gistory, Gistory_ru

gistory


gistory

История с Географией


Previous Entry Share Next Entry
Диверсант под Можайском
gistory, Gistory_ru
gistory
ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА ЗАВ. ВОЕННЫМ ОТДЕЛОМ УВАРОВСКОГО РК ВКП(б) Д.И.СЕЛЕЗНЕВА В ВОЕННЫЙ ОТДЕЛ МК ВКП(б) О ПРЕСЛЕДОВАНИИ И УБИЙСТВЕ НА ТЕРРИТОРИИ РАЙОНА НЕМЕЦКОГО ДИВЕРСАНТА

26 августа 1941 г.

Препровождаю материал по делу преследования немецкого диверсанта, появившегося на территории Уваровского района и застреленного 20.VIII.1941 г.
Смотрите объяснительную записку на имя командира истребительного батальона Уваровского района.
Зав. военным отделом
Уваровского РК ВКП(б) Селезнев



Командиру истребительного батальона Уваровского района,
Московской области ст. лейтенанту т. Овечкину.
От комиссара истребительного батальона Селезнева Д.И.

Объяснительная записка
21 августа 1941 г.

19 августа в 9 часов утра мне было приказано взять 8 человек бойцов и немедленно выехать в колхоз Старо-Селищево Преснецовского сельсовета для выяснения личности неизвестного. По прибытии в колхоз Старо-Селищево, мною установлено:
1. В 7 часов утра сын председателя колхоза Смирнов Иван Васильевич, 1926 года рождения, работал на жнейке около леса по направлению к дер. Панино Н[ижне]-Васильевского сельсовета, [когда] оттуда вышел незнакомый человек, высокого роста, блондин, в пилотке, в военной гимнастерке и в ботинках, [который] спросил Смирнова: «Чью ты косишь рожь?» Смирнов ответил: «Колхозную». Тогда незнакомец ему сказал: «Ломай жнейку». Смирнов ответил: «У меня нет молотка, нечем ломать, я сейчас сбегаю в деревню за молотком».
По словам Смирнова, когда он прибег в деревню [и] сообщил об этом своему отцу, Смирнову Василию Никифоровичу, последний дал задание бригадиру колхоза т. Семенову А.Д. собрать колхозников, одновременно послал т. Емельянова В.П. сообщить об этом в сельсовет, а сам отправился верхом к лесу, где находился неизвестный, но неизвестного у жнейки не оказалось. Жнейка была в исправности. Вскоре к месту его появления прибыла группа колхозников и секретарь сельсовета т. Ильин, которые прочесали лес, но неизвестного не обнаружили.
2. В 12 часов 50 минут, когда мы находились в дер. Старо-Селищево, колхозник дер. Шибинка т. Гайдуков Иван сообщил мне о том, что неизвестный вышел из дома гр-ки Кулеевой (дер. Шибинка), у которой он обедал, и направился по направлению на хутор «Пустошь гарь», преследуемый колхозниками данного колхоза. Наша группа на грузовой автомашине немедленно была переброшена к месту нахождения неизвестного и при помощи колхозников деревень Шибинка, Глуховка и Купорово прочесала лес, где скрывался незнакомец. Но последний в результате трехчасового поиска обнаружен не был.
3. Гр-ка Кулеева Анна Петровна (дер. Шибинка) при опросе заявила: «В 12 часов дня ко мне входит в дом незнакомый человек и просит у меня поесть, одновременно он к чему-то сказал, что у него украли документы. Я ему дала молока и кусочек хлеба, в то же время я сама пошла в огород за огурцами, но вместо этого я сообщила соседке о незнакомом, соседка вошла в дом, посмотрела на незнакомого и тут же быстро вышла из дому и сообщила о незнакомом бригадиру. После ухода соседки из моего дома незнакомый бросил мне на стол 10 руб. денег, взял с собой кусок хлеба, несколько огурцов и мгновенно выбег из дома и побег по направлению к дер. Свинцово на хутор «Пустошь гарь». Когда он выбег на улицу, его увидела соседка, которая ударила в звонок, на звонок выбежали колхозники и начали преследовать неизвестного, вскоре он произвел выстрел в колхозника т. Сидоркина Абрама Ефимовича».
4. В беседе ст. Сидоркиным Абрамом Ефимовичем он рассказал мне: «Когда я выбег, смотрю неизвестный человек бежит по усадьбе метрах в 100–120, я крикнул: «Стой!», но он продолжал бежать, я за ним, тогда он выхватил из кармана револьвер, я ему крикнул: «Бросай оружие, все равно тебя поймаем!» (здесь уже бегли все колхозники), он ответил: «Я, тебе, поймаю...» Когда я к нему приблизился метров на 25–30, бросил в него три огурца, ибо кроме этого в руках у меня ничего не было, тогда он один раз выстрелил в меня из револьвера, я немного приостановился. Через несколько минут он вплавь перебрался через реку Протва и скрылся в лесу по направлению к дер. Свинцово и хутору «Пустошь гарь». После чего мы его искали 3 часа, но обнаружить не могли». По объяснениям тт. Смирнова, Кулеевой, Сидоркина внешний вид незнакомца тот же, что и в объяснении т. Смирнова.
