gistory, Gistory_ru

gistory


gistory

История с Географией


Previous Entry Share Next Entry
Здесь будет СЭВ
gistory, Gistory_ru
gistory

Здание СЭВ (ныне его занимает Мэрия Москвы) одно из самых запоминающихся в столице. Статья из журнала "Знание - Сила" рассказывает о принципах, которые легли в основу его проектирования. С некоторыми из них можно поспорить, однако в результате получилось здание, которое остается современным и через 50 лет.

Все картинки кликабельны.


Здесь будет СЭВ

Год от года углубляется и расширяется сотрудничество социалистических стран. Его основа – координация народно-хозяйственных планов каждой страны с учетом наибольшей выгоды для ее национальной экономики и общих интересов в целом.
Решением этих проблем занят Совет Экономической Взаимопомощи. Строящееся в Москве здание СЭВ призвано создать наиболее благоприятные условия для размещения аппарата секретариата СЭВ и представительств стран – участниц социалистического содружества.
Эта международная стройка символизирует крепнущее сотрудничество стран социалистического братства.  Самые современные отделочные материалы и оборудование будут поставлять стройке на основе долевого участия все страны, входящие в СЭВ.


Модуль 25

Люди начали складывать дома из кирпича не сегодня. Тысячелетиями кустари-подрядчики поставляли своим заказчикам кирпичи разного размера: один кустарь «гнал» кирпич величиной с книгу, другой с – с глыбу. И только машинный размах строительства потребовал придать кирпичу стандартные размера. Тогда же габариты изготовляемых на заводах сборных элементов: лестничных маршей, железобетонных балок и плит стало необходимо сочетать с какой то постоянно величиной, повторяющейся во всех без исключения кирпичных зданиях, иначе эти элементы не вписывались бы в габариты сооружения. Такой наиболее удобной величиной оказалась стандартная величина кирпича - шесть с половиной сантиметров. Она-то и стала модулем, в который укладываются теперь размеры всех заводских строительных деталей.



Унификация (а модуль служит именно этой цели) позволяет придать строительству промышленный характер, способствует массовому изготовлению сборных элементов и сокращает время постройки.
Здание СЭВ – уникальное сооружение. Его возведение будет напоминать сборку сложного механизма . И здесь, как нив каких иных видах строительства, требуется высокая точность изготовления сборных элементов при наименьших затратах времени и средств. Лучший помощник в этом – унификация, которая начинается определения модуля. В данном случае искать долго не пришлось. Практика строительства высотных железобетонных сооружения подсказала, что шаг между несущими колоннами наиболее целесообразно принять равным шести метрам.
Но в здании будут элементы, меньшие этой величины, например, шириной в три и полтора метра и, наконец, семьдесят пять сантиметров. Читатель, видимо, уже обрати внимание на то, что все эти величины кратны 25 (600, 300, 150, 75). Это и есть модуль, принятый в расчетах. Но модуль не вертикальный, как в кирпичном строительстве, а горизонтальный, определяющий размеры сооружения в плане.



Когда архитекторы выбрали окончательную форму здания – трилистник, они разбили план одного из этажей (а они все идентичны) на модульную сетку, кратную 25. Зная, сколько и каких по площади кабинетов нужно разместить на этаже, инженеры, оперируя известным нам модулем, провели унификацию сборных деталей, рассчитали количество и размеры требующихся строительных элементов: стеновых панелей, настилов, подшивных потолков. Осталось эти элементы собрать и, если не принимать во внимание отделочных работ, - здание готово. Вот какова сила модуля!
В отдельных случаях архитекторы сознательно идут на усложнение конструкции, когда задачи максимальной художественной выразительности сооружения подчиняет себе все остальные проблемы.
4 октября 1964 года в Москве был открыт памятник в честь покорения Космоса. Стометровый обелиск облицован титановыми листами. Раскроить их было элементарно просто, если архитекторы не решили заднюю часть обелиска в виде параболы. Эта сложная кривая, выбранная сознательно, отразилась на форме каждого их шестиста сорока листов титана, ни один из которых не повторял формы другого. Для того чтобы замысле архитекторов выразить языком математики, потребовалось составить и решить шестьсот сорок сложных уравнений. И если бы не помощь вычислительной техники, кто знает, может быть эти уравнения пришлось бы решать до сих пор.
Законсервированные чиновники
Недалеко от центра Рима возвышается тридцатиэтажная [в действительности у здания 22 этажа. прим. Gistory] коробка административного здания концерна ЭНИ. Заселив стеклянный небоскреб, чиновники, подогретые идеальным комфортом, принялись крутить ручки арифмометров и нажимать кнопки электронно-счетных машин, подсчитывая доходы концерна и распределяя заказы по сбыту продукции. Казалось бы, все шла как по маслу. И вдруг среди ясного дня грянул гром: служащие предъявили дирекции концерна коллективное требование – сделать в рабочих помещениях … форточки.
В здании концерна было все: простор, чистота, уют, свежий воздух. Все кроме форточек. Да и зачем естественная вентиляция, если стоят установки, создающие свой микроклимат. Конечно, служащим в их просьбе отказали. Тогда они забастовали.



