gistory, Gistory_ru

gistory


gistory

История с Географией


Previous Entry Share Next Entry
Кравцов Г.Л. Память... Часть 6
gistory, Gistory_ru
gistory
У высшего начальства

Однажды, будучи в Москве по делам службы, автор этих строк обратился к начальнику Управления оборонительного строительства Министерства Обороны генерал-лейтенанту В.В. Косареву по вопросу, касавшемуся строительства мемориалов. "Я памятниками не занимаюсь" - ответил он.

Вправе ли было обижаться, зная его колоссальную загруженность? Ведь только обезвреживание миллионов мин, и в том числе замедленного действия, восстановление мостов, переправ, уничтожение военных объектов нацистской Германии и неисчислимое количество других работ, - все это требовало от него пристального внимания и колоссального напряжения сил. А если еще учесть большие потенциальные возможности в отношении строительства подведомственного ему соединения генерала И.Е. Прусса, которому мы были подчинены, то получалось, что мы отвлекаем его по такому мелкому вопросу, каким является в общепринятом представлении строительство памятника.

Однако когда перед ним был раскрыт альбом с фотографиями работ по памятникам, изображавшими мощные экскаваторы, бульдозеры, башенные краны, бетононасосы, разветвленную внутрипостроечную железную дорогу и множества другой строительной техники, о которой наши строители могли тогда только мечтать, и которая наверняка нужнее была для не менее важны дел  в Советском Союзе, последовал звонок начальнику инженерных войск маршалу инженерных войск М.П. Воробьеву: "Михаил Петрович! Передо мной очень интересный материал о берлинских работах, разрешите зайти к вам по этому вопросу".



После подробного доклада о состоянии строительных работ финансировании, обеспечении материалами, наличии проектно-сметной документации, почувствовав повышенной интерес маршала к нашим делам, решил спросить у него: "Чем вызвано уменьшение представленного нами годового плана? Ведь мы из Москвы не просим ни денег, ни материалов, ни людей, ни проектов?"

Маршал улыбнулся, потом ответил:
- А знаете ли вы, что по соседству с вами в Германии находится строительная часть офицера Г.М. Шубникова, которая располагает значительно большими людскими ресурсами и командным составом, чем у вас, но она представила план намного меньший по сравнению с вашим. Не говоря уже об огромном количестве необходимых вам строительных материалов и, в частности, гранита и мрамора, которого Вам потребуется многие тысячи кубометров. Обработать же гранит и мрамор в такие короткие сроки очень сложно. Дело очень трудоемкое, его голыми руками не сделать, -нужны дополнительная техника, новые заводы нарезные и шлифовальные машины, специалисты. Найдете ли вы все это? Не переоцениваете ли свои силы? А многие тонны высокохудожественных бронзовых изделий? Я уж не говорю о самой бронзе. Наскребете ли вы все это на месте? Ведь мы вам действительно ничем помочь из Москвы не сможем.

Наконец, я не видел в ваших планах расчетов на множество чисто художественных работ. Одних художников-чеканщиков по граниту и мрамору потребуется целая армия. А финансовая сторона этих дел какая? А Вы, надеюсь, не забыли об эпизодах с польскими памятниками? В частности, с памятниками в Варшаве и Праге[i] которым пришлось урезать их объемы и упрощать отделку, даже после того, как эти работы были переданы Польскому Правительству по его просьбе. Не хватило ни средств, ни нужных дорогостоящих материалов. А ваши объемы просто несопоставимы с польскими. Один только Панков или Трептов по стоимости превышает все польские памятники вместе взятые.

Он сделал паузу, а потом добавил:
- Я очень ценю ваши настроения, ваш задор, хватку, мы постараемся помочь. Такое указание я дам начинжу группы войск генерал-полковнику Н.И.  Прошлякову и буду очень доволен, если вы выполните утвержденный нами план. Но мне все-таки кажется, что вы желаемое частично выдаете за действительное.

Признаюсь, не ожидал увидеть такой широкий размах строительства, как это видно из ваших альбомов. И если вам удастся довести дело до конца и построить все в тех объемах и с тем великолепием, как это предусмотрено проектами, то это будут действительно достойные памятники нашим героям на века...
Я заверил Михаила Петровича, что, то внимание, которое оказывается нашему строительству Военным Советом группы войск, лично Главнокомандующим, финансовыми Управлениями, местными органами власти, комендатурой, генералом И.Е. Пруссом, его главным инженером А.И. Краснобаевым, дает нам уверенность в успешном завершении строительства.

