшего подчинённого, он не только помнил их имена и отчества, но и имена их родных, с которыми он хотя бы один раз виделся. Обязательно поинтересуется: "А как там Мария Степановна, Анна Сергеевна или Иван Игнатьевич?" Редко прибегал к своей телефонной книжке, чтобы записать или вспомнить номер телефона. Они откладывались в его голове на долгие годы.
Решили все-таки напомнить ему о своей просьбе: .
 - А как, Илья Ефимович, решился вопрос с прикомандированием на время подразделения с механизмами?..
Генерал с присущей добродушной улыбкой, расплывшейся по его открытому с крупными чертами лицу, сделал вид, что благодарен за напоминание в полушутливой форме ответил:
 - Ох, и влетело же мне за эту просьбу от начинжа!
- "Как, говорит, у тебя поворачивается язык просить об этом!.. Ты-то ведь хорошо знаешь, чем и как мы сейчас заняты! Наверное, пообещал, что поможем? Да? Я же им ответил, сам хотел позаимствовать - кой-какие механизмы. Не с такими делами они справлялись. Пусть хорошенько потрясут немецкие фирмы".
Мы, конечно, сами были повинны в том, что Илья Ефимович оказался в неудобном положении перед генерал-полковником Н.И. Прошляковым, не поставили его в известность, что обращались в инженерное управление Группы войск по этому вопросу.
Поняв сложность положения, то, что не на кого больше надеяться, руководство строительного управления навалилось на старшего Панковского объекта, капитана М.Г. Усмана, считая его повинным в создавшейся ситуации. Ему приказали пригласить шефа фирмы механизаторов.
- Для Трептова, - робко огрызнулся Михаила Григорьевич, вы, наверное, достали бы механизмы. - Чувствовалась обида в его голосе. А К исходу дня Усман привел директора специализированной фирмы, к услугам которой редко прибегали. Изложили ему потребности в механизмах, условия работы и оплату, о чем он уже частично был ранее проинформирован Усманом. Шеф фирмы доброжелательно отнесся к нашим предложениям, обещал обсудить из со своими коллегами, выразил уверенность, что удастся обеспечить нас всем необходимым, и очень вежливо откланялся.
На третий день был получен весьма любезный положительный ответ. От строителей требовалось только помочь фирме в получении разрешения на провоз механизмов, которые находятся у них в западной зоне. Пообещали проконсультироваться по этому вопросу и по возможности помочь с пропуском.
Получив разрешение, директор фирмы, не скупясь на комплименты, поблагодарил за помощь и за исключительную оперативность. Заверил, что примет все меры, чтобы в самые минимальные сроки нужные механизмы были доставлены на строительство.
Примерно к тому времени, когда закончился срок визы на провоз механизмов, руководитель фирмы с большим огорчением известил о том, что самоходная баржа с механизмами и оборудованием, которые им с таким трудом удалось собрать и направить к нам, по дороге была конфискована русской воинской частью.
- Неоднократные обращения в разные инстанции, военные комендатуры, СВАГ, наконец, к командованию Группы войск были безрезультатны. Наша фирма, - продолжал он, - потеряла ценнейшие механизмы на полтора миллиона марок.
"Но кто мог это сделать - подумали мы, - ведь такие действия сурово наказывались советской военной администрацией?!." Подробно расспросив где, когда и при каких обстоятельствах была задержана баржа, прикинули, что она проходила в местах расположения частей генерала М.М. Мальцева, который проводил тогда работы большой государственной важности в этом районе Германии. .
"Возможно, его люди по каким-то причинам задержали баржу?" Набрав нужный номер, попросили генерала к телефону.
Слова "генерал Мальцев" вызвали шоковое состояние у шефа фирмы. На его лице не осталось и кровинки. Это насторожило.
Поздоровавшись, я рассказал о случившемся, и спросил у Михаила Митрофановича, не его ли люди случайно задержали баржу с - необходимыми механизмами, которая направлялась на наше строительство.
Генерал-майор М.М. Мальцев неоднократно бывал на строящихся объектах, восхищался развернутой на них работой.
Всегда ругал за то, что отмалчиваемся, не отвечаем на всевозможные выдумки и небылицы западной прессы о нашем строительстве.
- Так ты говоришь, - ответил Михаил Митрофанович, - что к тебе шла баржа с механизмами? Ошибаешься, друг! Баржа, полностью загруженная всевозможными механизмами, плыла в сторону западной зоны. Мои люди это случайно обнаружили и по моему приказанию задержали ее. Об этом, - продолжал он, - было доложено Главкому и в СВАГ. Если вы нуждаетесь в этих механизмах, я прикажу все немедленно отправить в ваш адрес.
С Михаилом Митрофановичем Мальцевым мы были знакомы еще до войны. С этим волевым, решительным бойцом и командиром прошли в одном соединении, а затем в 10-й саперной армии, которой он командовал в самую тяжелую пору войны. Познали горечь отступления, прошли Ельню, Карачев, тропы брянских лесов, где он во время встречи со смертью, опередил ее на долю секунды: тогда у этого волевого человека хватило мужества в упор расстрелять наскочивших на него лицом к лицу двух немецких мотоциклистов. От Брянских лесов до Калмыцких степей, от ворот Кавказа до стен Сталинграда прошли мы с ним фронтовыми дорогами.
Этот человек знал цену нашим работам и считал своим долгом, как и многие другие, помочь строительству мемориалов.
- В чем еще нуждаетесь? Не стесняйтесь! Помогу. Погрузим на эту же баржу. А этим "доброжелателям" передай, чтобы через два дня приехали их представители, только обязательно вместе с твоими людьми и доверенностью для оформления приемки.
Сердечно поблагодарил М.М. Мальцева и не подавая вида, что в курсе дела о "добропорядочности" фирмы, я поздравил главного директора с благополучным возвращением им всех механизмов и рассказал, как оформить получение баржи. Трудно передать ту радость, с которой это сообщение было воспринято шефом фирмы.
После этого случая среди немцев, работавших с нами, и у множества фирм и предприятий, с которыми мы имели деловые контакты, с молниеносной быстротой разнеслись небылицы о самоходной барже с механизмами и о "всемогуществе" начальника строительства. Легенды об этой истории в причудливых вариантах наслаивались, как снежный ком. Мы не стали опровергать их.
Это было только на пользу нашему общему делу. Однако легенда зашла так далеко, что в конце 1948 года, когда я уезжал из Германии, один из руководителей крупнейшей строительной фирмы, прощаясь со мной, просил передать господину И.В. Сталину привет от его фирмы. «Он должен нас помнить. Он принимал нас в 1936 году, когда мы вели работы в Советском Союзе».
Поблагодарив за внимание, я пообещал выполнить его просьбу...