Дело принимало серьезный оборот. Было срочно вызваны проектировщики здания. Они подтвердили, что физиологические режимы в здании должны обеспечивать служащим повышенную работоспособность. Значит, все дело в психологии человека. В герметически закупоренном здании люди, работая по семь часов в сутки, были лишены привычных раздражителей: не слышали «шума городского», не чувствовали бурлившей рядом жизни. Даже теплозащитные дымчатые стекла, предмет особой гордости проектировщиков, действовали угнетающе. Их так и хотелось протереть, снять с глаз неприятную пелену. Словом, чиновника концерна ЭНИ приходилось работать в своеобразной ультракомфортабельной сурдокамере. А обстановка эта, как известно, не для слабонервных. Впрочем, ни архитекторы, ни проектировщики не могли помочь служащим нефтегазового концерна – перестроить здание было невозможно.
Московские архитекторы учли римский парадокс. Все окна в служебных помещениях СЭВ будут иметь открывающиеся фрамуги. При желании их легко закрыть герметически. Естественная вентиляция не будет, конечно, играть большой роли. Первое слово принадлежит кондиционированию. Но, например, с наступлением первых солнечных дней сотрудники СЭВ смогут открыть окна и подышать весенней свежестью московского воздуха. А это, оказывается, не пустяк!
Открывающиеся фрамуги имеют и другое преимущество: они позволяют легко и просто «умыть» все здание. Передвигаясь по этажам, уборщица сильной струей воды смывает пыль со стеклянной облицовки здания. А как осложняется эта работа в здании концерна ЭНИ! На высоте более ста метров [высота здания 80 метров. прим. Gistory] в специальной люльке рабочий протирает стеклянную поверхность площадью в двадцать тысяч квадратных метров!

Основа прочности

Над Москвой не часто проносятся ураганы. Но и здесь бывают ветры, способные не только сорвать шляпу с зазевавшегося прохожего. Значительные ветровые нагрузки – серьезная опасность, которая может грозить стодвенадцатиметровой конструкции здания СЭВ, точнее – его ограждающей поверхности. Она представляет собой точно подогнанные алюминиевые каркасы, облицованные цветным закаленным стеклом. Незначительной амплитуды колебаний сооружения достаточно для того, чтобы повредить эту облицовку. Ясно, что инженеры позаботились о том, чтобы придать зданию «мертвую» прочность.
На рис.1  жирными линиями выделена система диафрагм жесткости. Ее задача – принимать на себя ветровые нагрузки. Все остальные элементы в горизонтальном направлении привязаны к ядру здания, образующему лифтовой холл, и, как говорят проектировщики, работают только на вес.



Систему диафрагм жесткости образуют две продольные и две поперечные мощные железобетонные стены, внутри которых заключен стальной каркас. Подобная система создает запас прочности, достаточный, чтобы выдержать сильнейший из ураганов.
Окружающая лифтовой холл конструкция не сложна. Это сваренные в местах стыков стальные балки, одетые в прочные железобетонный чехол. Они расположены по двухпролетной схеме с шагом шесть метров (помните модуль 25?). Колонны и несущие конструкции перекрытий также выполнены в сборном железобетоне.
Все эти сборные элементы смонтируют самоподъемным краном. Ив то время, когда кран достигнет верхних этажей, в нижних будут заканчиваться отделочные работы.
Максимально унифицированные сборные элементы сами по себе уникальны, так как разработаны впервые. Но скоро они станут обычными деталями каркасов общественных зданий, которые будут строиться в СССР. Одно из таких сооружений уже спроектировано – это здание Высшего совета народного хозяйства в Москве.