Пришлось заверить начальство, что для выполнения годового плана строители располагают нужным количеством рабочей силы, специалистами, и что коллектив уверен: необходимые материалы будут найдены на месте.
Но уходя от начальства, подумал: "Сказать-то сказал, а материалы еще добыть нужно!.." Через некоторое время маршал М.П.Воробев прислал на строительство своего заместителя - генерала Спаскова проверить ход работ. После инспекторской проверки почувствовали ощутимую помощь со стороны инженерного управления Группы войск в Германии.

Замечания маршала Воробьева не только подзадорили, но и насторожили, заставили призадуматься над целым рядом вопросов, заново пересмотреть планы и резко усилить темпы строительства. Все это дало свои результаты: годовой план, утвержденный высшим начальством, был первыполнен вдвое. Однако представленный на утверждение наш план несколько не дотянули.

Впоследствии много раз вспоминали Михаила Петровича, его опасения, касающиеся нехватки материалов и людей, иронизировали по поводу своей самонадеянности. Поняли, насколько он дальше всех нас видел.
В памяти хорошо сохранились уроки, преподанные маршалом Воробьевым. Это было уже в Москве, через несколько лет после завершения строительства Берлинских памятников. Об одном из этих уроков пожалуй стоит рассказать.
Зачем-то понадобился начальству. М.П. Воробьев вызвал меня к 19 часам, но я прибыл с опозданием на 15 минут. Маршала уже не было. Дежурный по штабу инжвойск передал его приказание явиться к 23.00. Приехав на Фрунзенскую набережную, велел шоферу ждать до часу ночи, а если к этому времени не выйду - уехать. Считал, что меня, как это неоднократно бывало, подбросят домой на дежурной машине.

Только в четвертом часу Маршал меня принял. Задав какой-то второстепенный вопрос, спросил, где живу.
- Все там же, в Лефортове.
- А транспорт есть?
- Нет, товарищ маршал, отпустил машину.
- Ну, всего наилучшего, - сказал и протянул руку.

Пешком отправился в Лефортово. По пути вполне хватило времени хорошо продумать и оценить урок за 15-минутное опоздание. Любой разное или взыскание не дали бы такого эффекта и так не запомнились бы. Назавтра М.Н. Воробьев уточнил со мной вопрос, который его интересовал.
Больше я не опаздывал. Не опоздал и тогда, когда был вызван к нему на неприятный разговор, который должен был состояться из-за одной моей оплошности. В тот раз я просидел в приемной с 12 часов утра до четырех утра[ii], когда маршал попросил своего порученца полковника Трофимова вызвать машину, - тот напомнил ему, что в приемной ждет по его вызову Кравцов.

- Пусть едет домой, - сказал он.
- А что ему сказать?
- Ничего. За то время, что он сидел в приемной, он все продумал. Больше глупостей делать не будет. Но не забудьте обеспечить его транспортом, а то получится два наказания.

Выдвигая идею создания памятников, Военный Совет Группы войск в Германии не предполагал, что их строительство потребует столь огромных материальных средств. Однажды Главнокомандующий Группой войск Маршал Советского Союза В.Д. Соколовский, выслушав доклад о ходе работ и нуждах, в резкой форме потребовал сужения масштабов строительства соразмерно возможностям, выразил особое недовольство задержкой проектной документации.

Зная, с каким особым интересом он относился к строительству, все были крайне удивлены столь неожиданными и категорическими указаниями. Сколько бы к нему ни обращались с разными сложными вопросами, как правило, получали положительные ответы. Главнокомандующий часто брался за карандаш и как бы невзначай вносил свои предложения, советы, поправки даже в   уже завершенные работы. Для улучшения качества памятников не считался с затратами.

Обычно рассматривая предложения главкома в кругу архитекторов и строителей, никто не мог противопоставить им обоснованные возражения, хотя они вызывали удлинение сроков и удорожание. Советы старшего начальника были всегда обоснованы, свидетельствовали о его высоком эстетическом вкусе, умении заглядывать далеко в будущее. Маршал всегда с пониманием относился к многократным просьбам о вызове из Советского Союза консультантов по разным вопросам, часто поправлял сметы в сторону увеличения, когда речь шла о поощрении отличившихся особенно бывших военнопленных или репатриированных. Он всегда сочувственно отзывался на множество просьб, особенно на просьбы своего соседа, как он называл Белорусский Военный Округ. Просьбы последнего в отношении изготовления и отправки для них разных материалов и изделий, в частности для жилищного строительства, подлежали в меру возможностей наиболее полному удовлетворению.