Posts from This Journal by “Трептов-парк” Tag

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 14

    Послесловие Давно отгремела великая битва на Волге. Время и ветры зарубцевали раны земли, сровняли противотанковые рвы, доты и дзоты. Заросли…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 12

    Потуги фальсификаторов Чем дальше в глубь истории отходят от нас грозные годы войны, тем полнее и ярче проявляется величие героических подвигов…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 12

    Снова описания и эскурсы в историю Трептов -парка, и про мемориал в Панково, который действительно незаслуженно забыт. В 2013 году Германия за свой…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 11

    В этой части довольно пространное описание мемориала в Трептов-парке. Возможно, кому-то оно покажется скучноватым, хотя для тех, кто никогда его не…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 10

    Крах величия Гитлер, одержимый манией величия, опьяненный легкими победами в странах Западной Европы, уверовав в непобедимость своего воинства,…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 9

    Гранитный клад Однажды в управление строительства вошел незнакомец, измученного вида человек, средних лет и попросил, чтобы его принял по очень…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 8

    Очередная часть воспоминаний, которая рассказывает о трудностях поиска в Берлине погибших и установления их имен. Перезахоронение В поверженном…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 6

    У высшего начальства Однажды, будучи в Москве по делам службы, автор этих строк обратился к начальнику Управления оборонительного строительства…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 5

    Пятая часть воспоминаний об увековечивании памяти погибших в Великой Отечественной Войне. Первые трудности Множество препятствий встретили…


promo gistory march 6, 2014 20:25 14
Buy for 1 000 tokens
Ищу родственников тех, кто строил оборонительные на московском направлении, а также любую информацию связанную с этим. Воспоминания, фотографии, газетные вырезки, все что может рассказать о событиях лета-осени 1941 года. Значительную долю строителей составляли москвичи, но вместе с ними работали…

?

Log in

No account? Create an account