5. В дер. Шибинка мне удалось установить, что неизвестный в 10 часов утра заходил на хутор «Хавань» и просил у гр-ки Шевелевой Екатерины Осиповны поесть.
При опросе гр-ки Шевелевой Е.О. она мне рассказала: «Примерно в 9–10 часов вошел ко мне в дом неизвестный человек и попросил что-нибудь поесть, заявив мне: «Я три дня не ел, у меня украли документы, а сейчас такое время – без документов примут еще за диверсанта или дезертира». Я ему дала крынку молока, из которой он только успел выпить два стакана. В это время мой сын возвращался верхом с дежурства из Преснецовского сельсовета, [и], увидев моего тринадцатилетнего сына, незнакомец вынул из парочника 10 руб. и положил их на стол (денег у него полон парочник и все крупные), а сам быстро вышел из дома и направился по дороге, а потом свернул в лес по направлению дер. Шибинка.
Внешний вид незнакомца: высокий, волосы вроде черные, без фуражки, гимнастерка военная, одет в короткой, вроде кожаной, тужурке, которая вся вылиняла, обут в ботинки».
6. Утром 20.VIII.1941 г. председатель Ивакинского сельсовета т. Васильев мне сообщил в Свинцовский сельсовет (где я находился с двумя бойцами) о том, что незнакомый человек появился в лесу между деревнями Лопатино и Ново-Соловьево, которому колхозник дер. Ново-Соловьево понес бидон молока и хлеб.
При выезде на место, где находился незнакомый человек, последнего не обнаружили, тогда мною было организовано 60 человек колхозников из деревень Лопатино, Ново-Соловьево и Свинцово на прочистку леса. В течение с 9 часов утра до 3 часов дня поисков по лесу незнакомец обнаружен не был.
7. При опросе гр-на Комиссарова из деревни Ново-Соловьево, который сообщил следующее: «Утром, примерно в 7–8 часов, я косил траву в лесу между дер. Лопатино и Ново-Соловьево, из лесу ко мне вышел незнакомый человек без фуражки. Высокий блондин, в военной гимнастерке, брюках и ботинках, весь мокрый, который поравнялся со мной и сказал: «Здорово, отец», потом попросил мне принести поесть, так как он уже три дня ничего не кушал и дальше идти не может, он рассказал, что идет с Западного фронта к своему дяде в Москву. Он мне сунул 3–4 десятки денег (которые я до сего времени не считал, сколько) и попросил поскорее принести поесть. Я пошел в деревню. Прежде чем нести поесть, доложил о незнакомце председателю колхоза, который срочно сообщил об этом в Ивакинский сельсовет. После чего я понес бидон молока, примерно 2 литра, и грамм 600–800 хлеба. Один пойти я все же не решился, зашел к своему пастуху и договорился, чтобы он минут пять спустя подошел к незнакомцу, после того как я принесу ему поесть. И только после этого я отправился к тому месту, где меня ждал незнакомый мужчина. При приходе меня на то место, он сидел под кустом, минут через пять подходит к нам пастух т. Тарлецкий Василий Федорович из дер. Ново-Соловьево и для бли-зира спрашивает, не видали ли здесь несколько коров, которые убегли из стада. Пока мы с пастухом поговорили, незнакомец уже кончил кушать, снимает с себя рубашку, вынимает из кармана брюк револьвер, кладет его рядом с собой и говорит пастуху: «Дай мне свою рубашку и пиджак, а я тебе отдам свою и дам в придачу деньгами». Тов. Тарлецкий сказал: «Ведь ни пиджак, ни моя рубашка вам не подойдут, будут малы», он тогда ответил: «Ничего, как-нибудь натянем». Тарлецкий вынужден был снять рубашку и пиджак и отдать незнакомцу. Потом незнакомец снимает и предлагает обменять свои брюки на мои, также обещает придачу, я тоже вынужден был отдать свои брюки и кепку незнакомцу, за все это он доплатил мне 10 руб. и Тарлецкому 30 руб.
После того как незнакомец переоделся в штатское, он спросил у нас дорогу на Можайск, мы его направили на дер. Ново-Соловьево, откуда должны пойти наши колхозники. Наши колхозники пришли после ухода незнакомца через минут 20-25, но с последним не встречались».
Показания гр-на Комиссарова Ефима Матвеевича и Тарлецкого Василия Федоровича ни в чем не расходятся.
