gistory, Gistory_ru

gistory


gistory

История с Географией


Previous Entry Share Next Entry
Запутанный полет Симы Ситник
gistory, Gistory_ru
gistory
Я начал этот пост еще в ноябре 2013 года. Несколько раз бросал и снова возвращался к нему. Слишком запутанная история. А может быть и слишком обычная для того времени. Все участвовавшие в ней люди, когда то были советскими гражданами, кто-то из них остался ими до конца, а кто-то нет...


"Через несколько дней, прилетев на аэродром Пятихатки, еще издали у командного пункта увидела лежащего ничком на досках человека. Что-то бесконечно скорбное было в этой распростертой фигуре. Это был полковник Немцевич. Он плакал. Я не видела лица, а только слышала глухой мужской плач и с болью заметила, как сотрясались его плечи. Потрясенная, постояла около него и ушла.
Через несколько кинут была около его самолета. На носовой части фюзеляжа его рукой было написано крупными буквами: "За Симу Ситник".
Майор Сима Ситник, начальник связи дивизии, была женой Немцевича. В авиационную дивизию пришла из пехоты. Крупная женщина с грубым голосом и мужскими манерами.
На самолете По-2 Сима Ситник перелетала в Пятихатки. Несколько дней о судьбе летчика и о Ситник ничего не было известно. Было ясно, что они погибли, что их сбили над Днепром. Немцевич тяжело переживал утрату. Этим были вызваны его слезы и надпись на фюзеляже самолета.
Через несколько дней, когда еще так свежа была боль, в землянку командного пункта через репродуктор вдруг ворвался ее голос. Обращаясь к Немцевичу и летчикам полка, Ситник призывала их сдаться в плен и перейти на сторону врага. Все застыли в оцепенении. Все казалось кошмарно неправдоподобным, а вместе с тем ее голос заполнял собой землянку, вытеснял из нее воздух и вызывал у каждого состояние удушья."


Из книги "Жизнь - вечный взлет"
Тамара Кожевникова, Марина Попович


Вместе с Симой Ситник пропал и пилот самолета У-2 Павел Скалий. О том что произошло Скалий рассказал в плену другому летчику Анатолию Паутову, который воспроизвел его рассказ в книге "Дорогами войны":


Павел был пилотом офицера связи одного из штабов нашего фронта. Офицером связи была женщина майор Мария Ситник. В их распоряжении был старенький самолет У-2, конструкции Поликарпова. («Небесный тихо-ход» - так ласково называли его летчики). Один раз им поручили отвезти секретные материалы в штаб одного воинского подразделения в прифронтовой полосе. Представители этого подразделения должны были встретить их на одном из полевых аэродромов, не далеко от фронта. Но, пока они летели, обстановка на этом участке фронта резко изменилась и аэродром был захвачен немцами.
Далее рассказ Павла я привожу со слов майора:
- Немцы каким-то образом (очевидно, от служащих порта) узнали о нашем прибытии и поджидали нас. А мы, как обычно, сделали посадку, но немного удивились, что нас никто не встречает. Но вскоре из здания порта вышел какой-то служащий в гражданской одежде и знаками показал нам, чтоб мы подрулили к зданию порта, что я и сделал, но мотор не выключил, а оставил его на малых оборотах. Мы с майоршей (так звал ее Павел в обиходе) осторожно подошли к нему. Он встретил нас спокойно, козырнул, поздравил с удачным прибытием. Кивком головы поздоровался со мной и крепко, за руку, с майоршей. В это время из здания порта выскочило несколько немцев в военной форме. Они быстро скрутили нам руки и увели в здание порта. Ситник не успела опомниться, как ее планшет был уже в руках захватчиков. Все было сделано быстро и четко. Я даже не сразу понял, что мы находимся в плену. Нас обезоружили, надели наручники, затолкали в какую-то машину и под усиленным конвоем привезли в Умань. Майоршу долго допрашивали, меня - нет. Сидел в какой-то комнате. Вечером того же дня были уже здесь, в лагере.
Первое время Ситник жила здесь же, со всеми. Позже ее перевили в отдельную комнату.
Немцы сразу же стали ее усиленно «обрабатывать». Дали понять, что за утрату секретных материалов, у своих ей «не поздоровится»... Ее сравнительно хорошо кормили. Устроили свидание с детьми и матерью, которые, как, оказалось, жили недалеко отсюда - в Кировограде. Надо отдать должное, баба она боевая. С немцами вела себя мужественно, даже дерзко.
Через несколько дней их обоих увели в комендатуру и куда-то отправили.
....
Из уманского лагеря нас с майоршей (М. Ситник) под присмотром двух конвоиров доставили на какую-то железнодорожную станцию. В особом вагоне привезли не то в какое-то местечко, не то - в городок под названием Марицвили. Это на севере страны. Вскоре мы узнали, что здесь происходит формирование власовской авиации. Возглавлял этот центр полковник Мальцев. По слухам – бывший командующий ВВС Забайкальского военного округа еще в СССР. Почему Марию, не имеющую никакого отношения к авиации, привезли сюда – я так и не понял. Меня поселили в общежитие с какими-то молодыми людьми, как я понял – летчиками. С утра, после завтрака, они куда-то уходили, вроде бы на аэродром, но почти не разговаривали. По-моему, им было просто запрещено вести со мной какие-либо разговоры. В общем, они жили своей жизнью, я – своей.
- А что стало с М. Ситник?- спросил я.
- Я с ней виделся два раза. Одета была в свою военную форму: галифе, китель. Оба раза была выпивши. На мой вопрос: «Кто Вы сейчас?» Ответила: «А никто – ни в плену, ни на свободе. По-моему, немцы сами не знают, что со мной делать?»
Каким-то образом узнала, что немцы собираются отправить ее в лагерь, пришла прощаться. Сказала: «Счастливо…» и сразу же ушла. Честно говоря, мне и самому надоело находиться там в подвешенном состоянии.
Я спросил:
- А аэродром был там?
- Да был. На нем стояли два МЕ-109-х и ничего больше. Иногда прилетали самолеты со стороны, но долго не задерживались.