Характерен такой факт. Как-то, примерно, около 23 часов приехал из Бреста генерал И.Е. Прусс. Зайдя к главкому, он передал привет от маршала С.К. Тимошенко, командовавшего округом, изложил причины, которые вынудили его так поспешно приехать.

- Рука В.Д. Соколовского невольно потянулась к телефонной трубке ВЧ[iii]. Он соединился с командующим округом, поздоровался и, шутя, начал разговор.

- У меня здесь генерал Прусс, он передал от вас привет, взамен просит несусветные вещи!..
- Как у вас? - послышался недоуменный голос С.К. Тимошенко - Он ведь совсем недавно у меня был. Метеор да и только!..

Не метеор, подумалось мне, а подлинный стайер, который выходя на финишную прямую в хорошем темпе, задыхается, но не теряет веру в победу. Таким всегда знали этого обаятельного, честного, прекрасной души человека.

Завершив разговор, Главнокомандующий, многозначительно улыбаясь, сказал: .
- Генерал Прусс, кажется, ваш начальник? Он, вероятно, тоже стремится закончить строительство в установленные сроки и наверно прикинул ваши возможности. Придется помочь! Тяжеловато им там приходится после трехлетнего хозяйничанья гитлеровцев! И так каждый раз, когда к нам наведывался И.Е. Прусс. Увеличивался не только поток грузов в растерзанную Белоруссию, но расширялись и наши возможности.

Генерала И.Е.Прусса нельзя было не любить. Простота, обаяние, богатейшая память, необъяснимая интуиция, вера в людей, ровный характер и большой такт вызывали к нему безграничную симпатию окружающих. Он был настойчив в своих взглядах, но внимателен и к мнению других. Будучи сам предельно честным и преданным работником, широко доверял своим подчиненным и тем самым представлял им возможность проявлять свою инициативу. Его неиссякаемая энергия и прямо-таки фантастическая работоспособность вызывали глубокое уважение к нему как со стороны начальников, так и подчиненных. Он никогда не приказывал, а всегда обращался с просьбой. Даже самую ответственную оперативно-тактическую или боевую задачу он передавал, примерно, так: "Я знаю, что это очень рискованная и опасная операция, возможно мы с тобой больше не увидимся, но это надо сделать, сынок". И любая его просьба воспринималась подчиненными как боевой приказ. Не было такого случая, чтобы кто-либо из его подчиненных подвел его.

Но у строителей, их руководителей, не выходило из головы указание маршала Соколовского "Сократить объемы работ соразмерено возможностям". Чем могло быть вызвано такое неожиданное решение Главнокомандующего?.. Может быть, реакцией на невыполнение его указаний?

При утверждении эскизного проекта трептовского памятника, он сделал ряд существенных замечаний, в том числе, о недостаточной выразительности входных сооружений, предложив переработать их, о саркофагах, которые по его выражению, смотрелись, как ледорезы перед мостом, рекомендовал убрать с центрального монумента фашистскую свастику, считая политически нецелесообразным увековечивать ее и, наконец, предложил представить комитету по делам искусств при Совете Министров СССР на рассмотрение весь проект в целом и, в особенности скульптурную и художественную части ансамбля. Евгений Викторович Вучетич не возражал против этих указаний, он очень внимательно прислушивался к мнению Главкома: разрубил свастику, украсил саркофаги. Но далеко не все замечания маршала были реализованы.

Пребывая в тревоге, посоветовавшись, помчались к В.Н. Дутову, который разрядил атмосферу.
- Будем, - сказал этот мудрый человек, - изыскивать дополнительные источники финансирования. Но работы должны быть завершены в лучшем виде! Только благодаря постоянной помощи и заботам В.Н. Дутова, на которого легло бремя изыскания средств, неудержимому стремлению строителей завершить это уникальное сооружение на задуманном художественном уровне, стало возможным заверить Главкома, что нет основания упрощать строительство, что затраты, необходимые материалы будут изысканы за счет разбираемых зданий, подлежавших разрушению, как военный потенциал. Поддержали строителей и член Военного Совета В.Е. Макаров, и начинж группы войск А.И. Прошляков, и комендант Берлина А. Г. Котиков.

Проблема финансирования строительства в довольно крупных размерах решалась разными путями. Находчивость начальника финансового управления В.Н.Дутова была неиссякаемой.
Например, чтобы сократить размеры финансирования, зарплата и премиальные многотысячному коллективу немецких рабочих и специалистов, а иногда и расчеты с заводами-поставщиками по его предложению компенсировались натурой - всевозможными остатками трофейного имущества и, главным образом, обмундированием, уцелевшим в интендантских складах немецких войск, особенно верхней одеждой и обувью, в которых была особо острая нужда.