По возвращении из дер. Ново-Соловьево с бойцами истребительного батальона тт. Минаевым Д.А. и Овчинниковым С.Б. (из истреботряда Ивакинского сельсовета), шофером автомашины НКВД т. Понасенковым и колхозником Комиссаровым Еф. Мат. в 17 часов 25 минут с нами повстречалась гр-ка дер. Ново-Соловьево и рассказала, что в лесу по направлению к дер. Ивакино, с правой стороны, к ней вышел высокий белокурый незнакомый человек, без фуражки, в летнем пиджаке черного цвета, в брюках тоже черного цвета и в ботинках. «Он просил у меня хлеба, я ему обещала, бегите скорей туда, вы его сейчас поймаете».
Я остановил автомашину на месте, дал задание т. Овчинникову зайти с правой стороны оврага, чтобы не дать возможности скрыться незнакомцу в большой лес по оврагу, т. Минаеву приказал идти с левой стороны дороги с задачей не дать возможности скрыться незнакомцу в большой лес с левой стороны дороги, а сам, переодевшись в штатскую одежду, вместе с колхозником Комиссаровым пошел дорогой. Через 10–15 минут мы вошли в лес и тут же услышали голос бойца т. Овчинникова: «Стой!» Незнакомец не ответил ни слова, открыл по т. Овчинникову огонь из пистолета, т.е. произвел четыре выстрела, т. Овчинников дал ответный огонь, произвел семь выстрелов и ранил незнакомца.
Подойдя к т. Овчинникову, мы вместе с ним приблизились к лежавшему вверх лицом на земле незнакомцу, который в правой руке наготове держал пистолет. Тов. Овчинников предположил, что он лег умышленно, чтобы поближе подпустить к себе и расстрелять нас в упор, он еще раз произвел в него выстрел, но незнакомец не шевельнулся. Здесь мы убедились, что он был мертв.
При осмотре трупа незнакомца вместе с прибывшим лейтенантом государственной безопасности т. Розовых Михаилом Дмитриевичем мы установили, что незнакомцу было нанесено пять ран, из коих одна – в правый висок, на котором остались следы опала.
При обыске у убитого незнакомца в руках оказался пистолет ТТ за № 1192 выпуска 1941 г., в котором было три патрона, и в кармане была запасная обойма с четырьмя патронами, компас, поломанные часы, три ключа от автомашины, бумажник, в котором оказалось 590 руб. (пятьсот девяносто руб.) денег, частица политико-экономической карты Европы, т.е. с севера от г. Гельсинки на юг до г. Киева, с запада от Атлантического океана на восток до г. Москвы. На обороте карты условные топографические знаки и надпись «Веш. Церковь».
Я твердо убежден, что неизвестный, получив ранение в ногу, грудь и спину, вследствие чего был лишен возможности скрыться от дальнейшего преследования, и в целях скрытия как своих, так и преступлений его единомышленников, решил жизнь покончить самоубийством. Это мое убеждение подтверждается фактами.
Во-первых, четыре выстрела неизвестный произвел в бойца т. Овчинникова, три остались в обойме, и одну [пулю] он пустил себе в висок. (Так как в обойму пистолета вмещается 8 патрон.)
Во-вторых, ожог виска неизвестного говорит за то, что выстрел был произведен в упор, тогда как т. Овчинников 7 выстрелов произвел на расстоянии 40–50 м и один – на 15–20 м, от которых не могло быть опала.
По всему поведению неизвестного за два дня нашего преследования и имеющимся при нем вещам я убежден, что это был матерый немецкий диверсант.
При двухдневном преследовании диверсанта вся группа истребительного батальона из райцентра в количестве девяти человек и одного из истреботряда Ивакинского сельсовета действовала активно, с большим стремлением поймать диверсанта.
Особо отличились в преследовании диверсанта тт. Овчинников Сергей Борисович, Осипов Алексей Степанович, Трезов Лев Власович, Боровков Алексей Андреевич и Степанов Леонид Сергеевич.
Прошу вышеуказанных товарищей отметить в приказе.

Комиссар истребительного батальона
Уваровского района
Селезнев

Опубл.: Москва прифронтовая. 1941–1942. Архивные документы и материалы.
М.: Издательское объединение «Мосгорархив», 2001. С. 102-104.


promo gistory march 6, 2014 20:25 14
Buy for 1 000 tokens
Ищу родственников тех, кто строил оборонительные на московском направлении, а также любую информацию связанную с этим. Воспоминания, фотографии, газетные вырезки, все что может рассказать о событиях лета-осени 1941 года. Значительную долю строителей составляли москвичи, но вместе с ними работали…

  • 1
Голодный диверсант-неудачник...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account