Универсальный ответ

Читатель, конечно, уже обратил внимание на то, что стен в собственном смысле здание СЭВ не имеет. В них просто нет необходимости: все нагрузки – ветровые и весовые – принимают на себя диафрагмы жесткости и железобетонные колонны каркаса, а ограждающая конструкция призвана выполнять лишь две функции – придать зданию внешнюю выразительности и служить теплоизоляционным барьером.
Железобетонные несущие конструкции перекрытий вплотную граничат с наружной поверхностью здания, а бетон, как известно, провидит низкие температуры так же, как метал электричество. Значит, если не изолировать торцы перекрытий, они окажутся удобной лазейкой для холода. Роль такой изоляции выполняют навесные стеновые панели (рис.2). Они выполнены в виде алюминиевого каркаса, заполненного в верхней части стеклопакетами, а в нижней – трехслойными панелями: первый слой закаленные цветное стекло, второй – пеностекло, третий – асбоцементный лист. Таким образом снаружи здание будет казаться сплошь стеклянным.



К несущим конструкциям перекрытий подгоняются и подвесные потолки. Потолки эти необычны. Перфорированный лист алюминиевого сплава (его то и будет видеть посетитель) скрывает акустическую прокладку и утеплитель из пеностекла. Та часть звуков, которую не поглотит потолок, завязнет в полу, покрытом рулонными пластиками.
Ну, а стены? Стены, кажется, обычные. Правда, они не оклеены обоями и не покрыты масляной краской – проектировщики задрапировали их синтетическими пленками приятной цветовой гаммы. Но не даром говорится, что внешность обманчива…
Мы ведем беседу в одно из кабинетов энного этажа. Вдруг появляются двое рабочих, и на наших глазах «обычные» стены исчезают. В течение нескольких минут они разбираются и наш кабинет удваивает свою площадь.
Перегородки между рабочими помещениями на всех этажах предусмотрены сборно-разборными. Это позволит трансформировать кабинеты и менять их площади в зависимости от обстоятельств (рис. 3).



Банкетный зал рассчитан на сто мест. А если нужно обслужить не более сорока человек? На этот случай предусмотрены раздвижные перегородки. Такие же шторы применены в залах заседании. Минута – и из одного зала можно сделать три и наоборот.







Нас могут спросить: если сборно-разборные перегородки столь легко трансформируются, то куда деваются электро и радиопровода и кабель телеантенны? Архитекторы проекта рассматривали всю внутреннюю начинку здания как мебель. Например, кабинетный шкаф для бумаг является одновременно стеной-перегородкой, которую можно без труда убрать, также как любую другую перегородку, или перенести на три метра (по закону того же модуля 25). Новая площадь кабинета, конечно, потребует перестановки мебели. Поэтому напольные коробки с вмонтированными в них разъемами для телефона, радио, внутренней связи и телекабеля размещены так, чтобы ими можно было удобно воспользоваться при любых вариантах расстановки столов и любой площади кабинета.
Много удивительного в этом здании. А удивительное всегда чуть-чуть загадочно. Впрочем, о чем бы ни зашла речь, на любой из вопросов авторы проекта дают универсальный ответ: решение всего комплекса и каждой детали здания подчинено созданию максимального комфорта сотрудникам СЭВ. Архитекторы и инженеры в своей практике ни на шаг не отступали от своего направления. Они намеренно сократили скорость лифтов до 2,5 метров в секунду, чтобы резкое торможение при подъеме и остановка не вызывало у пассажиров неприятных ощущений; увеличили освещенность рабочих помещений и довели ее до 300 люкс; решили не применять дымчатых теплозащитных стекол, поставив солнцезащитные жалюзи. Каждая деталь в здании СЭВ служили благу человека, каждый шаг сотрудников окружен заботой об удобстве и комфорте. Можно с уверенностью сказать, что работать будет в таком здании – истинное удовольствие.

Журнал «Знание – Сила», ноябрь 1964 года. Автор Н. Доленко. Фото. А. Левина, рисунки А. Великанова.



Благодарю за сканы VVA


promo gistory march 6, 2014 20:25 14
Buy for 1 000 tokens
Ищу родственников тех, кто строил оборонительные на московском направлении, а также любую информацию связанную с этим. Воспоминания, фотографии, газетные вырезки, все что может рассказать о событиях лета-осени 1941 года. Значительную долю строителей составляли москвичи, но вместе с ними работали…

?

Log in