Большое количество гранита и мрамора в обработанном виде рассчитывали снять с множества полуразрушенных особняков и административных зданий. Большие надежды возлагали на рейхсканцелярию[iv], в которой было заложено столько гранита и мрамора, что она представлялась нам огромным кладом. Правда, по внешнему виду здание тогда мало чем отличалось от других полуразрушенных сооружений, но внутренняя начинка таила в себе еще внушительное количество нужного нам материала, заложенного в помпезно отделанных кабинетах, парадных залах столовых, в анфиладе подходов к кабинету фюрера.
Цоколь из гранитных блоков, полированные круглые и многогранные колонны, мраморные откосы дверных и оконных проемов разных размеров и профилей, полы из разноцветных мраморных плит с множеством прожилок и широкой гаммой цветов, прочие материалы представляли большую ценность, так как могли быть использованы без больших доработок.

Много месяцев с большой скрупулезностью трудились люди над разборкой пригодных деталей. Большое мастерство требовалось, чтобы снять и очистить тонкие облицовочные плиты из мрамора и юры больших размеров, не повредив их, не говоря уж о четырехметровых откосах, подоконниках и т.п.

Умышленно забежим вперед и скажем вот о чем. Когда наиболее трудоемкие работы по строительству мемориалов подходили к концу, перезахоронение останков тысяч воинов завершилось, и наступил заключительный этап строительства, в руководстве им произошли изменения. Маршал инженерных войск М.П. Воробьев уступил вторичной просьбе известного гидростроителя - академика С.Я. Жука, по представлению которого в 1948 году состоялось решение ЦК КПСС, и автор этих строк был назначен на строительство канала Волга-Дон. Завершение работ приказом генерала И.Е. Прусса было возложено на офицера В.В. Дубровского с оперативным подчинением воинской части возглавлявшейся офицером Г.М. Шубниковым. Надобность в непосредственной подчиненности строительства Группе войск миновала. В мае 1949 года в торжественной обстановке официально был открыт Трептовский памятник, а вслед за ним и Панковский символизирующие торжество победы Советского народа над фашизмом. Оба мемориала открывал комендант города Берлина генерал Котиков, в честь которого после его смерти переименована одна из площадей столицы ГДР.




[i] Прага - предместье Варшавы.
[ii] Тогда был такой распорядок в Главных штабах. Отменен он был после смерти И.В. Сталина.
[iii] ВЧ - высокочастотная, неподслушиваемая телефонная связь, которая считалась правительственной.
[iv] В соответствии с решением союзников по антигитлеровской коалиции здание рейхсканцелярии, находящееся в советском секторе Берлина, было полностью уничтожено.

Posts from This Journal by “Трептов-парк” Tag

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 14

    Послесловие Давно отгремела великая битва на Волге. Время и ветры зарубцевали раны земли, сровняли противотанковые рвы, доты и дзоты. Заросли…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 12

    Потуги фальсификаторов Чем дальше в глубь истории отходят от нас грозные годы войны, тем полнее и ярче проявляется величие героических подвигов…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 12

    Снова описания и эскурсы в историю Трептов -парка, и про мемориал в Панково, который действительно незаслуженно забыт. В 2013 году Германия за свой…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 11

    В этой части довольно пространное описание мемориала в Трептов-парке. Возможно, кому-то оно покажется скучноватым, хотя для тех, кто никогда его не…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 10

    Крах величия Гитлер, одержимый манией величия, опьяненный легкими победами в странах Западной Европы, уверовав в непобедимость своего воинства,…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 9

    Гранитный клад Однажды в управление строительства вошел незнакомец, измученного вида человек, средних лет и попросил, чтобы его принял по очень…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 8

    Очередная часть воспоминаний, которая рассказывает о трудностях поиска в Берлине погибших и установления их имен. Перезахоронение В поверженном…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 7

    Очень интересная часть о том, как мемориалы в Берлине строили немецкие частные фирмы и немецкие строители, строившие в свое время зенитные башни -…

  • Кравцов Г.Л. Память... Часть 5

    Пятая часть воспоминаний об увековечивании памяти погибших в Великой Отечественной Войне. Первые трудности Множество препятствий встретили…


promo gistory march 6, 2014 20:25 14
Buy for 1 000 tokens
Ищу родственников тех, кто строил оборонительные на московском направлении, а также любую информацию связанную с этим. Воспоминания, фотографии, газетные вырезки, все что может рассказать о событиях лета-осени 1941 года. Значительную долю строителей составляли москвичи, но вместе с ними работали…

?

Log in

No account? Create an account