Безутешный полковник Нимцевич написал письмо Сталину, в котором просил обменять Ситник через Турцию или Швецию на какого-нибудь "захудалого генерала". Причем в письме излагается иная версия пленения Симы Ситник.




Примерно через два месяца, в январе 1944 года Немцевич пишет еще одно письмо, в котором рассказывает подробности о нахождении Ситник в плену.


К письму прилагалось письмо от Симы. Нельзя исключить того, что письмо было написано по итогам бесед с Ситник, специалистом-психологом, поскольку в нем видны очевидные "крючки". Неизвестно как оно попало Немцевичу, не исключено, что немцы пытались таким образом заставить Немцевича перелететь за Ситник или сделать еще какую-нибудь глупость. Но тот писал Сталину и не делал ни малейшей попытки перелететь. Впрочем, он все равно был выведен в тыл. (После он воевал с японцами и даже стал генералом).





Приложение - выступлении Симы Ситник перед жителями Кировограда. Довольно сложно представить такое вступление во время немецкой оккупации.



По документам Ситник и Скалий были объявлены погибшими еще в ноябре 1943 года. Отметим, что Немцевич указан как муж Ситник.


по клику больший размер.

Но, как мы знаем оба остались живы, вот только судьба в плену оказалась различной. Скалий не представлял большого интереса и его отправили в специальный лагерь в городе Лодзь  где содержались летчики. После перевозки лагеря во Францию Скалий бежал и был объявлен в розыск.
Его фамилия в пункте II во втором столбце. Рабочая команда 6028 побег 19 апреля 1944 года

по клику крупнее
Но 25 апреля он был арестован: пункт XIII


Павел Скалий был освобожден в 1945 году и прошел фильтрационный лагерь НКВД. Судя по записям он поступил в него 6 октября 1945 года, а убыл на лечение в госпиталь Смоленска 9 октября. В декабре того же года был зачислен в 43 запасной стрелковый полк - дослуживать. Дальнейшая судьба его неизвестна, однако его младший брат Семен получил в 1985 году к 40-летию Победы Орден Отечественной Войны.





Что стало с Симой Ситник - непонятно. В начале, ее пытались использовать в качестве наглядного примера для пропаганды. Фотография Ситник с матерью и сыном были опубликованы в одной из русскоязычных газет.



Процитирую статью кировоградского краеведа Олеся Гончара

«Когда в ответ на предложение сотрудничать с немецкими властями и подтвердить уже известную немецкой разведке информацию о персональном составе командного состава дивизии Серафима ответила, что с убийцами ее матери и сына вообще разговаривать не будет, к делу подключили Виктора Ивановича Мальцева (генерал-майор и командующий Военно-воздушными силами Комитета освобождения народов России).

Он убеждал Ситник в том, что советская власть ее постоянно обманывала, ведь начальник политотдела дивизии, ссылаясь на проверенные данные особого отдела, доказывал, что не надо разыскивать мать и сынишку, потому что гитлеровцы их уже убили. Мальцев сделал так, что в течение нескольких дней на специальном самолете начальника пункта обработки разведывательных данных «Восток» штаба Люфтваффе оберст-лейтенанта (подполковника) Генштаба Холтерса из Кировограда были доставлены живыми и невредимыми и мать Симы, и 3-летний сынишка Юра. Таким образом Мальцев сумел подобрать ключ к Серафиме.
После таких «воспитательных бесед» Серафима согласилась подписать воззвание «К русским женщинам и девушкам!», напечатанное во власовской газете «Наши крылья». Это, по замыслу гитлеровских специалистов по психологической обработке населения, должно было деморализовать советский тыл, ослабив тем самым и надвигающийся на гитлеровскую Германию советский фронт.

Какой-либо другой деятельности во вред своему народу Серафима Ситник не вела, как делали это вчерашние Герои Советского Союза Бычков и Антилевский и их собратья по власовской армии и ее авиации, наносившие бомбовые удары по партизанам в немецком тылу и переднему краю наступающих частей Красной Армии на фронте. Но что было, то было. Ее психологически сломили как мать и любящую дочь, заставили нарушить воинскую присягу. По большому счету, именно вследствие инстинкта матери, особенно проявившегося после встречи с сынишкой, женщина-военнослужащая ступила на путь измены своей Родине. Это случилось весной 1944 года».



«Сама Ситник исчезла вместе с матерью и сыном, растворившись в необъятном послевоенном человеческом море. В поле зрения советских спецслужб, охотившихся за бывшими гражданами СССР, служившими в гитлеровской армии и как-то проявившими себя (вспомним подписанное Ситник С.З. «воззвание»), она не попадала, о чем свидетельствует отсутствие данных на нее в «Разыскной книге КГБ СССР».


В большинстве мемуаров о ней пишут, не только как о предателе, но и как о шпионке. Шпионкой она скорее всего не была, да и предательницей по большому счету тоже. Не думаю, что власовские пропагандисты были настолько щепетильны, чтобы спрашивать разрешения на подписание воззвания. Психологически ее сломали, Ситник была слишком уязвима Не исключено, что выжав из нее максимум возможного, от нее избавились...

Источники и ссылки.
[Источники]
http://www.bvvaul.ru/profiles/2550.php

http://uc.kr.ua/podlavojna/

http://www.irakly.org/forum/topic-t1669-430.html

http://avia.lib.ru/article/02.html

http://forum.1csc.ru/index.php?/topic/18704-%D1%80%D0%BE%D0%B0-%D0%B2-%D0%BB%D1%8E%D1%84%D1%82%D0%B2%D0%B0%D1%84%D1%84%D0%B5/#entry498727


promo gistory march 6, 2014 20:25 14
Buy for 1 000 tokens
Ищу родственников тех, кто строил оборонительные на московском направлении, а также любую информацию связанную с этим. Воспоминания, фотографии, газетные вырезки, все что может рассказать о событиях лета-осени 1941 года. Значительную долю строителей составляли москвичи, но вместе с ними работали…

  • 1
Вроде бы о ней писал Хоффманн в "Истории власовской армии"?

Тут совсем немного и непонятно, чем она в итоге занималась

"Нашла путь к соотечественникам майор-орденоносец Серафима Захаровна Ситник, начальник разведки 205-й истребительной дивизии. Ее самолет был сбит, и она раненой попала в немецкий плен. Мать и ребенок Ситник жили на оккупированной территории, и летчица не сомневалась, что немцы их убили. Какова же была ее радость, когда самолет пункта обработки разведданных "Восток" доставил ее близких в Морицфельде!"

Edited at 2014-03-07 08:51 pm (UTC)

Тем не менее, упоминание есть, кое-какие дополняющие сведения.

Читал мемуары наших летчиков в том полку служили 2 известных пилота у которых потом вышли воспоминания о войне. Может быть вспомню и найду. Так вот полетела она на несерьезное задание чуть ли не в тыл для того что бы ее муж наградил еще одной боевой наградой. Баба была стервозной и сволочной ее подчинееые девушки от нее вешались и жаловались пилотам. А когда ее мужа перевели на дальний восток то вообще полк обрадовался. Написано про них было очень плохо и даже со злорадством. И нашел тут про нее по словам " наш пилот Сима попала в плен. И пилоты не удивились что услышали у немцев ее голос типа у немцев не пропадет сучка.


  • 1
?

Log in

No account? Create an account